Сергей Ярошецкий назвал гениальными окраины с ленинградскими новостройками

0 0

Архитектура – это здравый смысл, зафиксированный в пространстве. Эта фраза позволяет по-новому взглянуть на спальные районы города на Неве, такие как Купчино, Ульянка, Веселый поселок и другие. Их многие не любят за типовую застройку, однако главный редактор журнала "Адреса Петербурга" Сергей Ярошецкий считает окраины с ленинградскими новостройками гениальными. Он рассказал, что понять их архитектурную ценность ему помогло строительное прошлое.

Фурман: Здравствуйте все. Я позволю себе две ремарки короткие по тому, что сказал Сергей Семенович. Но сначала скажу, что, наткнувшись на этот журнал, я сразу понял, что его делают не журналисты.

Иванова: Почему?

Фурман: Потому что… Ну, мне казалось, что достаточно… Читая различные тексты, находишь в них какие-то неточности, "не совсем так", большое количество мифов, баек и так далее. Здесь я… Мне кажется, я достаточно много знаю. И, открывая журнал, иногда находил что-то, что как-то не укладывалось в мои знания, и говорил: "Как же так?" И начинал искать – и выяснял, что действительно специалисты…

Иванова: Высокого уровня…

Фурман: Ученые, конечно, знают гораздо больше, чем журналисты. И вот это разрушение мифов, это на самом деле, наверное, основная задача этого журнала "учета древних ценностей".

Иванова: Вечных. Не древних, а вечных ценностей. Современных нам, но вечных ценностей.

Фурман: Вечных, совершенно верно, не древних. Есть древние ценности, которые уже не являются… ибо не вечны. На самом деле одна из поправок в эту сторону и идет. Сказал Сергей Семенович по поводу второй древнейшей профессии... Это тоже довольно хороший миф. Всем известный. Потому что, согласно другой древней и вечной книге, первая профессия – человеческая, имеется в виду, – это сшитие покровов, одежда. Вторая древнейшая профессия – земледелие и скотоводство. Так что вторая древнейшая профессия в виде земледелия и скотоводства, конечно, имеет какое-то отношение к тому, чем иногда приходится заниматься. Вопрос, который у меня есть, он гораздо более земной. В самом начале прозвучала цифра 30 лет, это прекрасный срок. Меня всегда интересовала такая устойчивая управленческая фраза, что бизнесом, делом, интересным делом можно заниматься пять лет, дальше скучно. Таким образом, Сергей Семенович несколько раз мог поменять эту профессию. Если вдруг, по какому-то странному стечению обстоятельств, по приговору верховного суда, придется менять профессию, то куда? В какую область?

Иванова: Спасибо. Передайте, пожалуйста, обратно микрофон Сергею Семеновичу. Раз вы один раз ушли из профессии в журналисты... То совершенно справедливо участники нашей встречи предполагают, что вы второй раз можете уйти из журналистов. Вопрос, куда.

Ярошецкий: Я вам хочу сказать, что если по приговору суда, то это суд сам решит, куда.

(Смех в зале)

Ярошецкий: Но действительно, со строительной профессией я, наверное, в этом случае не пропаду. И строительная профессия в этом случае как раз пригодится.

Иванова: Что, обратно в строители?

Ярошецкий: А я с удовольствием. Мне на самом деле строительная профессия очень нравится и нравилась. И если бы в 1989 году меня не пригласили в "Вечерний Ленинград" – а это просто журналистика была сияющей мечтой такой – я бы, конечно, со стройки никуда бы не ушел.

Иванова: Как строителю вам нравится, как строят сегодня в Санкт-Петербурге? Из новых каких-то зданий вы находите какие-то такие, которые смогут попасть в ваш учет вечных ценностей?

Ярошецкий: Знаете, вопрос сложный…

Иванова: Дипломатический ответ начинается.

Ярошецкий: Нет, у меня на него есть точный ответ. Во-первых, когда я говорил о том, что нам Петербург нравится вообще весь целиком, я имел в виду совершенно точно и ленинградские новостройки. У нас был журнал такой про новостройки, где совершенно фантастический гениальный историк архитектуры и художник Валерий Исаченко написал просто поэму. У меня нет другого слова – поэму по ленинградские новостройки: Купчино, Ржевка-Пороховые и так далее. Этот номер я советую прочесть, и вы поймете, почему это ожерелье Петербурга – это величайшая архитектурная ценность.

Иванова: Я свою жизнь – большую часть – провела в Купчино, поэтому…

Ярошецкий: С точки зрения архитектуры, именно с точки зрения архитектуры.

Иванова: Решения, я бы сказала, архитектурного, комфортного для жизни и пространства.

Ярошецкий: Да, это удивительно гармоничная среда. Для того чтобы это понять и разрушить этот миф, как Миша правильно говорил – что это все непрофессионально – для того чтобы разрушить миф, надо прочесть профессионала, он очень убедителен.

Иванова: Хорошо, спасибо.

Ярошецкий: Я отвечу на вопрос. Что касается того, что сейчас – есть, конечно, блистательные совершенно примеры. Ну, например, что вы скажете о реконструкции здания Главного штаба?

Иванова: С этим никто не спорит.

Ярошецкий: Или, например, фондохранилище Эрмитажа. Но, к сожалению, очень многие здания, которые строились позднее… Они служат не для того, чтобы украшать город, а для того, чтобы из них город был виден. В частности, и за счет его разрушения. И я хочу вспомнить великолепную нашу поездку, Валентина Трофимовна, на кораблике по Неве, с замечательными архитекторами и знатоками города, когда мы именно смотрели эти здания. И намечали, какое из этих зданий должно попасть в "Черную книгу" клуба петербуржцев, какие надо обязательно сохранить. Если они оказываются под угрозой – это в "Красную книгу", а блистательные примеры – это в "Белую книгу". Этот подход клуба журналом сейчас активно поддерживается.

Смотреть эфир полностью можно в разделе "Наши трансляции".

Видео: Piter.TV

Теги: , ,
Категории: ,

Обсуждение ( 0 )

Новые комментарии