23 марта, 19:44
0
36847

На петербургской сцене родился новый Кафка

0
 
 

В театре СХТ прошла премьера новой постановки "Кафка. Письма к Милене", основанной на письмах знаменитого писателя к Милене Есенской.

О чем вы думаете, размышляя о Франце Кафке? Наверняка, вы сразу же вспоминаете мрачную атмосферу и экзистенциальность его рассказов. Критики характеризуют произведения мастера, как пропитанные безысходностью. А вот режиссеры-постановщики спектакля "Кафка. Письма к Милене" решили не останавливаться на творчестве писателя и обратились к личности самого автора.

Константин Соя предложил труппе социально-художественного театра поставить спектакль по письмам немецкого литератора к своей возлюбленной - Милене Есенской. А режиссер-постановщик СХТ Владимир Литвинов поддержал артиста и помог воплатить эту идею в жизнь:

"Наш театр отличается от других театров тем, что главную роль и главную скрипку у нас играет его величество актер. Люди здесь свободны, люди здесь - творцы! И мы эту свободу и эту жажду творчества должны поддерживать, а не убивать ее на корню, превращая людей в исполнителей. Я вижу своей основной задачей то, чтобы оберегать идею пришедшего к нам автора. Каждый проект приносит отдельный артист, и он это все сам тащит на себе. А мы, в свою очередь, взращиваем это семечко, помогаем ему прорасти. Это что-то очень необходимое теперешнему театральному пространству Петербурга, на мой взгляд.

Владимир Литвинов, режиссер-постановщик

Сказать, что в этом спектакле произошло полное погружение в мир  литератора - не сказать ничего. Костюмы, декорации, маски, куклы, музыка – все создавалось руками работающей над постановкой труппы. Константин Соя вынашивал в себе эту идею еще с 2013 года, именно тогда к нему в руки попали "Письма к Милене" и была создана первая небольшая собственная постановка по этой истории. А она заключается в следующем: В 1919 году в руки чешской журналистки и переводчицы попал рассказ Франца Кафки "Кочегар". Девушка была так захвачена произведенем, что написала автору письмо с просьбой о разрешении на перевод его творения. Так и началась трогательная, глубокая и настолько искренняя переписка немецкоязычного литератора с Миленой Есенской, с единственной женщиной, с которой у автора возникло такое взаимопонимание. 

Эта трепетная и парадоксальная история любви, сопровождаемая постоянной внутренней борьбой между низким и высоким, настоящим и нереальным - тонкто и точно впервые отображается на театральной сцене. Идеалы и трагедии собственного мира Кафки никак не могут сойтись здесь с миром внешним. Фактически, Милена и Франц проведут вместе всего 5 дней, и уже через год, писатель, дабы навсегда сохранить свою любовь чистой, все же вынужден будет от нее отказаться. 

Пять лет понадобилось Константину Соя, чтобы давняя задумка воплотилась на сцене. И только год назад в социально-художественном театре образы начали обретать свое необходимое нынешнее воплощение:

У нас вообще вначале не было Милены, она обитала где-то там... это был идеальный образ! На финальной стадии мы поняли, что Милена все же должна быть в постановке, но как-то иначе. В итоге получилось, что идеальной она все равно остается где-то за пределами всего этого. А здесь появляется что-то не совсем реальное. Та Милена, что создает сам Кафка. Его фантазия о ней. И история наша, конечно, не о Милене, а о ее призраке, об  ее образе в голове писателя.

Константин Соя, автор спектакля,  актер

Образ Кафки захватывает заходящего в зал зрителя уже буквально на первых сделанных внутрь театра шагах. Герой Константина Сои, то ли  с головой погруженный в свою реальость, то ли совершенно разбитый и совсем неуместный для этой реальности, лежит на сцене, и обиздвиженно встречает гостей театра. И тут, по первому "кадру", все сразу понимают: встрече с Кафкой быть.  

На вопрос о том, что же дает подобное погружение в мир писателя, Владимир Литвинов обьясняет, что именно для него самого Франц открывается в "Письмах к Милене" совершенно по-особенному.

