Культурный распил: подозрительные госзакупки департамента информационного и цифрового развития Минкультуры РФ

2 2

Редакция ПитерТВ представляет вам своё журналистское расследование. Мы совершенно убеждены в верности наших заключений, однако в соответствии с законами РФ, предоставляем нижеизложенный материал как наше оценочное мнение, т.к. признать установленным фактом и квалифицировать с точки зрения нарушения законов РФ выявленную нами схему могут только правоохранительные органы, куда мы и направим материалы данного расследования.

Журналисты Piter.TV обнаружили серию подозрительных государственных закупок Департамента информационного и цифрового развития Министерства культуры РФ. Это открытые конкурсы в электронной форме с явными признаками сговора между заказчиком и исполнителями. Речь идет о разных сериях госзакупок, которые фактически разработаны по одной схеме. На этапе подготовки госзакупки цена на услугу завышается на порядок по сравнению с себестоимостью, а техническое задание перегружается ограничениями и косметическими усложнениями при максимально сжатых сроках исполнения услуги с целью отпугнуть потенциальных участников. На этапе торгов происходит координация действий между заказчиком, будущим исполнителем и компанией-спойлером, с целью выбить из игры возможных конкурентов.

Факты также указывают на прямую связь и координацию действий между представителями заказчика и аффилированного исполнителя в ходе торгов. Как результат, при исполнении крупнейших проектов в сфере цифровизации культуры (в частности – федерального проекта "Цифровая культура" нацпроекта "Культура"):

- расходуется значительно больше бюджетных средств, чем того требует реальная услуга;

- нарушаются принципы конкуренции;

- создается почва для развития коррупции и хищения бюджетных средств.

- устраняются добросовестные участники конкурса, что наносит им прямой ущерб.

Признаки одной и той же схемы были обнаружены нами в сериях закупок на проведение прямых трансляций мероприятий культуры для сайта Культура.РФ, создание музейных медиагидов для платформы "Артефакт", модернизацию и сопровождение деятельности сайта Культура.РФ, техническое сопровождение приложения "Артефакт".

В этом материале речь пойдет о наиболее ярком и очевидном, по нашему мнению, примере данной коррупционной схемы –  госзакупках по созданию медиагидов для платформы "Артефакт" (этот контракт интересен сам по себе: как мы узнали, аффилированный с МКРФ Исполнитель заработал около 100 млн рублей на том, что по факту просто обрабатывал и загружал в Сеть уже готовый контент, подготовленный силами региональных музеев, хотя по бумагам он создавал его самостоятельно – вплоть до научной экспертизы контента).  Впрочем, большинство наших доводов и заключений можно применить и к остальным упомянутым выше контрактам Департамента информационного и цифрового развития. 

Предупреждение о конфликте интересов.

Канал Piter.TV, согласно международным стандартам проведения журналистских расследований, предупреждает аудиторию о возможном конфликте интересов. Изначально наша организация столкнулась с подозрительными схемами Минкульта РФ в статусе участника одного из конкурсов. Мы получили доступ к конкурсной документации, которую сочли подозрительной, а затем зафиксировали странное поведение других участников закупки. Попытка разобраться в конкретной истории, частью которой стала и наша компания, позволила вскрыть целую цепочку аналогичных подозрительных закупок. Так частное расследование в интересах компании превратилось в работу над общественно-значимой темой.

Начнем с теории: признаки сговора в государственных закупках

Согласно отчету Евразийской группы до 70% государственных расходов в России приобретают форму государственных закупок. При этом именно госзакупки эксперты называют "наиболее склонным к коррупционной деятельности сектором национальной экономики". Об этом говорят и руководители силовых ведомств, и независимые эксперты из организации Transparency International.

"Закупки действительно остаются плодородной почвой для всевозможных злоупотреблений. Чиновники нередко используют различные уловки для маскировки незаконного влияния на заключение находившихся в их компетенции контрактов", – заявил недавно  глава СК РФ Александр Бастрыкин.

Основное оружие коррупционера в сфере госзакупок – это сговор. Теневая договоренность между заказчиком и определенным подрядчиком с целью ограничить или исключить конкуренцию на торгах.  В таком случае, результатом манипуляций с технической документацией и конкурсной процедурой становится победа лояльного заказчику юридического лица.  Как правило, такой контракт заключается по цене, близкой к максимально возможной, не соответствующей уровню рынка, с целью распределения денежных средств между всеми участниками коррупционной схемы.

Для начала перечислим основные признаки коррупционной госзакупки (краткое резюме данных, собранных на сайтах ФАС, ГАРАНТ, PRO-GOSZAKAZ и в докладах антикоррупционных организаций).

Признаки коррупционной госзакупки на уровне конкурсной документации

1. Высокая начальная стоимость контракта, превышающая реальную рыночную стоимость работ в несколько раз.

2. Сжатые сроки при большом объеме работ.  Это может говорить о том, что "нужная" компания уже выполнила или начала выполнять данную работу, либо получит лояльность при сдаче выполненных работ, что практически закрывает доступ к тендеру для других, независимых участников в связи с недопустимым уровнем рисков. 

3. Техническое задание на исполнение работ, в котором предмет оказания услуг описан так, чтобы при поверхностном анализе работа казалась невыполнимой. ТЗ перегружено требованиями,  множеством согласований и отчетной документацией, которые также могут отпугнуть стороннего исполнителя, т.к. являются инструментами для назначения штрафов и создания оснований для расторжения контракта с нежелательным участником, даже на самых ранних этапах его исполнения. 

