Сергей Переслегин: В Турции, в отличие от Египта, будут убивать туристов

0 0

Беспорядки в Турции должны были начаться раньше египетских, считает военный историк и социолог Сергей Переслегин. В отличие от Египта, где местное население толерантно к туристам из-за привитой колониальной английской культуры, в Турции туристы могут подвергаться

Беспорядки в Турции должны были начаться раньше египетских, считает военный историк и социолог Сергей Переслегин. В отличие от Египта, где местное население толерантно к туристам из-за привитой колониальной английской культуры, в Турции туристы могут подвергаться реальной опасности. В чем причина беспорядков в Турции, Египте и Тунисе? Кому выгодно наращивать нестабильность в этом регионе? Стоит ли ждать роста радикального ислама в зарубежных "всероссийских здравницах"? Что ожидает российских туристов и способна ли революция по египетской модели произойти в России? Об этом Сергей Переслегин рассказал PITER.TV


 

Роман Романов: Сергей Борисович, в чем причина египетских событий? Какие-то версии у вас есть?

Сергей Переслегин: На эту тему существуют две концепции, обе плохие. Самой плохой является первая версия. А именно: в Египте на самом деле происходят нормальные народные движения, поскольку режим, как и Тунисский, впрочем, очень старый, тридцатилетний. Это, значит, что у людей есть уже определенное раздражение, что все происходит по одному и тому же сценарию. Одни и те же люди находятся у власти. Одним и тем же нужно давать взятки. Заметьте, у нас с трудом 10 лет режиму,  и то уже такое раздражение явно присутствует. А 30, все-таки, гораздо больше. Вторая версия частично основывается на материалах Wikileaks, которые говорят, что уже в 2008 году в США имели план переворота в Египте. В пользу этой версии говорит тот факт, что Обама выступил, потребовал от Мубарака определенных высказываний и реакций. Что, в общем, да понятно, что Рим высказался, но по-хорошему это вмешательство в чужие внутренние дела. И главное - дела, которые, в сущности, совершенно не касаются Штатов.  Вопрос тогда: а зачем это нужно американцам и что они с этого могут получить? Ответ: серьезный конфликт в Египте, в особенности, если он дойдет до уровня гражданской войны или серьезных беспорядков, или просто полной радикализации, как минимум приведет к двум результатам. Результат первый - ограничение движения по Суэцкому каналу, вплоть до его полного закрытия. Заметим по этому поводу, что Америка никак с Суэцким каналом не связана. А вот Европа с ним связана очень сильно.

Р.Р: То есть это попытка давления на Европу.

С.П: Это сильное давление на Европу. Заметим, в общем – это в интересах России, потому что резко повышает игру наших карт по Северному потоку и аналогичным трубопроводам.  И второй момент. Это действительная реальная радикализация резко повышает потребности Израиля в Америке. Зато дает Америке возможность  выбрать между двумя версиями. Или сохранить Израиль, а с ним и очень сильное присутствие на Ближнем Востоке. Такое же, какое было в конце 70-х. Когда Египет переориентировался из советской в американскую сторону. Либо, в другой версии, сдать Израиль и получить за это великолепное влияние в арабском мире. Между прочим, после этого с террористами из «Аль-Каиды» работать будут уже не американские спецслужбы, а местные арабские товарищи. И я склонен думать, что у них может получиться лучше. Поскольку концепцию «давайте уничтожим пару тысяч, среди них будут, наверняка, 2-3 террориста» американцы пока не готовы принять, а арабы уже давно готовы.  

Р.Р: Следующий вопрос я хочу задать от лица всего офисного планктона, который там стоит за моей спиной. Потому что отчасти даже не политический совершенно интерес. Турция - наша «всенародная здравница», вторая. Что там происходит? Стоит ли нам ждать каких-то социальных взрывов, народных выступлений и крупномасштабных конфликтов в ближайшее время?

