Юрий Борисов: Архитектурной критики сегодня нет

0 0

Почему в России не существует архитектурной критики? Что это такое и зачечм она вообще нужна? Об этом Piter.tv рассказал профессиональный строитель, президент Гильдии управляющих и девелоперов коммерческой и промышленной недвижимости Юрий Борисов

Роман Романов: Прошел круглый стол по архитектурной критике. Скажите, ваше впечатление - архитектурная критика в России существует?
 
Юрий Борисов: Я начал круглый стол с того, что сегодня мы будем говорить о том, чего нет. Интернет-пространство крайне бедно отражает эту тематику. Личное отношение профессионального сообщества достаточно противоречивое. Но собрались именно те, кто, наверное, так не считает. Считают, что эти вопросы должны занимать в обществе, а не только в профессиональном обществе, гораздо больше места, потому что это часть цивилизованного рынка.
 
Р.Р.: Вы как девелопер заинтересованы в том, чтобы архитектурная критика активно присутствовала у нас в пространстве?
 
Ю.Б.:  Безусловно. Потому что мы очень неравнодушно относимся к тем проектам, которые строятся по нашим концепциям. Они, как правило, занимают в итоге в городах России, в Петербурге, достаточно серьезное градостроительное значение, место. И архитектура не имеет права быть слабой. А, учитывая процесс проектирования, процесс утверждения архитектурной концепции любого коммерческого здания очень долгий, то есть надежда, что на этом пути именно с помощью института архитектурной критики будут создаваться гораздо более интересные здания.       
 
Р.Р.: А вам не кажется, что, например, в Петербурге есть определенного рода недоверие к архитекторам? Если мы посмотрим, что говорят представители группы Александра Сокурова, некоторые градозащитники, что именно профессиональные архитекторы сдали тот исторический центр, который, по их мнению, мы потеряли. Как вы относитесь к таким заявлениям и такой позиции?   
 
Ю.Б.: Вы правы. Существует разобщенность, по сути дела, в одной из элит нашего общества. Назовем ее «культурной элитой». Куда я отношу и архитектурную элиту Петербурга, и не только Петербурга, и художественную, творческую. По сути дела, это все творческие профессии. Мне кажется, эта разобщенность сегодня - это не взаимопонимание из-за недостатка инструментария, который мог бы помочь процессу объединения. Поскольку здесь нечего делить. Я уверен, что те и другие одинаково любят наш город. Я знаю по совместной работе с архитекторами Петербурга, как они сами болезненно относятся к нашим градостроительным и архитектурным проблемам. И одна из задач сегодняшней дискуссии как раз состояла в том, чтобы мозговым штурмом, первый раз предпринятом на «PROEstate», найти какой-то инструментарий, который мог бы устранить разобщенность.            
 
Р.Р.: Нашли?
 
Ю.Б.: Было высказано очень много интересных идей. Сегодня можем говорить только о том, что их надо положить на бумагу, их надо дальше обсуждать, и не раз в году на «PROEstate», а в течение всего года. Учитывая, что на нашем круглом столе были и законодатели, и редакторы журналов, и архитектурные критики, к которым я отношу тех, кто именно работает не с обществом, а с архитекторами. И публицисты на архитектурную тему, те, кто нашему обществу в доступной форме говорят о каких-то проблемах архитектурной жизни в стране. Мы попытались охватить весь спектр мнений. Очень много интересных предложений было высказано, но сказать, что мы нашли пути, это преждевременно. Мы будем работать над этим и дальше.  
 
Р.Р.: Скажите, вы обсуждали, в том числе, и взаимоотношения архитектора и заказчика. Насколько здесь может быть компромисс? Потому что общество предъявляет к архитектору претензии. А мне кажется иногда, что в большей степени архитектора волнует мнение заказчика. Насколько архитекторы, с которыми вы общаетесь, готовы отстаивать перед заказчиком свои проекты?    
 