4. Смешивание в одном контракте несовместимых видов работ, требующих опыта в совершенно разных областях.

5.  Неоправданно высокая стоимость обеспечения контракта с целью не допустить к участию представителей малого и среднего бизнеса. 

Признаки коррупционной госзакупки на этапе конкурсной процедуры

1. Завершение закупочных процедур минимальным снижением цены контракта или вообще без снижения при том, что себестоимость исполнения контракта на порядок меньше начальной максимальной стоимости.

2. Повторяющиеся участники и победители. Объявление победителями закупок в определенные периоды времени одних и тех же организаций.

3. Наличие единой модели поведения организаций (например, подача одинаковых ценовых предложений, подача ценовых предложений, влияющих на оценку в пользу одного из участников конкурса  или внесение изменений в заявки с небольшим интервалом времени).

4. Установка неценовых критериев оценки участников (опыт, квалификация) таким образом, чтобы преимущество получил конкретный исполнитель

5. Предоставление Заказчиком важнейшей информации о поданных заявках независимыми участниками закупки  аффилированным компаниям для их оценки с точки зрения выбора стратегии поведения на этапе подачи окончательных ценовых предложений.

6. Использование метода понижения значимости ценового критерия (подробнее об этом методе расскажем ниже - это главная "фишка" изученных нами контрактов)

Сами по себе отдельные признаки подозрительных торгов не являются фактами, указывающими на сговор или коррупционную составляющую госзакупки. Например, начальную цену заказчик может устанавливать завышенной из-за ошибки при оценке рыночной стоимости работ. Перегруженное техническое задание могут составлять недостаточно квалифицированные сотрудники, идеально точную подачу ценовых предложений и удачную оценку неценовых критериев Заказчиком можно списать на невероятное везение и стечение обстоятельств. Очень сложно объяснить только совпадение множества признаков коррупционной сделки внутри одного контракта и зеркальное повторение ситуации в других контрактах с теми же действующими лицами. 

Ниже – таблица, которую мы составили на основе изучения 5 конкурсов по созданию медиагидов "Артефакт" для Департамента информационного и цифрового развития Минкультуры РФ. 

О том, что все эти контракты созданы по одной схеме и со схожими целями, практически не приходится сомневаться. Тем более, что их объединяют не только 10 внешних признаков, но и единый механизм проведения конкурсной процедуры. Для нас очевидно, что, скорее всего, во всех случаях на этапе торгов применяется участие двух или более координируемых участников (аффилированных с заказчиком) для искусственного занижения значимости ценового критерия с целью заключения контракта по максимально возможной цене.

Метод снижения значимости ценового критерия: как это работает?

Это сложная штука – настоящая высшая математика от мира коррупции. Но мы постараемся объяснить для лучшего понимания дальнейшего материала. 

Если говорить совсем просто, то помимо компании-интересанта на конкурс заявляется компания-спойлер. Как правило, это один из подрядчиков Заказчика по другим контрактам, фирма, чем-то ему обязанная, либо деловой партнер компании-интересанта. Спойлер выставляет на торги предельно низкую цену, что делает бессмысленной дальнейшую игру "на понижение" от независимых конкурентов. При этом спойлер подает крайне слабую заявку по неценовым критериям (опыт, предложение, оформление заявки), и в результате уступает компании-интересанту. Опытный специалист по госконтрактам легко определит такого спойлера по следующему сочетанию: низкая цена + 0 баллов за неценовые критерии (любой реальный претендент на победу никогда не подходит так халатно к "творческой части" заявки). Важно отметить: невозможно использовать схему с понижением значимости неценовых критериев не имея координации между Заказчиком и аффилированными участниками, мы доказали это методом  математического анализа вероятностей в отдельном материале.

Если говорить развернуто (не любите математику и "много букв" – пропускайте этот блок текста), то необходимо начать с принципов проведения государственных закупок в формате конкурса. Конкурс - это тип госзакупки для сложных видов работ, где помимо цены критериями оценки предложения являются и другие (неценовые) факторы, такие как опыт работ, описание способов исполнения работ, предложения конкурсанта по способам улучшения качества исполнения работ, описанных в ТЗ.  При этом значимость неценовых критериев в оценке заявок может доходить до 90%. Типичным распределением значимости заявки является 60-70% на ценовой и 40-30% на неценовые критерии. 

Сам конкурс проходит в 3 этапа: подача заявок с указанием первоначальных цен, допуск участников с указанием минимальной поданной цены, подача окончательных ценовых предложений и оценка всех неценовых критериев. Уязвимый момент в этой схеме - заказчик получает доступ к неценовым критериям еще до подачи окончательных ценовых предложений от всех участников. Именно этой возможностью Заказчики пользуются в подобных закупках, чтобы понимать каковы риски у его контролируемых участников. Если заказчик понимает, что на конкурс пришел независимый участник с сильными неценовыми критериями, то он координирует действия аффилированных юрлиц по "играм с ценой". Фактически, коррупционер может просчитать – как должны снизить цену его подельники, чтобы в итоге гарантировано опередить неконтролируемого участника, и чтобы компания-интересант получила на торгах максимально возможную сумму. Дело в том, что итоговая формула подсчета победителя конкурса включает в себя минимальную цену среди всех поданных заявок в качестве переменной для всех участников. Она выглядит так: Баллы за цену (минимальная цена из предложенных/цена участника*значимость критерия) + баллы за неценовой критерий (оценка заявки/100*значимость критерия)

Разберемся, как работает эта схема, на примере двух гипотетических конкурсов. В первом случае координируемому заказчиком участнику противостоит независимое предприятие, но  в этот раз у коррупционеров в конкурсе нет поддержки в виде компании-спойлера, а следовательно, возможности занизить значение неценового критерия. Во втором случае в схему включается  компания-спойлер и применяется метод занижения значимости ценового критерия.