С.П: Дело в том,  что ситуация в Турции гораздо хуже Египетской. Египет – это все-таки бывшая британская колония, она очень давно британская колония. И в этом плане британское политическое влияние в ней довольно сильное. И было, и сейчас остается. Недаром все-таки музей разграбить до конца не дали. Турция - совершенно другая ситуация. Это наследница великой империи. Одной из очень немногих в мире великих империй. Мы в России в той же самой ситуации. Сколько бы мы не кричали: «мы не Советский Союз, мы - демократическое государство!», на самом деле, это все равно не так. И много поколений будет не так. Мы империю помним, кто с позитивом, кто с негативом. Но поверьте, придет какая-то сила и начнет ее возрождать - и у нее будут миллионы сторонников.

Так вот, смотрите, теперь ситуация. Турция - страна с древними имперскими традициями. Одна из успешных мировых империй. Очень недавно потерявшая этот статус. Жестко демократизированная Кемалем. Причем, демократизированная авторитарным правителем. По принципу: «а кто со мной не согласен, будет обсуждать вопросы ислама непосредственно с Мухаммедом и прямо сегодня». Но Кемаля нет. И вот эту устойчивую европеоидную систему в Турции поддерживают, мягко скажем, очень не все. Имеются жесткие противоречия между народом-полицией-армией, причем, это треугольник. То есть полиция хочет одного, армия - другого, народ - абсолютно третьего. Реально это очень высокое внутреннее давление. Мы же просто не слышим, соответственно, голоса турецкой оппозиции. Не забудьте, у них еще, в общем-то, реальный фронт в Курдистане. Их Курдистан от нашей Чечни не сильно отличается, как кажется со стороны. Это такие же боевые действия  и достаточно много жертв. И в этой ситуации и Турции есть два пути. Или она дальше становится европейской державой (именно поэтому они так упорно обращаются в Евросоюз), но Евросоюз совершенно не готов к их принятию. И я Евросоюз отлично понимаю.

Р.Р: Он как-то не готов к такому подарку пока.

С.П:  Да, но вся либеральная турецкая власть поставила на это. Если они получат когда-нибудь официальный отказ, их позицию это подорвет страшно. И тогда радикализация Турции будет практически неизбежным шагом. Я ждал, в общем-то, этого в Турции в 2009-10 годах. Им пока удается сдерживать эти события, и Египет взорвался раньше. Но Турция гораздо более «нагретый котел».

Р.Р: То есть этот турецкий котел рванет в ближайшие 5-10 лет, по вашему прогнозу?

С.П:  Скорее стоило бы удивляться, что не рванет. При этом надо сказать, что в Египте никто ни при каких обстоятельствах НЕ БУДЕТ трогать туристов. И опять же не потому, что египтяне сильно хорошие, у них ислам не такой. А потому, что у них существует культура, привитая британскими завоевателями. А в Турции БУДУТ. И это будет реальная опасность. Вот оттуда нужно будет срочно делать эвакуацию. И я бы сказал, если нам где-то нужен авианосец, то он нам нужен на Черном море. Не для того, чтобы с кем-то там воевать, нет, на Черном море это совершенно бесполезный корабль, а для того, чтобы можно его было продемонстрировать  у соответствующего берега…

Р.Р: И вывести тихо туристов.

С.П:  Да, вежливо намекнув, что у нас тут авианосец, самолеты над вами летают, и вы нам, пожалуй ста, не мешайте вывозить туристов. Для тех, кто не понял – не мешайте!

Р.Р: Скажите, а начнется нечто подобное в России? Есть ли такая вероятность? Потому что я слышал сейчас от политиков, от общественных деятелей, просто от Интернет-аудитории, например, что сидел Мубарак 30 лет, от него все устали, у нас тоже все устали, поэтому вот, ребята, осторожно, скоро у нас тоже запылает. Вот запылает у нас?

