30 сентября, 13:32
1
2499

"Хранители Петербурга": реставрация Лионского зала в Екатерининском дворце, открытие Мраморного фонтана в музее "Царское Село"

0
 
 

В новом выпуске программы "Хранители Петербурга" вы узнаете о масштабных реставрационных работах в музее-заповеднике "Царское Село". Реставраторы восстанавливают утраченные интерьеры Императорской усадьбы уже несколько десятков лет.

Выросло уже несколько поколений петербуржцев, которые ни разу не видели Мраморный фонтан в Собственном садике Екатерининского парка действующим. Запуск фонтана стал символом завершения очередного масштабного этапа реконструкции музея-заповедника "Царское Село". Здесь работают целые династии реставраторов, которых по праву можно назвать Хранителями Петербурга.

Александр II здесь очень любил жить, жил здесь подолгу с семьей. В этом году музею 200 лет и мой любимый фонтан как раз вернули к жизни. Нам тоже это приятно. Второй фонтан – это наша девушка с кувшином знаменитая. Если фонтан есть в парке, он должен работать. Буквально после пуска этого фонтана 30 лет назад уже стали говорить, что его надо закрыть, потому что каррарский мрамор стал интенсивно покрываться известковой коркой и желтеть. Конечно, надо было закрыть фонтан и продумать систему водоснабжения какую-то иную. Технические проблемы решили судьбу фонтана.

Ольга Таратынова, директор государственного музея-заповедника "Царское Село"

Мраморный фонтан почистили. Специалисты разработали новый механизм оборотный. Теперь памятнику архитектуры ничего не угрожает, так как воду не берут из водопровода. Вода проходит специальную очистку и поступает в фонтан круговым циклом.

В 2018 году музей отметит свой столетний юбилей. На сегодняшний день "Царско Село" представляет собой два дворца, несколько десятков павильонов и три парка. Общая площадь составляет около 550 Га.

Основная задача нашего музея, как и у всех музеев Петербурга, это, прежде всего, сохранить то, что нам досталось. Существенная часть коллекций довоенных все-таки вернулась во дворец. Сейчас мы их показываем в наших залах. Что касается интерьеров, то, в общем, работы по восстановлению до сих пор продолжаются.

Ольга Таратынова, директор государственного музея-заповедника "Царское Село"

Кроме знаменитой Янтарной комнаты в Екатерининском дворце осталось немало утраченных интерьеров, требующих восстановления. В частности Лионский зал, который в годы войны был полностью разграблен и разрушен. Пока он существует только в нашем воображении.

Когда-нибудь, может быть уже в следующем году, он будет похож на то изображение, которое вы видите. Это акварель Луиджи Премацци. Сложно сейчас представить и одеть эту штукатурку голую в Лионский шелк, но если вы постараетесь, у вас это получится, и вы перенесетесь в Лионский зал середины 19 века.

Мария Рядова, главный архитектор государственного музея-заповедника "Царское Село"

Первый этап работ в Лионском зале был связан с воссозданием лазуритовых порталов. При реставрации был использован лазурит из Афганистана. Его характерная особенность заключается в насыщенном ультрамариновом цвете.

Распиливаются большие блоки лазурита на каменную фанеру, потому что сюда идут кусочки толщиной до 5 мм и выбираются тщательно мастером. Таким образом, чтобы в цветовом решении его поверхности было как можно меньше инородных вкраплений, чтобы в итоге весь этот набор, исполненный в технике русской мозаики, бесшовный и набранный как единый монолитный камень представлял из себя цельный каменный пласт. Вот такое впечатление должно у вас складываться.

Мария Рядова, главный архитектор государственного музея-заповедника "Царское Село"

Помимо этого портал оттенен и богато декорирован накладными элементами из позолоченной бронзы. Также верхнюю часть украшают головы баранов.

Вот сам баран позолоченный. Как он крепится к этой панели? В этом фрагменте есть посадочные места. Через это место она крепится к самой стене, а в эти места крепится сам баран. (прим. ред.- В верхние отверстия) вставляются деревянные чопики.