Имеем конкурс со значимостью цены в 60% и неценовых критериев в 40% со стартовой ценой 100 рублей. Проведём простой расчёт: Вариант 1 – конкурс с участием независимого игрока.

Есть первый, координируемый заказчиком участник, который стремится заключить контракт по максимуму, то есть оставить как можно ближе к 100% от стартовой цены (НМЦ), допустим 100р, и получает полную оценку от неценового критерия

Есть второй участник, который готов серьезно снизить цену, например, до 60% от НМЦ – 60 рублей. И при этом получает 50% максимально возможной оценки по неценовым критериям. 

 Делаем расчёт

Участник 1  ценовой критерий 60/100 * 60, второй критерий 100/100*40 = 76 баллов

Участник 2 ценовой критерий 60/60 * 60, второй критерий 50/100*40 = 80 баллов

Победил участник № 2. Государство обеспечило экономию средств.

Как видите, даже при серьезном отставании по неценовому критерию, снижение цены играет на независимого Исполнителя, который объективно может выполнить работы за меньшие средства, тем самым, сэкономив бюджетные деньги.

Вариант 2 – схема с искусственным понижением значимости ценового критерия

Первый координируемый участник заведомо получает 100% оценку по всем неценовым критериям при максимальной цене. Компания-спойлер опускает ценовой критерий до минимума, но получает при этом общую оценку в баллах чуть ниже, чем у первого контролируемого участника за счёт получения нулевой оценки по неценовым критериям. Также есть и третий, независимый который может получить 50% по неценовым критерия и готов выполнить работу за 60% от НМЦ (60р) т.е. на условиях предыдущего примера.

Компания спойлер в роли в роли второго участника конкурса, заведомо получит 0 при оценке неценовых критериев и предлагает стоимость оказания услуг в 35р (35% от НМЦ).

Делаем расчёт

Участник 1  ценовой критерий 35/100 * 60, второй критерий 100/100*40 = 61 баллов при предложенной цене в 100% от НМЦ

Участник 2 ценовой критерий 35/35 * 60, второй критерий 0/100*40 = 60 баллов. Спойлер

Участник 3 ценовой критерий 35/60 * 60, второй критерий 50/100*40 = 55 баллов. При предложенной цене в 60% от НМЦ

Таким образом обеспечивается победа координируемого заказчиком участника 1. Как видите, минимальная цена в 35% "троянским конем" влезла внутрь формул расчета и обеспечила поражение независимого участника.  Итого, имея доступ к неценовым заявкам всех участников до этапа назначения финальной цены Заказчик может рассчитать – как конкретно должен уронить цену спойлер, чтобы победителем игры стала именно компания-интересант. Затем проинформировать всех аффилированных участников и дожидаться победы.

Внимание!

Логика схемы 2-го случая подразумевает не только согласование цены участника 1 с участником 3, но и полую уверенность, а точнее гарантию правильной оценки неценовых критериев планируемого победителя самим Заказчиком, иначе победа достанется спойлеру, что является плохим сценарием данной схемы. Поэтому применение метода снижения значимости ценового критерия является однозначным индикатором того, что участники схемы координируют свою работу непосредственно с Заказчиком, получая информацию от членов счётной комиссии.

Как это работает на конкретном примере: медиагиды для музеев, программа "Артефакт"

Цифровая платформа "Артефакт" – платформа Министерства культуры Российской Федерации, обеспечивающая возможность создания мультимедиа-гидов по экспозициям и выставочным проектам в формате дополненной реальности силами сотрудников учреждений культуры. Цифровая платформа была разработана компанией "Датастек" в 2019 году. Кстати, компанию "Датастек" мы еще увидим в торгах, по нашему мнению, в качестве компании-спойлера.

Платформа "Артефакт" работает следующим образом. Это мобильное приложение и веб-сайт, который содержит в себе музейные "медиагиды": информационный контент по конкретным выставкам, объединяющий в себе аудигоды для каждого экспоната (RU, EN), статьи об экспозиции и экспонатах (RU, EN), а также фотографии экспонатов с разметкой для дополненной реальности (вы наводите камеру смартфона на экспонат и можете ознакомиться с соответствующим текстовым и аудиоконтентом по картине/предмету). В среднем, медиагид включает в себя материалы по 30-52 экспонатам с одной выставки. Музеи регионального и федерального значения могут либо составлять медиагиды своими силами (отфотографировать экспонаты, написать текстовое сопровождение, записать аудиогид), либо подать заявку на создание медиагида профессионалами. Их-то и нанимает Министерство культуры через государственные закупки.

С 2019 года по настоящее время Департамент информационного и цифрового развития запустил 5 контрактов на создание медиагидов для платформы "Артефакт".  Каждый раз исполнителю предлагалось в сотрудничестве с региональными музеями подготовить и обработать фотографии нескольких тысяч экспонатов, создать для каждого экспоната уникальное текстовое описание (не менее 2000 знаков) на русском и английском языках, создать аудиогиды на русском и английском языках,  загрузить и разметить фотографии внутри приложения, подготовить типографику и рекламные ролики для проекта, обеспечить научную редактуру и экспертизу всех подготовленных материалов. От раза к разу менялся только объем работ (число экспозиций) и, соответственно, цена контракта. В 4 случаях из 5 победителем становилась компания ООО "Некст Спейс". В единственном случае, когда победителем стала другая компания, контракт с ней был расторгнут. При этом в конкурсах регулярно участвовали компании ООО "Датастек" и ООО "Музей-Плюс", поведение которых, как для нас очевидно, является координируемым: по версии Piter.TV, компании поочередно становились "спойлерами" и присутствуют в конкурсе для создания видимости конкуренции.  

