Роб Гарвер: Успех к Полин Кейл пришел только в зрелом возрасте

Роб Гарвер: Успех к Полин Кейл пришел только в зрелом возрасте

0 0

Piter.TV пообщался с американским документалистом о том, чем история кинокритика-женщины задела знаковых мировых режиссеров.

В рамках 29-го кинофестиваля "Послание к человеку", где представлено немало отличных документальных картин, состоялась премьера фильма "Что она сказала: Искусство Полин Кейл". Фильм Роба Гарвера посвящен знаковой персоне для западного кинематографа – журналистке Полин Кейл. Eе рецензии в New Yorker значительно портили настроение деятелям кинобизнеса, а многие режиссеры вынесли из ее текстов что-то новое для себя. Например, Уэс Андерсон, который устроил для журналистки отдельный показ "Академии Рашмор". 

Зрителям не будет скучно – в кадре появляются Вуди Аллен, Фрэнсис Форд Коппола, Квентин Тарантино, Алек Болдуин и другие кинозвезды. Закадровый текст за саму госпожу Кейл читает другая известная колумнистка из Нью-Йорка – Кэрри Брэдшоу. Шутка, но голос Сары Джессики Паркер действительно прокладывает мост между поколениями.  

В июне 2019 года со дня рождения Полин Кейл исполнилось 100 лет. Чем не повод пересмотреть наследие журналистки, поставившей под сомнение успех "Гражданина Кейна" Орсона Уэллса или разнесшей в пух и прах работы Ридли Скотта? О самой персоне автора, которого до сих пор вспоминают в Голливуде, Piter.TV пообщался с режиссером Робом Гарвером.

PTV: Почему вас заинтересовала именно персона Полин Кейл, а не любой другой писатель или журналист ее поколения? Например, Роджер Эберт или Сьюзен Сонтаг?

РГ: Во-первых, потому что про Эберта и Сонтаг уже есть фильмы. Даже если бы их и не было, я бы и не был так заинтересован в создании кино про них. В случае с Сонтаг я не так сильно погружен в контекст. Я смотрел недавний фильм про Роджера Эберта ("Life Itself" 2014 года – прим. ред.). Мне показалось, что это больше картина о его смерти, чем о жизненном пути. 

Стиль Полин мне видится настолько убедительным, что он достоин отдельного изучения в кинематографе.

PTV: Российскому зрителю персона Полин Кейл знакома не так хорошо, как зарубежному. Чем ее история интересна и необычна?

РГ: Я познакомился с ее работами в 80-х годах, когда учился в колледже. Это была эпоха до "цифры", поэтому влияние на кинозрителей оказывали печатные издания, газеты и журналы.

Полин отличалась от многих – она писала для New Yorker, большого издания: так она получила большую платформу для высказывания своего мнения. Редакторы давали ей много свободы. Во многих газетах кинорецензии были максимально короткими, но на это у нее был свой взгляд – она создавала эссе на заданную тему. Полин была очень проницательной и часто обращала внимания на те вещи, которые ускользали от всеобщего внимания при первом просмотре того или иного фильма. Она была первой женщиной, которая писала о кино и она никогда не извинялась за свои рецензии.  

Я помню, что у нее как у автора было особое мнение. Поэтому я и решил сделать картину о ней, историю о таком человеке через призму непосредственно кинематографа. Это стало отличным вдохновением, а при подготовке материала мне раскрылись интересные подробности ее жизни. Например, успех к ней пришел в достаточно зрелом возрасте. До этого она боролась за существование, работая одновременно на нескольких работах, в том числе и для академических и кино-журналов. Это было нужно для того, чтобы прокормить ее дочь.  

PTV: Охотно ли шли с вами на контакт герои фильма, приходилось ли их добиваться? Например, тот же Квентин Тарантино? Все-таки не все были в восторге от ее мнений о кино. 

РГ: Я обращался к героям картины через друзей и агентов. Большинство хотели поговорить о Полин, потому что она сама вызывала у них сильные эмоции, но не всем она нравилась. Конечно, для разговора с Тарантино и Дэвидом О. Расселом мне нужно было ждать по три месяца, пока они отснимут собственное кино. Я обращался к Вуди Аллену, и он не захотел принимать личное участие в фильме. Его представители продолжают мне говорить, что он слишком занят. Но он все равно появился в картине в архивных записях. 

PTV: Какие бы вы порекомендовали издания, где можно ознакомиться с текстами Полин Кейл? 

РГ: Я не знаю насчет России, но я бы посоветовал обратить внимание на книгу "The Age Of Movies: Selected Writings of Pauline Kael". Это она из двух книг о ней, опубликованных в США.  

PTV: По-вашему, какая рецензия Полин Кейл вам кажется лучшей?

РГ: На самом деле, их много – она была постоянна в качестве текстов. Можно даже сказать, что достойна каждая рецензия, но мне больше нравятся ее ранние тексты, до 80-х годов. Мои самые любимые – про "Сладкую жизнь" Феллини, "Ночь" Антониони и "В прошлом году в Мариенбаде" Алена Рене: они очень показательные и смешные. 

PTV: Возможно ли назвать какого-либо творческого "наследника" Полин Кейл? На кого из зарубежных авторов вы обращаете внимание?

РГ: Я не читаю так много работ кинокритиков. Сейчас нет таких авторов, которым нравится, что делала она – почти никто не пишет длинные и личные эссе. В моем фильме есть один автор. Его зовут Майкл Шрэгау (Michael Sragow), мне нравится, как пишет он. Из-под его пера вышло несколько книг-биографий кинорежиссеров. 

Фото: Piter.TV

Теги: , , , ,
Категории: , , , , , , ,

Обсуждение ( 0 )

Новые комментарии