Иван И. Твердовский: "Трагедия «Норд-оста» была не просто близка физически"

Иван И. Твердовский: "Трагедия «Норд-оста» была не просто близка физически"

0 0

Режиссер рассказал Piter.tv об особенностях проката кино за рубежом, подготовке фильма "Конференция" и личном восприятии трагедии в Москве.

Фильм российского режиссёра Ивана И. Твердовского "Конференция" вошел в престижную программу Венецианского кинофестиваля — конкурс авторского кино Venice Days (Le Giornate degli Autori). Сам фестиваль пройдет в Италии со 2 по 12 сентября.

Сюжет картины рассказывает о последствиях событий, связанных с трагическим захватом заложников в театре на Дубровке во время мюзикла "Норд-Ост" в 2002 году. Режиссер обошел с проектом всех известных российских продюсеров, представляющих независимое кино, но не сразу нашел отклик и финансирование из-за "сакральности" темы. Продюсерами фильма выступили Катерина Михайлова и Константин Фам. Их продюсерская работа "Город уснул" (режиссёра Марии Игнатенко) представляла в этом году Россию на Берлинале. 

Фильм не является прямой реконструкцией — действия происходят в наши дни. Главная героиня спасается во время теракта, но оставляет в зале с заложниками мужа и детей. Она возвращается из монастыря, чтобы извиниться за главную ошибку своей жизни.

Изучение психологических аспектов влияния трагедии на человека – вот одна из главных тем, раскрываемых в картине. Режиссер рассказал, что собирая свидетельства и воспоминания, связанные с событиями 18-летней давности, произошедшие в Театральном центре на Дубровке, команда картины сосредоточилась и сконцентрировалась на попытке переработать пост-травматический синдром. 

Сгусток чувств, страха, не оставляющих людей все это время. Сам теракт освещен в картине весьма косвенно, так как история фильма не ставит себе целью восстанавливать те события. Наоборот, как любая кровоточащая рана, в жизни и судьбе каждого человека, сам теракт рассматривается, как вненациональное событие, которое могло произойти в любой точке земного шара. Мы не обсуждаем политические мотивы и последствия теракта. Картина говорит о чувствах людей, человека, совершившего однажды ошибку, попытке спустя 18 лет найти понимание и оправдание своему поступку. Конференция - это вечер памяти, собрание людей, стремящихся прожить и переработать эмоциональный опыт. Вместе с ними, зрителю дана возможность отправиться в этот тяжелый и глубокий, но такой нужный путь

– отметил режиссер.

Piter.tv также решил обратиться к режиссеру с разговором на непростую тему. Но мы начали с "профессионального".

Выход фильма "Конференция" на Венецианский кинофестиваль, безусловно, очень важен с точки зрения большего охвата аудитории. Какой, по вашему, самый главный плюс от появления фильма на таком фестивале?

Любой фестиваль, это точка старта для картины, привлечение новой аудитории. Конечно, мы рассчитывали, что картину удастся показать на крупном международном кинофестивале для этих целей. Приглашение в программу "Venice Days" для нас стало хорошей возможностью для такого старта.  

Как у вас организована работа с продвижением картин? Становится ли ко-продукция выходом для финансирования авторского кино? Каким прокат ваших картин ранее был на Западе?

Довольно успешным был выпуск моей "Зоологии", опять таки после участия в крупных кинофестивалях. Фильм был одновременно представлен на трех фестивалях А-класса: в Торонто, Карловых Варах и Сан-Себастьяне. Это позволило картине выйти практически на всех территориях. Другие мои картины "Класс Коррекции" и "Подбросы" так же неплохо были выпущены, по большей части в Европе. С "Конференцией" мы только начинаем этот путь и тут конечно, важная роль отводится международному дистрибьютору. В нашем случае это британская компания "Reason 8". Тут все от них зависит, в каком объеме и как будет выпущен фильм. Что касается производства, то безусловно, сегодня во всем мире ко-продукция разных стран и продюсеров становится едва ли не единственной возможностью производства авторского, содержательного кинематографа. 

При работе над практически каждым фильмом в качестве режиссера в последние несколько лет вы брали на себя еще и роль сценариста. "Конференция" не станет исключением. Чем объясняется такой подход к работе: личным интересом или же желанием принимать участие в разных аспектах создании фильма?

В авторском кино это довольно закономерная вещь. Оно поэтому и "авторское". Но надо сказать, что одним из модулей моего профессионального образования во ВГИКе было как раз сценарное мастерство. Алексей Учитель, у которого я учился привлекал к работе с нами Авдотью Смирнову и Александра Гоноровского. Это была отличная школа. 