Все три компании при этом являются постоянными подрядчиками МКРФ по другим контрактам. Более того, для каждой из этих организаций – именно Минкультуры РФ является основным источником доходов (см. инфографику из открытых источников). Да и другие контракты заключаются в большинстве случаев с подведомственными Минкульту учреждениями.


На возможную связь между организациями указывает и их совместное участие в других закупках Минкультуры РФ: https://zakupki.gov.ru/epz/order/notice/ok44/view/supplier-results.html?regNumber=0173100007718000220, https://zakupki.gov.ru/epz/order/notice/ok504/view/supplier-results.html?regNumber=0173100007719000101 В этих закупках по сопровождению платформы "Артефакт" поочередно побеждали "Некст Спейс" и "ДатаСтек" при активном участии "Музей-Плюс" в качестве очевидного спойлера.

 

Впрочем, вернемся к созданию медиагидов для платформы "Артефакт". Что не так с этим конкурсом (серией госзакупок)? Разбираем на примере закупок:  https://zakupki.gov.ru/epz/order/notice/ok504/view/supplier-results.html?regNumber=0173100007719000129 (48 медиагидов на 1600-2000 экспонатов за 32 млн рублей) и https://zakupki.gov.ru/epz/order/notice/ok504/view/common-info.html?regNumber=0173100007720000097  (64 медиагида на 3200 экспонатов за 42 млн рублей).

1. Техническое задание. Техническое задание, во-первых, не соответствует реальному объему работ, во-вторых, содержит смешение разных типов услуг, в-третьих, усложнено необоснованными стадиями согласования со стороны Заказчика.

С виду техническое задание может отпугнуть любого специалиста, который проведет поверхностный анализ контракта: за 2-3 месяца вам необходимо сделать фотографии нескольких тысяч экспонатов из музеев в разных регионах России, подготовить уникальные текстовые описания для каждой экспозиции и каждого экспоната на двух языках, подготовить аудиогиды на русском и английском, разметить и загрузить файлы на платформу, пройти через несколько стадий согласований с заказчиком, каждая из которых может затянуться на неопределенный срок. 

Контракты подразумевают ведение большого количества отчётов (12 форм) и согласований, что ставит исполнителя в критическую зависимость от Заказчика, и явно направлено на то, чтобы отпугнуть потенциальных участников. Даже в рамках одного контракта 12 отчетных форм по каждой экспозиции – это более 500 документов на согласование Заказчиком с шагом согласование почти в неделю (не так-то просто успеть согласовать все материалы за 2.5 месяца без определенного уровня лояльности?). Со стороны может показаться, что данный объем работ не выполним за этот срок. Более того, в документе постоянно упоминается работа с технологией "дополненной реальности", что наверняка отпугивает исполнителей, не разобравшихся, о чём же идёт речь.

Однако по факту – перед нами контракт почти исключительно на администрирование. Как стало известно Piter.TV, тексты и фотографии на обработку Исполнителю в большинстве случаев представляют сами музеи. Во-первых, на это указывают цитаты из технического задания по контракту, если читать его предельно внимательно и скрупулезно. Здесь чаще упоминаются "редактирование", "обработка" и "загрузка" фото- и текстового контента, чем его создание. По факту, в пунктах 3.28, 6.2 и 6.4.9 напрямую говориться о том, что производство фотографий может быть возложено именно на культурные учреждения (благо, отдел оцифровки и фотофиксации сейчас существует в большинстве музеев). 

Что-то похожее и с текстами: между строк, но достаточно прямым текстом Заказчик дает понять самым внимательным соискателям: никто не будет возражать, если тексты о тысячах экспонатах предоставят сами музеи, а не Исполнитель. С Исполнителя в таком случае – обработка, редактура и корректура.  Что логично: на практике гораздо проще запросить экспертную статью "на месте" у хранителей и исследователей экспонатов, чем "писать с нуля", нанимая для этого копирайтера из своего города.

Во-вторых, в этом предположении мы смогли убедиться, прозвонив в ряд музеев-участников проекта от лица потенциального исполнителя контракта. Каждый раз нас перенаправляли к куратору проекта со стороны музея, который либо отчитывался, что уже отправил тексты и фото вместе со списком экспонатов в заявке, либо уведомлял о проведении подготовительных работ по фотофиксации.

В-третьих, если посмотреть страницы разных музеев, выполненных в рамках одного контракта, можно заметить, что у каждого музея отличаются стандарты оформления текстов и фотографий, варьируется уровень грамотности текстов и так далее. Если бы все тексты составлял единый Исполнитель, то они бы соответствовали банальным правилам единообразия. Здесь же мы видим, что стандарты оформления экспозиций от музея к музею серьезно отличаются. Ярославский художественный музей, например, не использует в текстах подзаголовки и выделение "жирным",  применяет отбивку двумя строками между абзацами, активно интегрирует в текст дополнительные картинки и тотально соблюдает правила русского языка.

Архангельский краеведческий музей делает "одинарные" отбивки между абзацами, использует подзаголовки внутри описания экспонатов и выделение "болдом". 