С.П.: Да. Потому, что сейчас идет уменьшение зоны стабильности во всем мире. Почему только у нас? Смотрите, в Америке резко ухудшились позиции Обамы, по всем реальным опросам. Не официальным, а вот когда люди в Интернете это всерьез выясняют. Хотя, с моей точки зрения, то, что он делает – вполне в интересах Америки. Та же самая ситуация во Франции. Первую волну удалось подавить, но совершенно не факт, что будет подавлена вторая и третья, а они точно будут. Очень нестабильная ситуация в Германии. Ну, Россия, она всегда была нестабильная. В этом отношении, да, мы вступаем в ситуацию всеобщей политической нестабильности. А с чего быть стабильности, если у вас сильнейший международный экономический кризис, отсутствие каких бы то ни было внятных ориентиров к развитию и постоянное утверждение СМИ, что все в порядке, что делается – делается идеально и только так и нужно. 

Р.Р.: На протяжение какого срока еще будет получаться у российского политического режима удерживать ситуацию в рамках стабильности?

С.П.: Я бы сказал так: еще четыре или шесть лет режима Медведева страна не переживет. Режим точно не переживет. Вот это без вопросов. Потому что нельзя откладывать решение проблем на столько лет. Путин, если он вернется к власти, при всех его недостатках (я иногда говорю очень грубо, Путин был плохим президентом, но он был все-таки президентом, чего о Медведеве просто не скажешь),  Путин не имеет многолетней проектной стратегии, но он хорошо решает конкретные ситуационные задачи и он неплохо борется с чужим влиянием и чужими стратегиями в России. В этом отношении он может удержать эту ситуацию на следующие четыре-шесть лет.

Р.Р.: Вы упоминали о том, что страны Черного континента давят на Тунис и говорили о диком, агрессивном, варварском исламе, о его вот таких формах, вообще о формах нового варварства. В России есть какая-то аналогия? Есть ли в России свои новые варвары?    

С.П.: Смотрите, если во всем остальном мире политический ислам – это невменяемое течение, стремящееся к слому существующей государственности, с созданием на ее месте теократических конструкций, то политический ислам в России – совершенно вменяемое движение с совершенно вменяемыми лидерами, имеющее, кстати, совершенно вменяемую, разумную программу действий. И в этом отношении, в отличие от остального мира, у нас политический ислам – это как раз наш собственный внутренний Магриб. Это как раз те самые, они, конечно, варвары, но очень свои – хорошие. У нас есть Кавказ. По сути дела, эта зона почти вся находится даже не в традиционной, а в архаичной фазе. В кланово-родовых структурах. И эти структуры являются нашим классическим внутренним русским варварством. Русским, в смысле - на территории России. И то, что сейчас они продвигаются в большие города, что они создают организованные преступные группировки общероссийского масштаба…

Р.Р.: Которые тоже может «рвануть»

С.П.: Которые тоже может «рвануть». Причем, смотрите, оно может «рвануть» само, а могут «рвануть» те народные массы, русские чисто, которые крайне недовольны появлением этих кавказских этнических группировок в больших городах. Будет ничуть не лучше. Ну, собственно, по Москве это уже могли наблюдать. Это же будет классическая ситуация. Кто бы ни победил, результат будет негативный. Правительство изо всех сил пытается с этим справиться, но не совсем понятно - как. Почему не понятно? А потому, что в условиях задачи, которая сейчас стоит перед Россией, - в том числе, которую ставит президент, - нам нужно вовсе не толерантное, а, напротив, крайне жесткое, агрессивное, умеющее постоять за себя общество. Потому что толерантное общество не может совершить инновационный прорыв. Слишком температура низкая для этого. Вам же нужно в этот прорыв энергию какую-то кинуть, человеческую энергию.

Р.Р.: Потому что нет сил отстаивать ценности…

С.П.: Потому что нет сил отстаивать ценности, а продвижение нового всегда встречает огромное сопротивление. Поэтому – вот сложность нашей ситуации.

Теги: ,
Категории: ,

Обсуждение ( 1 )

Fiona
09.02.2011 2:34

Египет для русских! Кончай безобразия! Отличный пост http://marina-yudenich.livejournal.com/610504.html

Новые комментарии