5 октября, 14:50
0
463

Кирилл Артеменко: нет иллюзий, что журналистика может что-то изменить

0
 
 

Действенность публикаций средств массовой информации когда-то была незыблемым правилом, основой из основ взаимодействия прессы, власти и общества. Сегодня картина совсем иная: газета пишет, жизнь идет. На этот счет, – признался издатель интернет-газеты «Бумага» Кирилл Артеменко, - у молодого поколения журналистов уже не осталось иллюзий.

Артеменко: Мне кажется, что, несмотря на то, что Петербург – лучший город на земле, и это безусловно так.

Иванова: (смеясь) Безусловная истина

Артеменко: Испытывать щенячий восторг из-за всего, что здесь происходит, тоже довольно странно было бы нам. У нас масса претензий к тому, что происходит в городе. Причем не только к городским властям, но и горожанам и прочее. Понимаете, можно сколько угодно ругать городские власти, что они не проложили велодорожку какую-нибудь. Ну вот на Фонтанке проложили велодорожку. И что мы видим? На Фонтанке на велодорожке запаркованы автомобили. Люди говорят: "Нам не нужна велодорожка, мы ездим на машине". Другие люди говорят: "Нам нужна велодорожка". Первые говорят: "Хорошо, классная идея, но мы все равно будем здесь парковаться". И это вопрос про диалог внутри сообщества городского, внутри разных сообществ. Мои личные претензии относятся в первую очередь к зимнему периоду. Я не понимаю почему, после прорывной зимы 2017, ой, 2016 года, когда кажется первый раз Петербург стал похож на Хельсинки, в том смысле, что был ровный…

Иванова: Крошечкой засыпали…

Артеменко: Да, ровный снег и гранитная крошечка. Почему мы вернулись к традиционному простите "дристу", потому что иначе это не назвать. Когда реагенты разъедают все до кости на вашей ноге, штаны усыпаны солевыми разводами примерно до ремня, и как только становится +5, а потом – 5, что у нас происходит, как мы понимаем, совершенно неожиданно, сногсшибательно и предсказуемо, город становится похож на каток. Что произошло по сравнению с 2016-м в 2017 году, когда мы эту соль увидели снова, не знаю

Иванова: И вы пишите об этом?

Артеменко: Да!

Иванова: И вы пытаетесь организовать диалог между обществом, городом, жителями, властью?

Артеменко: Я могу рассказать историю. Я прихожу на работу в совершенном бешенстве после впечатлений от того, что я увидел на улице, выйдя за пределы… Говорю: "Ребята!" (пользуясь еще полномочиями главного редактора). "Ребята, давайте мы напишем сейчас материал о том, почему у нас снова вот такое. В формате ответа. Что в Петербурге сейчас с уборкой". И, конечно, надо звонить в Комитет по благоустройству, ну в смысле, ну как нет. Звоним в Комитет по благоустройству, говорим: "Уважаемые коллеги, почему у нас снова соль на улицах?". Они говорят: "Нет соли". Мы говорим: "Есть соль!". Они говорят: "Нет соли! Никаких реагентов нет, 100%". Мы говорим: "Хорошо, так и запишем. У нас там ботинки все в белом, но, наверное, это не соль, наверное, это сахар". Понимаете, ну что ты с этим будешь делать?

Иванова: Диалог не получился.

Артеменко: Почему, получился. Выходит материал, вот люди выкладывают в изобилии фотографии в соцсети, все в разводах, все в бешенстве. Комитет по благоустройству говорит: "Соли нет!"

Иванова: Стоит упорно на своем

Артеменко: Нет соли, ну что ж делать. 

Иванова: На этом все заканчивается?

Артеменко: Да, конечно же. Что вы думаете наши публикации изменят?

Иванова: Почему? Может быть и изменят?

Артеменко: Нет (смеется), Нет, у меня на этот счет иллюзий.

Полная версия эфира доступна в разделе "НАШИ ТРАНСЛЯЦИИ".

Видео: Piter.TV

Оставить комментарий

Новости на эту тему