Картинная галерея им. Н.А. Сысоева не использует ни подзаголовков, ни выделений, ни изображений внутри текста, зато регулярно допускает стилистические и речевые ошибки (в целом, язык описания экспонатов серьезно отличается от научного стиля более крупных музеев).

То есть, все указывает на то, что основную часть географически распределённых работ – подготовку описаний и фотографирование экспонатов, частично или полностью выполняет не исполнитель, а подведомственные Минкультуры организации.

Кроме того, непосредственной работы с дополненной реальностью Исполнитель не ведет – только подгружает необходимый контент в приложение, которое и обеспечит совмещение фотоматериалов и текстовых меток. Впрочем, из ТЗ это напрямую непонятно: условия работы с дополненной реальностью описаны максимально туманно. Возможно, с целью отпугнуть Исполнителей, которые ранее не сталкивались с AR-технологиями (хотя этот опыт им бы и не пригодился – контракт гораздо проще, чем может показаться).

Как результат, работа исполнителя в этой истории заключается в администрировании/координации работ сотрудников музеев, а также в загрузке на платформу "Артефакт" готового контента. Из реального объема работ – только обеспечение озвучания аудиогидов на основе текстов, предоставленных музеями, а также подготовка небольшого комплекта рекламной типографики и промо-видео. Отдельно стоит выделить "разметку фотографий" – после загрузки снимков экспонатов в базу данных Исполнитель должен выделить на них от 3 до 5 "точек интереса". Это отдельные текстовые мини-справки объемом от 150 до 180 символов по ключевым элементам картины/скульптуры/предмета. Впрочем, все это не предполагает ни посещения музеев в реальности, ни сложного командировочного графика, ни написания отдельных текстов для "точек интереса" – тот же "Некст Спейс" в своих работах просто копирует в "точки интереса" текст из основной статьи по экспонату.

2. Завышенная цена. Специалисты Piter.TV провели подсчет себестоимости реального объема работ, при их исполнении собственными ресурсами, на примере контракта:https://zakupki.gov.ru/epz/order/notice/ok504/view/supplier-results.html?regNumber=0173100007719000129 

Редактура подготовленных музеями текстов (600 человеко-часов или 350т.р.)
Подготовка адаптированных для озвучки версий текстов (300 человеко-часов или 175т.р.)
Перевод на Английский  (150 человеко-часов, или 90т.р.)
Озвучка на Русском и Английском языках (200 человеко-часов для Русского языка 180 000р и 320 человеко-часов носителя английского языка, или 900 т.р.)
Ведение отчётной документации по проекту (150 человеко часов или 90т.р. )
Привлечение фотографов/операторов для съёмок во всех музеях по худшему сценарию с учётом обработки фотоматериалов и видео (300 человеко-часов или 480т.р.)
Производство промо ролика по требованиям ТЗ 400т.р. разово и 200т.р. на этапе монтажа индивидуальных роликов для музеев
ИТОГО чистая себестоимость для юр лица, специализирующемся на редакционной деятельности и видеопроизводстве составит около 2 800 000 рублей.

Для контракта с начальной максимальной ценой в 42 млн рублей https://zakupki.gov.ru/epz/order/notice/ok504/view/common-info.html?regNumber=0173100007720000097   аналогичный подсчет выводит сумму в 3.35 млн рублей. Налицо премия за исполнение в 10+ раз в каждом случае.

Оговоримся, что себестоимость не предполагает коммерческого интереса со стороны исполнителей. Если считать минимально разумной прибылью в данном случае удвоение себестоимости или 5 600 000 – 6 000 000 рублей, к которой нужно добавить премию за все возможные риски, затраты на обеспечение, мы можем получить конкурентную цену в 8 – 10 миллионов рублей для первого, и в 10-12 млн рублей для второго примера. Даже относительно "рыночной" цены с солидной прибылью за риски прайс завышен заказчиком в 3-4 раза. 

3. Процедура торгов, участие спойлеров. 

Запомните цифру 60.63 – она станет одним из наших ключей к схеме и позволит произвести расчёты вероятностей, доказывающие сговор.

Итак, первый (исторически) контракта от 08.05.2019. Как разминка для наших героев. На конкурс заявились только "Некст Спейс" и "Датастек" (разработчик приложения), При этом "Датастек" разгромно проиграл при лучшей цене. Комиссия не оценила "неценовое предложение" участника. То есть, разработчики приложения уступили "нужной" организации по показателям опыта и доработки технического задания... звучит странно, но это так. Как результат, победителем стала компания с высшей ценой при минимальном снижении НМЦ.

Следующая закупка от 28 августа 2019 года. Участвуют три  компании, две из которых – постоянные партнеры минкультуры. 

ООО "НЕКСТ СПЕЙС", предложившее максимум в 32 000 000 рублей и получившее 100% от возможной оценки неценовых критериев

ООО "МУЗЕЙ ПЛЮС" (постоянный подрядчик минкультуры по другим проектам), предложившее 11 миллионов рублей и получившее 0 баллов за неценовые критерии. 

Третий участник получил 42,49 балла предложив цену в 24009600 рублей и получив 15 баллов за неценовые критерии.

ООО "НЕКСТ СПЕЙС" победило с общей оценкой в 60,63 балла. Всё благодаря участнику ООО МУЗЕЙ-ПЛЮС выступившего в качестве спойлера, реализующего схему понижения значимости ценового критерия.

Аналогичная закупка от 25 августа 2020 года.
Участвуют три  компании, две из которых – вновь постоянные партнеры минкультуры. Только на этот раз пару "НЕКСТ СПЕЙС" составляет сам разработчик приложения "Артефакт" - ООО "ДАТАСТЕК". И тоже ведет себя странно – получает ноль баллов за неценовые критерии, хотя опыт в данной сфере у компании имеется (напомним, что они разработчики самой системы АРТЕФАКТ), да и госконтракты там выигрывать умеют. 

