Уличная художница Влада Милькина: "Власти не должны контролировать искусство"

Уличная художница Влада Милькина: "Власти не должны контролировать искусство"

0 0

Копилка Piter.TV пополнилась разговором с новым "лицом петербургского стрит-арта" – художницей Владой Милькиной.

Писатель Юрий Олеша говорил: "Ни дня без строчки", а Piter.TV, следуя этой заповеди, работает по принципу "ни месяца без нового стрит-артера". В Петербурге еще слишком много интересных персонажей из мира уличного искусства, как же тут остановишься? Поэтому мы поговорили с Владой Милькиной, автором цепляющих и немного пугающих красных человечков, спрятанных на стенах и за рабицей на столбах. Поговорили о властях, смыслах работ и обезличенности.

PTV: Вы одна из немногих художниц, работающая на улицах под настоящим именем, к тому же, не скрываете свою повседневную деятельность. Многие художники уверены, что анонимность позволяет не отвлекать зрителя от творчества. А почему вы не стали использовать псевдоним?

Я не вижу в этом для себя особого смысла. Я не совершаю преступление, чтобы что-то скрывать. У меня нет цели вторгаться на засекреченные объекты или исписывать здание полиции или мэрии. Мне кажется, наоборот, художник должен быть открыт для людей. И если есть возможность – не скрывать свою личность. Но я понимаю, почему многие боятся.

PTV: Ваших персонажей можно назвать пугающими: худые, огромные пустые глаза, длинные конечности. Почему вы создали их такими?

Да, часто слышу о том, что они жуткие. Довольно сложно объяснить, почему мне близок такой образ. Это герои, испытывающие тревогу. Красный цвет – также цвет эмоционального возбуждения. Глаза расширены от ужаса. Известно, что в таком состоянии сложно думать, может, поэтому они и пустые. Отчасти я просто люблю их обезличивать, поэтому лишаю рта и зрачков. Обезличенный образ больше применим ко всем, а не к представителю конкретного пола или возраста.

Также этот образ хорошо вписывается в современные российские реалии. Это персонажи, особенно серия маленьких работ (пластилиновых и нарисованных человечков, которые прячутся где-то в закутках города, теснятся). Это русский человек, который оказался в некомфортных условиях. Люди, которым не нравится то, что происходит в стране, чувствуют безысходность, потому что не знают, как повлиять на ситуацию. Есть люди, которые чувствуют себя так же, как мои персонажи, зажатые в обстоятельствах. Лично я испытываю дискомфорт от осознания того, какие люди управляют страной. Само наличие стрит-арта на эту тему – это уже высказывание, а не молчание. Отчасти это даже акт протеста. Но я стараюсь отойти от каких-то негативных тем и высказываний, чтобы не усугублять и без того не самую красочную жизнь людей. Хочется скорее сеять добро. Надеюсь, я к этому приду. Но в такой обстановке сложно абстрагироваться от проблем.

PTV: Заметно, что вы также любите использовать лица и глаза: что объемные, что нарисованные. Какой символ для вас человеческое лицо и глаз?

Я, скорее, наоборот сейчас стремлюсь обезличивать персонажей, лишаю их узнаваемых черт чаще всего. Потому что в посыле, который я стремлюсь донести, я не обращаюсь к каким-то конкретным людям, а ко всем, кто готов услышать. Но я люблю человеческое лицо, очень часто его рисовала раньше, мне кажется это самая эмоциональная и выразительная часть человека. Поэтому когда мне нужно показать индивидуальность, эмоцию, состояние человека, я обращаюсь именно к лицу.

PTV: Как долго ваша жизнь связана с искусством и как вы пришли к своему запоминающемуся стилю? Что привело вас к стрит-арту?

Моя жизнь связана с искусством уже лет 11, с тех пор, как я пошла в художественную школу, я полюбила все, что связано с искусством, мне стало это близко. О каких-то смыслах в работе я начала задумываться, конечно, позже, в институте. Я учусь на кафедре графики уже пять лет.

Самые осознанные работы я начала делать, наверное, года три назад, это были психологические портреты на холстах. Я начала тогда ставить перед собой задачу создать определенный образ. И тогда я начала пользоваться красным цветом. Судя по тому, какие это были работы, состояние тревоги близко мне, но оно тоже бывает разное. Я еще довольно молода и думаю, что мой путь еще только начинается.

Первый стрит-арт я создала в 2017 году, и это было как раз на политическую повестку. Меня тогда очень сильно возмутило то, что государство пытается вмешиваться в том числе в искусство, сажать и штрафовать людей, критикующих власть, прикрываясь, в том числе, законом об оскорблении чувств верующих. Меня это тогда очень взбесило, и для меня самым естественным было высказаться через художественный образ. Я сделала большую работу высотой три метра, назвала ее "ПРАВО_СЛАВИЕ?". Сейчас у меня ее нет в "Инстаграме", по определенной причине пришлось удалить. Но можно найти в закрепленных сториз под заголовком "Стрит-арт".