Ю.Б.: Да, это проблема сегодня российская. И не только российская. Дело в том, что бизнес-культура и тот самый инструментарий, который мы пока еще только ищем, или вспоминаем забытое свое прошлое... Были же известные инструменты конца 19 - начала 20 веков в России и в Петербурге, можно вспомнить целый ряд имен, кто своей деятельности помогал развиваться архитектуре, которая не была застывшей никогда в историческом центре Петербурга. И в те годы Петербург был очень цельно застроен, было мало лакун, но создавались такие проекты, как Дом Книги, как Елисеевский магазин. Эпоха модерна нашла свое отражение даже на Невском проспекте. Поэтому эти процессы не законсервированы и не должны быть законсервированы. Проблема воспитания вкуса заказчика, которую вы затронули, наверное, самая сложная проблема, которую, конечно, этим круглым столом и вообще одними только дискуссиями не решить. Здесь необходим целый комплекс мер. И на уровне законодательства (у нас, кстати, присутствовала за круглом столом Елена Косаренкова, которая отвечает в Думе как раз за эти вопросы), и вопросы бумажной архитектуры. Вопрос выделения экспертов от архитектуры в какую-то самостоятельную гильдию или, по крайней мере, комитет. Поскольку очень часто архитектурная критика - это не критика объектов, а критика субъектов деятельности. А ранить чужое самолюбие - это верный путь к полному взаимонепониманию. И, конечно, должно пройти время. Другое дело, мы не имеем право стричь эту лужайку 300 лет, мы должны каждый день помнить о том, что город должен развиваться, какие-то проекты -утверждаться. И мы только надеемся, что если будет гораздо больше возможностей у заказчиков столкнуться и с архитектурной критикой, и с какими-то публицистическими выступлениями на эту тему, и в прессе, и по телевидению, то они будут больше образовываться. Они будут стараться в своих проектах достичь того самоудовлетворения, которое приносит не только коммерческий итог их проектов, но и то осознание, что он остается в этом и в других городах России навсегда.              
 
Р.Р.: Скажите, на петербургский рынок приходят сейчас иностранные инвесторы, иностранные компании, у них какой-то другой взгляд или они сталкиваются с тем же самым?
 
Ю.Б.: В целом они должны работать в том же поле, в котором работают и наши девелоперы. Здесь никакой разницы не вижу. Инвестиции не должны иметь границ, они должны иметь только ту привлекательность, которая обеспечивает их приток в Санкт-Петербург, если мы больше говорим о нашем городе. Другое дело, что тема конкуренции между западными архитекторами и российскими архитекторами, она тоже нашла свое отражение во время нашего круглого стола. Почему? Потому что отсутствие отечественной архитектурной критики как раз сегодня приводит к тому, что наши архитекторы меньше известны. Было подчеркнуто рядом выступающих, что, как правило, проекты, которые достаточно горячо обсуждаются в масс-медиа, почему-то не содержит конкретных имен наших зодчих. Но если содержат, то это очень короткий перечень или это уже продвинутые архитектурные мастерские. С имени архитектора надо начинать его выбор. И пока мы мало упоминаем своих собственных архитекторов, естественно, на слуху больше западные архитекторы. То, что наши архитекторы умеют работать не хуже – это, как минимум, чем западные архитекторы. Я говорю именно о креативности, о творческой мысли, о понимании контекста нашего города – что уместно, что не уместно – это, безусловно. Мне кажется, что, скорее, западному архитекторы трудно войти в ткань исторического центра Петербурга, приезжая сюда в короткие командировки и при этом создать тот шедевр, который будет принят впоследствии нашим обществом. Но как раз это свое изначальное преимущество наши архитекторы почему-то до сих пор, на мой взгляд, используют не в должной мере. И первый вопрос, на самом деле, даже не к заказчикам. Первый вопрос к самим архитекторам. Господа, если вы хотите быть более узнаваемыми, если вы хотите иметь в этом городе, и вообще в России больше работы, объединяйтесь изнутри, создавайте какие-то новые формы общения с заказчиками, воссоздавайте институт архитектурной критики.        
      
Р.Р.: Но пока они не готовы к этому?
 
Ю.Б.: Нет, я думаю, они готовы. Может быть, руки просто не доходят. Но, с точки зрения тех выступлений, которые прозвучали, совершенно очевидно, мы поняли, что мы все единомышленники. Мы готовы.  
 
Р.Р.: Последний вопрос. Почему создается впечатление, что архитектурной критики нет? Почему ее нет?
 
Ю.Б.: Почему ее нет? Одна из интересных точек зрения прозвучала у Владимира Фролова – главного редактора журнала «Проект Балтии», на мой взгляд, на сегодня единственного по-настоящему критичных архитектурных журналов - это то, что мы по-прежнему имеем анахронизмы постсоветской ментальности. Когда архитектура сама по себе и архитектурная критика как часть архитектурного процесса бала очень рискованна. И моно было за решетку угодить. Сегодня дело не в решетках. Сегодня дело в более инерционных процессах взаимоотношений. Производственные отношения сложнее воссоздаются, и очень важно вместе с теми, кто сегодня нацелен на воссоздание архитектурной критики пройти как можно быстрее тот путь, который мы начали на этом «PROestate».
Теги: ,
Категории: , ,

Оставить комментарий