ООО "НЕКСТ СПЕЙС" поставило цену в 41 000 000 рублей, получив 100% от неценовых критериев суммарное количество баллов составило 60,63 (знакомая цифра?)

ООО "ДАТАСТЕК" (постоянный подрядчик минкультуры по другим проектам) поставило 14 100 000 рублей, получив 0% от неценовых критериев, получив суммарно 60 баллов

Третий участник при цене в 27654321 рублей и при оценке неценовых критериев в  75% получила суммарно 60,59 баллов.

Примечательно, что результат был достигнут исключительно благодаря резкому падению ценового предложения от "ДАТАСТЕК", который на старте заявлял прайс в 42 760 000 рублей.  Стоит отметить, что все подавшие заявки участники на первом этапе поставили НМЦ, без какого-либо снижения. После этого "ДАТАСТЕК" выставил сумму в 14 100 000, а "Некст Спейс" понизился до 41 000 000 рублей – только такое сочетание цен от двух участников могла привести к победе "Некст Спейс" с показателем 60.63, что на 0,04 балла больше оценки предложения независимого участника. Мы провели математические расчёты вероятности случайного получения данного результата при допущении различных вариантов сговора заказчика и исполнителя.

Расчёты приводят к однозначному выводу о том, что, вероятнее всего, окончательные предложения по цене координируемыми участниками было сформировано после ознакомления и оценки заявки независимого участника до этапа подачи окончательных ценовых предложений. Таким образом, для нас очевидно, что из-за сговора между ООО "НЕКСТ СПЕЙС" и ООО "ДАТАСТЕК" и предупреждения от членов счётной комиссии Заказчика, независимая компания не получила возможность исполнить данный контракт. Падение было просчитано настолько четко, чтобы "НЕКСТ СПЕЙС" смог добиться все той же цифры в 60.63 балла.

В этой закупке засветился из спойлер из предыдущего конкурса - ООО "МУЗЕЙ ПЛЮС", на этот раз этот участник почему-то решил не снижать цену вообще, ходя в прошлый раз снизился на 34% очень интресно, не правда ли?

4. Двойные стандарты при работе над контрактом с координируемой и независимой компанией

Схема наших героев, в очевидности которой мы убеждены, дала сбой всего лишь раз за все время действия закупок для платформы "Артефакт". Это произошло с контрактом https://zakupki.gov.ru/epz/order/notice/ok504/view/supplier-results.html?regNumber=0173100007720000020 от 03.04.2020. Схему поломало экстремальное падение цены от одного из независимых участников, который опустился до 7 240 000 рублей (при стартовой цене в 25 000 000 рублей). Чтобы перебить эту заявку "по-честному", значительно опускаться по цене пришлось бы уже самому "Некст Спейс", но, кажется, авторы схемы решили поступить иначе.

Победителя – компанию "РИАЛ ТЭК" допустили к исполнению, но вскоре контракт с ним расторгли. Поводом для этого стали претензии объему текстов, подготовленных исполнителем на первом этапе работ, а также к многочисленным опечаткам. Кроме того, в отдельных работах уникальность текста составляла менее 85%. Как результат, контракт был расторгнут, а ООО "РИАЛ ТЭК" попал в реестр недобросовестных поставщиков, лишившись и обеспечения в размере 3 750 000 рублей.

Казалось бы, все справедливо, предприятие не справилось со взятыми на себя обязательствами. Смущает только тот факт, что поверхностный анализ работ "Некст Спейс" по предыдущему аналогичному контракту указывает на обилие опечаток, ошибок и заимствований в их текстах. При этом практически повсеместно не соблюдаются требования к минимальному объему текста в "точках интереса" и описаниях экспозиций. Только после выборочного ознакомления с 4 экспозициями "Радищевский музей", "Картинная галерея им. Сысоева", "Серпуховский музей", "Азовский музей – Сокровища кочевников Евразии" мы насчитали около 100 ошибок и неточностей в текстовом контенте и повсеместный недобор до минимальной длины текста для "точек интереса".

Наиболее распространенными признаками "несоответствия результата оказанных услуг требованиям ТЗ" стали оплошности, связанные с объемом текстов. Значительная часть "точек интереса" не соответствовала заявленному стандарту в 150 знаков (в некоторых случаях точки интереса были пустыми – точка ради точки), а некоторые описания экспозиций откровенно не дотягивали до стандарта в 800 знаков. На втором месте по популярности оказались опечатки, ошибки при склонении слов, пунктуационные и стилистические ошибки. Реже, но все-таки встречались случае "копипасты" – использования текстов с уникальностью ниже 80% (например, в описании картины "Травля оленей" она присутствует).  Нередко речь идет о банальной небрежности, вроде повторения друг за другом одинаковых слов или предложений. Вот лишь некоторые примеры озвученных выше несоответствий стандартам ТЗ: 

Повторение предложения, копипаста...

Классика: одеть Надежду, надеть одежду

Близка и любима художникУ

И снова склонение: предвосхищаЕт

Деепричастный оборот не выделен запятой...

ИЗ вместо ИХ

Русский язык остался НЕПОНЯТЫМ...

Описание выставки – менее 800 знаков... 

Снова описание выставки менее 800 знаков...

Точка интереса – менее 150 знаков... 

И снова – точка интереса менее 150 знаков

Точка интереса вообще без текста...