Насколько сложно успевать совмещать несколько видов работ при создании одной кинокартины (монтажера, сценариста, иногда даже и оператора)? Разнообразная деятельность помогает вам как режиссеру, или же отвлекает от некоторых моментов?

Авторское кино, как впрочем и любое другое, имеет три важных стадии авторского перерождения картины: написание сценария, сам процесс постановки и переосмысление материала, его конструкция и сбор в монтажном периоде. Именно поэтому все эти три основных этапа создания я вынужден пройти в одиночку. Просто участие любого другого человека в этом процессе уже будет соавторством. Что касается профессии оператора – я этим никогда не занимался. Начиная свои первые документальные работы, используя мини-камеру, мы сами и снимали свои первые фильмы. Отсюда ко мне привязалась эта профессия. Надо сказать, что я в этом совершенно ничего не понимаю и в работе над следующими своими работами всегда доверялся профессиональным операторам-постановщикам. 

Что насчет актерской работы? Не хотите ли продолжать работать в этом направлении уже, например, в своих картинах в будущем?  

Там случилось, что я снялся в небольшой роли у своей подруги режиссерки Ксении Зуевой (фильм "Вмешательство", будет представлен на фестивале "Кинотавр" в этом году – прим.ред,). Это был безумно интересный опыт. Но я отдаю себе отчет, что это довольно тяжелая работа, профессия, которой я не обладаю

Как условия всемирной пандемии повлияли на создание картины? С какими трудностями пришлось столкнуться, шла ли речь о возможном прекращении работы на время самоизоляции?

А мы действительно и прекратили работу над картиной. Так как границы были закрыты (закрыты и до сих пор), работая в ко-продукции, многие процессы были завязаны на специалистов из других стран. Так, мы например первыми в России провели дистанционную цветокоррекцию картины: в двух студиях в Москве и Таллине, параллельно были созданы одинаковые сессии. Колорист работал в Эстонии, мы с оператором здесь, в Москве. Общаясь в zoom"е, мы видели на киноэкране здесь, что делал колорист там.  

По вашим воспоминаниям, какой вы помните трагедию "Норд-Оста"?

Для меня, как для москвича, это одна из самых тяжелых трагедий, случившихся в этом городе. При моей жизни уж точно. Были и другие трагические события, конечно же. Но важно, что говоря о международном терроризме, все что происходило в Нью-Йорке, или даже после в Беслане, безусловно тяжелые трагедии, но это все было где-то очень далеко и не здесь. Трагедия "Норд-оста" была не просто близка физически. Понимаете, я вырос в семье кинематографистов, в около-театральной семье. Поэтому захват зрителей в театре, это что-то гораздо более близкое для понимание. У нас в школе учился один из погибших заложников. Родители знали кого-то кто работал в труппе мюзикла. Я, в последствии, знакомился с ребятами пережившими захват. Поэтому для меня, 13 летнего подростка, столько мне было, это наиболее острое подростковое впечатление. Это немного цинично звучит, но я говорю сейчас об ощущениях страха и боли, о внутренней включенности на событие. Конечно, любой теракт, любая трагедия – это чудовищное и страшное событие. Это не обсуждается.  

Совсем недавно стало известно, что вам предстоит работать над новым проектом. Раскройте, пожалуйста его детали.

[Начали работу] с Натальей Мокрицкой и кинокомпанией "Новые люди". Сьемки планируем в 2021-м году. Фильм будет по повестям Евгения Замятина "Наводнение" и "Север".

Кадры из фильма: предоставлены продюсерами фильма "Конференция"

Материал подготовили Вероника Горбунова и Федор Быков

От редакции. С 23 по 26 октября 2002 года в здании Театрального центра на Дубровке в Москве группа вооруженных боевиков из Чечни удерживала заложников из числа работников, зрителей и актерского состава мюзикла "Норд-Ост". Террористы подъехали к зданию на трех микроавтобусах и захватили концертных зал, удерживая в общей сложности более 900 человек. 

Спустя почти трое суток произошел штурм здания, в результате которого террористов уничтожили, а оставшиеся в живых заложники были освобождены. В результате теракта погибли более сотни заложников. Полностью историю случившегося можно прочитать здесь.

Теги: , , ,
Категории: , , , , , , , ,

Обсуждение ( 0 ) Посмотреть все

Новые комментарии