"Место встречи – Невский, 70": как повлияла "PR-ширма" на работу журналистов

0 0

В своей работе журналистам часто приходиться взаимодействовать с различными пресс-службами. И если раньше пиар-менеджеры помогали наладить коммуникацию со СМИ, то теперь пиарщики всё чаще напоминают ширму, которая уберегает первых лиц компании не только от неудобных вопросов, но и вообще от незапланированных встреч и интервью с корреспондентами. С чем связаны эти метаморфозы и как они повлияли на журналистскую работу – выясняли члены журналистского клуба "Место встречи – Невский, 70".

Лестева: Еще один вопрос. Вот на днях состоится открытие Культурного форума. Как Интерфакс предполагает освещать бесконечное количество тех мероприятий, которые запланированы?

Иванова: Вот редактор нашего сайта Светлана Дмитриева, видимо, тем же самым озадачена. Как вы будете освещать?

Барковская: Во-первых, хочу сказать, что внимание к Культурному форуму будет не только из Петербурга, приедет тоже из Москвы так называемый "культурный корреспондент", который специализируется на этой тематике, здесь будет много федеральных спикеров, здесь будут международные эксперты, директора музеев. У нас семь человек – редакция корреспондентов, два из них – экономические, остальные пять будут работать на Культурном форуме. Естественно, мы будем выбирать самые интересные события в этой программе, где заявлены те спикеры, которых мы уже знаем – или потенциально знаем, что они могут сказать что-то интересное. Нам нужна новостная информация, а не просто "встретились, обсудили или подписали".

Иванова: То есть вы, условно, будете вылавливать из этих встреч и дискуссий какие-то новости?

Барковская: Иногда бывает так, что корреспондент работает на каком-то форуме и идет на круглый стол, который вроде как потенциально… Хочется думать, что оттуда будут какие-то новости, но он видит, что там ничего он не словит, и вот перемещается, так сказать, по этой территории и вдруг видит, например, какого-то спикера, к которому у него есть вопрос. Он может, во-первых, сделать эксклюзив, подойдя к нему, если это возможно, но мы только что говорили о некоторой все большей закрытости, поэтому не так просто становится просто так подойти к кому-то и задать вопрос. Так же, как и с получением информации. Вот что я еще хотела добавить: раньше мы могли позвонить по телефону пресс-секретарю, даже главе комитета, вице-губернатору – и разговаривать, и получать информацию, а сейчас нет, пишите запрос.

Иванова: Я согласна, я сама тоже работала в PR, и, к сожалению, профессия PR-специалиста, она претерпела такие печальные довольно изменения. Если раньше это был человек, который способствовал коммуникации компании, первого лица, проекта, которым он занимался, с журналистами, то сейчас это чаще всего такая стенка, которая не пускает к первому лицу, к проекту, к компании, а выдает некую согласованную со всеми картинку, как дежурную заставку на экране.

Сидорин: Я прошу прощения, а вам не кажется, что это, вот я сейчас подумал, стало происходить после того, как на PR стали учить? (все смеются) Когда в PR были журналисты, люди из профессии, то все шло нормально, коммуникации были, а как только начали создавать специальные факультеты PR, наука PR стала развиваться и так далее, это все как-то трансформировалось. Вот даже на журфаке – в свое время я стал обращать внимание – те, кто учится на журналистику и на PR, они стали друг на друга поглядывать как будто по разные стороны баррикад, хотя, в общем-то, на одном факультете, в одном здании учатся, одни преподаватели и так далее. И, может быть, поэтому...

Смотреть эфир полностью можно в разделе "Наши трансляции".

Видео: Piter.TV

Теги: ,
Категории: ,

Обсуждение ( 0 )

Новые комментарии