Это, безусловно,  гений, который погрузился настолько в свои переживания, что посредством их, на его примере, люди могут что-то понимать в этой жизни. Мне раньше казалось, что я многое понимаю в отношениях между мужчиной и женщиной. Но любовь, она бывает разной: злой, смешной, комичной, не такой, как мы себе ее представляем. Мы захотели эти виды показать. Здесь я увидел, как любовь трансформируется. Она не одинакова в течение всей жизни. Она начинается с одного, и заканчивается совсем иным. В письмах Кафки к Милене происходит эволюция любви.

Владимир Литвинов

Режиссер-постановщик также считает, что в этом спектакле воплощается один из величайших монологов мировой драматургии. И только ради одних этих слов Франца Кафки, которые почему-то не входят ни в одну нынешнюю пьессу, стоило затевать всю эту постановку. 

"Я люблю не тебя, а нечто большее, мое, дорованное тобой бытие..." - это самые важные строки для меня в этом спектакле. А монолог "Зверь лесной" - обнажает суть человеческую, он для меня самый откровенный, мне кажется, что все было затеяно ради него.

Константин Соя

Автор и исполнитель главной роли обьясняет, что Кафке нужна его тьма, ему нужен тот, кто бы это принял. А с Миленой, как бы он ее не любил, они не могут быть вместе. Это что-то, что нужно художнику, поясняет Константин Соя, нужно, чтобы творчество не только понимали, но и всецело разделяли, так же как и сам гений. 

"Но по сути то я всегда оставался зверем, чей дом - лес, и только лес. На просторе я был исключительно только благодаря милости ее. Я читал, сам того не понимая, мою судьбу в ее глазах. И начались неизбежные неизбежно повторяющиеся слова, и терзали мне, ей, но ей абсолютно незаслуженно, душу. Каждый мой оголенный нерв! Я просто вспомнил, кто я есть. Я видел по ее глазам, что она во мне больше не обманывается. Я понял, что мне надо уползти назад, в мою тьму… И я помчался назад, что у меня было сил. И эта мысль - взять ее с собой… И мысль абсолютно противоположная - ведь не будет тьмы там, где она...".

Монолог Кафки из писем к Милене

В новой инсценировке СХТ зритель сталкивается не только с любовью писателя, но и с его самыми зловещими страхами. Здесь будет и воплощение отца литератора, и мужа возлюбленной, и даже того самого известного всем "жука-таракана". На невидимую чашу весов кладется призрачное счастье и возможность попрощаться хоть и с пугающим, но все же собственным миром. И в страхе потерять первое, Кафка разбивается об самого себя. Он не может проститься с идеальным призраком Милены, и навсегда отказывается от возлюбленной и ее земных писем, обрекая себе в спутники лишь собственную тьму. 

Он какой-то Иисус Христос, который дошел до самого конца, сделал какой-то выбор, и показал истинную природу человека . И вот с этим величием Кафки люди должны уходить. А основная мысль, на мой взгляд, проходящая через весь спектакль, она в последнем письме. Что люди должны говорить правду друг другу, смотря в глаза. А не писать письма. Не обманываться и не придумывать. Мне кажется, здесь об этом.

Владимир Литвинов

Режиссер-постановщик вместе с автором и большой командой трудящихся над спектаклем людей, попытались разрушить стереотипные суждения о гение и представили писателя как лирического персонажа. Получилось гротескно, комично, где-то пугающе и болезненно, а где-то, напротив, трогательно и чутко. Складывается ощущение, что на полтора часа мастер "превращения" открыл присутствующим свое самое дорогое и трепетное, впустил в само свое нутро. И кто знает, может некоторые перенятые мысли послужат толчком для метаморфоз в самих зрителях?

Следующий показ спектакля состоится 19 апреля.

Видео: Piter.TV

Дарья Молчанова, Глеб Лялин, Леся Сапожникова

Оставить комментарий

Новости на эту тему