Леша Бурстон: "Комитеты не жалуют граффити ни под каким соусом"

Леша Бурстон: "Комитеты не жалуют граффити ни под каким соусом"

0 0

Piter.TV продолжает серию интервью с главными лицами петербургского стрит-арта. Сегодня мы обратились к художнику, создавшему первое "легальное" граффити в городе.

Стрит-арт регулярно подкидывает инфоповоды для петербургских и российских СМИ. Похоже, что именно так и была найдена новая форма взаимодействия с городским пространством. Piter.TV продолжает сбор мнений о происходящем в Петербурге от людей, регулярно проклинаемых коммунальными службами и поддерживаемых в Сети.

После интервью с анонимным художником Loketski, который рассказал нам о "Новейшей теории времени", мы обратились к Леше Бурстону, автору "букета" для всех женщин к 8 марта, глазу "большого брата" и других работ. 

Мы спросили у художника, как он относится к "чайным террористам", "Обратной стороне" и возможному закону о легализации граффити в Петербурге

PTV: Ваша последняя работа – "Мучайник". Она посвящена печально известным чайным промоутерам с Невского, перебравшимся на Лиговский проспект. Как вы сами оцениваете сложившуюся ситуацию вокруг агрессивных промоутеров? На ваш взгляд, помогают ли такие акции в борьбе с "чайным террором"?

Леша Бурстон: Мое отношение к этому полностью отражено в работе – подобные методы продвижения своего товара недопустимы. Такими темпами мы скатимся обратно к временам пыток раскаленным железом. Конечно, это преувеличение, но сам факт насилия в целях рекламы сначала воспринимался мной как какая-то нелепая ситуация...

Я не мог себе даже представить такое в наши дни в центре Питера. Потом со мной связался блогер Vlad Slav, предложил сделать работу к моменту выхода его обзора на YouTube. Я согласился в первую очередь для того, чтобы об этом видео по возможности узнало больше человек. На мой взгляд, именно его работа должна раскрыть глаза людям. А мой арт – это больше некий символ для привлечения внимания.

PTV: По вашим словам, "Легальная стена" для граффити у ТРК "Галерея" была установлена с целью "высмеять законопроект о легализации стен для рисования". Почему инициатива кажется вам провальной? 

Леша Бурстон: Да, цель была действительно посмеяться. Мне хотелось сделать яркий перфоманс с рисованием в людном месте, а в итоге все сложилось в эту акцию.

Поймите, что я не против закона – такие зоны стали бы отдушиной для многих райтеров, которые сейчас для спокойного рисования выбирают "заброшки" или "лайны" (стены - прим.ред.) вдоль железнодорожных путей.

Как я считаю, согласование – это очень простая процедура, которую нам представляют очень сложной. Более того, ее искусственно усложняют и замедляют. Мне не совсем понятны мотивы комитетов, но ясно одно – граффити в Питере они не жалуют ни под каким соусом. Легальное, нелегальное, полулегальное – лучше чистая стена, вот их твёрдая позиция. По крайней мере это то, что я видел со стороны в последние годы. Может быть, что-то изменится в ближайшее время.

У нас в городе тысячи серых заборов, которые не несут никакой ценности и являются объектом культурного позора. Почему бы их не отдать под раскраску? Для этого так много нужно денег или времени? Если это частные сооружения, то достаточно лишь написать письма собственникам. Я думаю, что многие откликнутся на такое предложение. Все упирается в механизм – сейчас ни у кого нет четкого понимания, как согласовать под рисование условную стену относительно быстро и четко. Если депутаты решат хотя бы этот вопрос, обозначат путь для решения проблемы, это уже будет здорово.

PTV: Вы разрисовали электрический шкаф у Смольного и девять месяцев шли к тому, чтобы вам разрешили сделать этот арт.  С "легализацией" вам помогали активисты из Центрального района. Расскажите, как проходил процесс согласования?

Леша Бурстон: Шкаф действительно разрисовывали легально, это была уже далеко не первая моя совместная акция с районными активистами. Касательно согласования – девять месяцев нам не согласовывали конкретно этот арт-объект. Нам не давали все это время разрешения на покраску электрических шкафов в принципе. И мы делали это нелегально. В итоге весь долгий путь привёл к тому, что нас услышали. 

Проект покраски шкафов изначально был совместным с активистами. Я сам живу в Центральном районе, и мне понравилась их идея. Должен сказать честно, что согласованием занимались исключительно они, это полностью их заслуга. 

PTV: Ваша трилогия "Наблюдатели", посвященная программе по увеличению количества камер в городе, закончена. Планируете ли вы дальше делать работы в сериях?

Леша Бурстон: Серии получаются сами собой: у меня есть несколько любимых тем, на которые я чаще делаю работы. В их числе борьба с рекламой, наблюдение, "коммунальные войны" и многие другие. Я всегда стараюсь понять сначала сам, к какой группе будет относится та или иная работа. "Наблюдатели" выделяются среди других материалом и подходом, поэтому мне самому их проще определить как "серия".

PTV: Сейчас в "Артмузе" проходит выставка "Обратная сторона", принцип которой "Искусство должно быть доступно всем". Вас можно увидеть в списке участников. По вашему, понятно ли сегодня уличное искусство простому обывателю?

Леша Бурстон: "Обратная сторона" – выставка, которая собрала представителей уличного искусства и действительно разместила их работы в пространстве галереи. Я горжусь этим проектом, и надеюсь что он помогает зрителю лучше понять нашу культуру. Что касается понимания в целом, то мне самому не всегда понятны некоторые работы. Так что тут все зависит от человека. Суть как раз в том, что зрителю не обязательно обладать какими-то конкретными знаниями, чтобы влиться. Также многое зависит от автора: что он хотел сказать работой, к чему призвать, хотел ли чтобы его поняли вообще.

Фото: личный архив, соцсети

Теги: , ,
Категории: , , , , , ,

Обсуждение ( 0 )

Новые комментарии