Александр Харламов, резчик по камню

Несмотря на то, что лазурит прибывает из Афганистана уже обработанным, реставраторам, прежде чем начать выкладывать мозаику, камень разрезают на пласты в 3 мм.

Почему именно 3 мм? Пять – расход большой, а два – камень хрупкий. Если заметите, есть маленькие трещины. Когда пилишь на тонкую фанеру, она может рассыпаться. Это дополнительные работы, нужно между собой опять склеивать. Если в этом камне не хватает фрагмента, то есть кусочки, которые мы здесь прямо отпиливаем и добавляем кусок. Потом начинается набор. Один камень приклеил, специальный делается кондуктор. Под основу идет кирамогранит, который имеет определенную форму. По чертежам она разбита по сегментам.

Александр Соловьев, художник-реставратор

Камень выкладывают таким образом, чтобы мозаика представляла собой единое целое, а потом преступают к шлифовке, затирая на лазурите даже самые крошечные дефекты. В конце поверхность полируют до блеска. Для крупных деталей реставраторы высверливают отверстия, а мелкие крепят на небольшие латунные позолоченные гвоздики.

В Царскосельской Янтарной мастерской работают целые династии реставраторов. Часть коллектива, работающего над воссозданием янтарной мастерской, по сей день восстанавливает утраченные интерьеры дворца.

Вот первый коллектив, который начал работать над Янтарной комнатой. Здесь, если посмотреть, уже чуть-чуть обновился. Новый состав тоже справился со своей задачей. Великолепно все сделано.

Александр Соловьев, художник-реставратор

Около Лионского зала мы обнаружили прикрытый картоном подлинный паркет. За свою долгую жизнь он успел съездить в Германию и вернуться обратно. Именно по нему когда-то ходила сама императрица.

Он состоит из 12 пород дерева и финальным аккордом является его инкрустация перламутром. Во время войны он был разобран на щиты, вывезен в Германию и только в послевоенное время удалось его обнаружить и вернуть обратно в музей-заповедник. Он находится в Фонде мебели сейчас на хранении. Были выполнены работы по его частичной реставрации и, собственно, он ожидает своего  возвращения вот в этот родной подлинный интерьер.

Мария Рядова, главный архитектор государственного музея-заповедника "Царское Село"

Почему же зал стали называть Лионским? Это связано с тем, что в первоначальном варианте на стенах был штоф. Специально по заказу в Лионе был выткан лионский желтый шелк:

На период Чарльза Камерона шелк имел достаточно богатый рисунок, то есть это были вышитые павлины, это был такой разнообразный декор. Он был заменен и в 1866 году при переделке этих залов Ипполитом Монигетти для Марии Александровны. Рисунок его стал более геометричным.

Мария Рядова, главный архитектор государственного музея-заповедника "Царское Село"

На сегодняшний день во Франции изготовлена точная копия этого самого желтого шелка. Реставраторы надеются, что уже в конце этого года он вернется на родные стены.

Задачей нашего музея всегда было и остается восстановление тех интерьеров, а у нас каждый интерьер – это шедевр, потому, что здесь жили императоры. Здесь не могло быть плохо. Самого большого труда и внутреннего труда души у нас у всех потребовало восстановление агатовых комнат. Мы сделали на пять это восстановление, мы получили премию европейскую за лучшую реставрацию 2013-года. Это действительно блестящий результат реставрационный. Мы этим гордимся. Я очень люблю туда водить друзей, знакомых, партнеров. Сама рассказывать об этом. Это история русской архитектуры. Это история Романовых. Это огромные пласты информации. Наша задача сохранить их и может быть развить, приумножить и то, что называется популяризировать в музеях. Не забывать об этом.

Ольга Таратынова, директор государственного музея-заповедника "Царское Село"

Екатерининский дворец возвращают к жизни уже больше полувека. Многое за это время поменялось, но несмотря на все трудности, неизменным остается одно – благодаря работе реставраторов экспонатов в царском селе становится больше.

Видео: Piter.tv

Оставить комментарий

    2 октября 22:47

    Спасибо нашим реставраторам, что мы смогли увидеть заново восстановленные шедевры искусства наших мастеров.

    0

Новости на эту тему