Меня привлекает улица тем, что на ней можно высказаться и есть возможность выставить работу, сделать ее там, где ее увидят. Это очень важно. В каком-то смысле искусство – это общение со зрителем, и мне хотелось общаться не только с несколькими людьми, которые могут увидеть работу на выставке, а общаться со всеми. К тому же, можно очень интересно обыгрывать уличное пространство, какие-то формы и текстуры. Не секрет, что у нас большинство мест – это потрескавшаяся штукатурка, недостроенные или неотремонтированные здания, в общем – разруха, либо нелепые новостройки. Нет уважительного отношения к городской среде у властей – нет ее и у людей.

К какому-то стилю художник приходит после многочисленных экспериментов. Думаю, художник в итоге находит образ, который ему наиболее близок, его даже приятнее рисовать. Со временем приходит отработанная техника и тогда работы можно создавать быстрее и быть плодотворнее, двигаться дальше.

PTV: Среди ваших работ есть и сделанные краской на стене, и объемные фигурки. Почему выбрали такие способы создания и от чего зависит выбор материала для того или иного арт-объекта?

По большому счету, я выбираю доступные мне материалы. Конечно, материал зависит от того, какой образ родился в голове. А рождается он часто в конкретном месте.

PTV: Художники выходят высказываться на улицах с политическим, социальным, экологическим подтекстом. Некоторые просто украшают город. Что делаете вы?

Конечно, есть художники, которые хотят высказаться, а есть те, кто создает художественные работы в уличном пространстве. Мне кажется, здесь есть некоторая грань. Хочется, конечно, совмещать: делать красиво, масштабно и при этом не терять смысловую нагрузку.

Меня восхищают художники, в чьих работах есть четкий посыл. Это, например, Слава ПТРК, Миша Маркер, Паша Кас, Саша Блот, Иван Серый и другие. Они мне наиболее близки.

PTV: Сколько ваших работ кануло в небытие? Что чувствуете, когда их замазывают или отдирают со стен?

Я думаю, рано или поздно канут все, если говорить про уличное пространство. Но они продолжают жизнь в интернете. Это важно. Я отношусь к этому нормально, я сделаю их еще много. Но бывает обидно, когда работа даже сутки не продержалась. Но что поделать. Например, всех пластилиновых человечков, которых я оставляла, кто-то забрал. Понятия не имею, зачем, но было здорово наблюдать, как они живут.

PTV: Получаете ли вы обратную связь по своим работам? Как те или иные арт-объекты действуют на людей?

Периодически получаю в "Инстаграме". Это очень поддерживает. В целом все люди по-разному реагируют.  Взрослое и пожилое поколения часто реагируют отрицательно, даже агрессивно. Но они не ищут меня в интернете, к счастью. Им сложно понять такие вещи, как правило. Молодое поколение работы вдохновляют и радуют, большие и объёмные работы вызывают больше всего эмоций. Мне кажется, чем больше работ будет замечено, тем больше тех, кто прислушается. Опять же повторюсь, что это самое главное для художника. Есть желание сделать мир лучше. Для этого художнику необходимо иметь какой-то "вес", а значит – аудиторию.

PTV: В ваших соцсетях вы часто подробно расшифровываете некоторые работы. Как по-вашему: стрит-арт должен объясняться в соответствии с задумкой художника или быть загадкой и восприниматься по-разному каждым человеком?

Большинству людей нужно объяснить, почему появилась та или иная работа. Все же важно донести посыл, иногда люди сами понимают – это замечательно. Но это не всегда происходит, и, по-моему, важно, чтобы между художником и зрителем царило взаимопонимание и открытость.

PTV: Кем видите себя через пару лет в петербургском стрит-арте? Какие планы у вас на "уличное" будущее?

У меня есть большое желание познакомиться с другими стрит-арт художниками, возможно, сделать коллаборацию. Мечтаю поучаствовать в выставке городского стрит-арт музея. Не знаю, когда именно это произойдет. Нужно еще поработать. Мне есть куда развиваться в плане стрит-арта.

PTV: В Петербурге могут легализовать граффити и прочие арт-объекты, но предварительно с властями нужно будет договориться о размещении работы. Что думаете об этом?

Я думаю, это будет касаться максимально нейтральных по смыслу или жизнерадостных работ. Не все художники смогут соответствовать этим критериям. К тому же, мне кажется, власти не должны контролировать искусство. Но с другой стороны, работы будут дольше жить, город станет красочнее и интереснее. Так что отношение к этому у меня положительное.

Ранее у нас получился большой и интересный разговор с "пиксельными" художниками net_streetart и pixelartspb.

Фото: mv_picture / Instagram; RED EYE / "ВКонтакте"

Теги: , ,
Категории: , , ,

Обсуждение ( 2 ) Посмотреть все

Аноним
14 апреля 19:14

На фото в данной ситуации все здорово! У вас интересное видение, но хотелось бы видеть в работах предложение выхода (изображение протеста - 1 ступенька для художника), если художник не предложил, он только отражение того ощущения, кот. поймал,    Но Он не созерцатель, не строитель, не ваятель, Он в своих работах себя не переживет.   Успехов Вам!

Милькина Влада ответ на комментарий Аноним
16 апреля 15:24

Я пока еще сама не ашла для себя ответы на вопрос, что делать. Но понимаю, о чём вы, стремлюсь к этому.

Новые комментарии