Получается, что при одинаковых проблемах "свой" исполнитель продолжил выполнение работ и даже не получил акта о выявленных нарушениях по окончанию работ (ведь ошибки не исправлены до сих пор), а независимый победитель был наказан по полной и зачислен в реестр недобросовестных предпринимателей.

История продолжается: заказчик дорабатывает условия контракта в интересах своего исполнителя

Очередная, пятая по счету закупка по медиагидам, появилась в Сети 15 октября 2020. Это контракт на производство 11 медиагидов со стартовой ценой в 7 240 000 рублей (700 000 рублей за один медиагид – прекрасная цена). И, судя по всему, после осечки с "РИАЛ ТЭК" и схватки с независимым конкурентом, который отстал от победителя на 0.04 балла, Заказчик и его "партнеры", решили доработать собственную схему.

На этот раз заказчик серьезно изменил порядок оценки неценовых критериев. Заказчик понял, что критерий оценки предложения участника, имеющий высокий вес в неценовых критериях превратился из преимущества (возможность получить данные по участникам до подачи окончательных ценовых предложений и проинформировать контролируемого участника) в недостаток, т.к. есть независимый участник, способный предоставить предложение, оценить которое можно только по максимуму. На этот раз заказчик решил перекрыть возможность получения высоких баллов по неценовым критериям за счёт хорошо подготовленной творческой части предложения, снизив значимость этой части неценовых критериев с 30 баллов до 10 баллов, заодно увеличив долю второго неценового критерия с 10 баллов до 30 баллов, т.к. практика показала заказчику, что только свой участник способен предоставить квалификацию по этому критерию.

В чём же заключается второй неценовой критерий?

Вот цитата из конкурсной документации: 

В рамках данного показателя оцениваются и учитываются контракты или гражданско-правовые договоры, заключенные в рамках действия Федерального закона от 05.04.2013 № 44-ФЗ "О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд", Федерального закона от 18.07.2011 № 223-ФЗ "О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц", стоимость выполнения работ по которым [по каждому договору, контракту] составляет не менее начальной (максимальной) цены контракта[1]. При этом под аналогичными (сопоставимыми) работами для целей оценки заявок в настоящем конкурсе понимаются работы по реализации (созданию или развитию) цифровых проектов в сфере культуры с использованием технологий дополненной реальности. Предельно необходимое заказчику значение квалификационных характеристик (количество ранее заключенных и исполненных контрактов/договоров): (Kпред) =2

Если кратко, теперь Заказчик готов дать 75% от неценовых критериев за наличие в портфолио участника 2-х успешно исполненных контрактов на ту же работу (цифровых проектов в сфере культуры с использованием технологий дополненной реальности). Зная историю проекта, под это требование подходит… только компания "Некст Спейс". На этот конкурс подала заявку и компания-учредитель нашего СМИ. Нами было принято решение спровоцировать участников схемы на очередную демонстрацию метода занижения значимости ценового критерия.

Цель – ещё раз продемонстрировать, что заказчик, с большой долей вероятности, предупреждает контролируемых участников. Ведь, если в конкурсе не появляется неизвестных участников то спойлер не роняет цену, а просто получает 0 баллов за неценовые критерии, чего достаточно для демонстрации конкурентности закупки и получения требуемого результата.  Чтобы в очередной раз увидеть схему с понижением  значимости ценового критерия мы подадим заявку на этот конкурс без снижения цены. Если мы это не сделаем, то контролируемые участники будут действовать по-другому, ограничившись формальным присутствием в закупке, как в этом примере: https://zakupki.gov.ru/epz/order/notice/ok504/view/supplier-results.html?regNumber=0173100007720000092

Данное расследование мы создавали в 10х числах октября, предварительный прогноз был зафиксирован следующим образом (убедиться в фиксации прогноза можно в видеоверсии материала). 

В случае, если всё пойдёт по плану Заказчику, победителем конкурса будет ООО "НЕКСТ СПЕЙС" с ценой в районе 7200000 или чуть ниже  (опыт будет подтверждён контрактами https://zakupki.gov.ru/epz/order/notice/ok504/view/common-info.html?regNumber=0173100007719000129 И https://zakupki.gov.ru/epz/order/notice/ok504/view/supplier-results.html?regNumber=0173100007719000049)

Вторым участником скорее всего будет ООО "МУЗЕЙ ПЛЮС" со ставкой в районе 2500000 рублей или чуть ниже. Возможно мы увидим и ООО "ДАТАСТЕК" в роли  спойлера но возможно и появление нового контролируемого участника, т.к. в процессе расследования мы выявили несколько других юридических лиц, по нашему мнению, участвовавших в подобных схемах.

UPD  от 10 ноября

Практика показала, что наши ожидания оправдались практически на 100%. 9 ноября 2020 стало известно, что конкурс с ценовым предложением в 7 100 000 рублей выиграла компания "Некст Спейс". В нем также участвовали наши старые знакомые "Датастек" и "Музей Плюс". Правда, в этот раз они вели себя странно - выставили максимальное ценовое предложение в 7 240 000 и получили "0" по неценовым критериям (участники до сих пор не могут сделать выводы из своих предыдущих поражений, и заработать хоть что-то на неценовых критериях). На этот раз имеются очевидные признаки того, что "Датастек" и "Музей Плюс" участвовали в конкурсе для имитации массового участия и конкурентности закупки. А вот "спойлерную" ставку в 2 500 000 рублей сделала новая организация "Дженерал Ви Ар".  Пока что нам не удалось проследить их аффилированность с Минкультуры, но именно ставка "Дженерал Ви Ар" выбила из игры независимых участников и позволила "Некст Спейс" победить с результатом в 61.13 баллов. Эту цифра, как подпись художника, также не является случайной, как и 60.63, она встречается не в первый раз. Ранее идентичные баллы получал один из лояльных подрядчиков Минкультуры на одном из контрактов по организации прямых трансляций, где также была применена схема занижения значимости ценового критерия ( https://zakupki.gov.ru/epz/order/notice/ok504/view/supplier-results.html?regNumber=0173100007719000128  ). Вероятно на этот раз спойлер был приглашён в закупку самим координируемым участником, на что указывает близость сферы деятельности данных юр. лиц и даже их регистрация в Сколково.

Подведение итогов, послесловие

Результатом данного расследования стало выявление очевидных признаков сговора между Департаментом информационного и цифрового развития Минкультуры РФ и рядом координируемых компаний, а именно:

1. Подготовку закупок с НМЦ многократно выше цен, учитывающих достойную прибыль;

2. Составление и корректировка конкурсной документации, дающей преимущества конкретному участнику;

3. Пропуск множественных несоответствий требованиям ТЗ в результатах исполнения контракта для конкретного участника с жесточайшим наказанием за те-же нарушения независимого участника;

4. Использование схемы с несколькими контролируемыми участниками для занижения значимости ценового критерия, которая возможна только при координации действий со стороны конкурсной комиссии Заказчика, что доказано математически;

5. Информирование контролируемых участников конкурса о появлении неизвестных участников с качественными предложениями по предмету закупки.

Данные факты указывают на нарушение законодательства в сфере защиты конкуренции, а именно статей 11, 15-17 Федерального закона "О защите конкуренции"

В результате на одних только контрактах по созданию медиагидов компания "Некст Спейс" получило около 100 млн рублей при реальной себестоимости работ менее 10 миллионов рублей. 

При этом признаки схожей коррупционной схемы были замечены нами и в других контрактах Департамента информационного и цифрового развития Минкультуры РФ. 

Результаты проведённого расследования мы передаём в следственные органы и будем следить за ходом расследования.

Теги: , , , ,
Категории: , , , ,

Обсуждение ( 81 ) Посмотреть все

Аноним
19 ноября 16:53

Глупость полнейшая! К чему вообще конкуренция в реставрации? Чтоб рукожопые выполняли работы? Все уже видят к чему приводят эти тендеры с понижением цен и экономии на спичках. К тому что потом живущим, работающим в этих зданиях десятилетиями разгребать то что наворотили? Гнать со стройки менеджеров! Не допускать вообще на строительный объект дилетантов! И вообще национализируйте строителей, чтоб ни каких частников! Пусть будут как военная служба и ни каких тендеров не требуется. Зато в отрасли отобранные спецы с опытом и наставничеством. Стройка - это не игрушки! Это серьзные сооружения требующие такого же трепетного отношения как к атомным станциям! Счет идет на сотни жизней захороненных под обломками. Стройки не могут быть бизнесом! 

Аноним
18 ноября 10:56

Слишком много текста и специфической информации. Рассчитано на кого? И цель публикации? Если уверены в подлинности, готовы идти в прокуратуру и отвечать за свои обвинения?

Аноним
2 декабря 10:49

Да. К сожалению, сейчас новости из разряда тендеров и госзакупок сплошь такие. Происходят хищения, разрабатываются мошеннические схемы. Сздать организацию, которая следила бы за этим? Но нет уверенности, что сотрудники этого контролирующего органа сами войдут в сговор. Почему этого почти нет в развитых странах. Обидно. В любом случае спасибо. Держите нас в курсе событий.

inna565
2 декабря 10:53

Да. К сожалению, сейчас новости из разряда тендеров и госзакупок сплошь такие. Происходят хищения, разрабатываются мошеннические схемы. Сздать организацию, которая следила бы за этим? Но нет уверенности, что сотрудники этого контролирующего органа сами войдут в сговор. Почему этого почти нет в развитых странах. Обидно. В любом случае спасибо. Держите нас в курсе событий.

Аноним
30 ноября 16:27

Все как обычно , идет нормальная жизнь, народ ворует кто как может и переодически режут друг друга, про это еще Петр Великий сказал, если всех казнить, то работать не скем будет.

Аноним
2 декабря 10:23

вышенаписанное тянет скорее на полноценное антикоррупционное исследование, чем на простую статью.. Жаль только- что такими расследованиями и наказанием виновных в подобном мошенничестве не зханима.тся прокуратура , полиция и фсб, а мошенничество становится необходимой нормой кражи у государства и граждан...

Аноним
28 ноября 14:34

... а когда начнутся посадки, то от "деятелей культуры" о 37-м годе поднимется вой. А вот распилы по "цифровизации экономики"составляют более, скажем мягко, 50-ти %,.. что говорит о многоуровневой "заинтересованности" в "подъеме благосостояния народа". Тошнит?..

Аноним
1 декабря 7:38

Актуальная статья о нашем прогнившем обществе. Сметы реставрации должны четко проссчитаны и не надо проводить никаких тендеров. Надо брать опытного подрядчика, который сможет выполнить работы с хорошим качеством!

Аноним
1 декабря 8:19

 

Увы, данные схемы действуют уже давно и не только в нашей стране..более того они регулярно корректируется и становятся менее заметными..

Alexvas
1 декабря 8:22

 

Увы, данные схемы действуют уже давно и не только в нашей стране..более того они регулярно корректируется и становятся менее заметными..

Новые комментарии