26 ноября, 17:40
0
8369

"Русская Матрица" Андрея Прикотенко - перезагрузка Театра имени Ленсовета

0
 
 

Рецензия на спектакль "Русская Матрица" в театре имени Ленсовета.

Этот сезон - особенный для Театра имени Ленсовета. В ноябре исполнилось 85 лет со дня его основания, а впереди - 100 лет со дня рождения главного демиурга этого пространства, режиссера Игоря Владимирова. Двойной юбилей немыслим без громкой премьеры. Но как ее создать, когда главный "поставщик" театральных наград последних лет Юрий Бутусов ушел с поста худрука? Многие зрители восприняли эту новость как закат великой эры. Появились мрачные пророчества о том, что теперь театр Ленсовета скатится в серый безликий репертуар… "Есть ли жизнь после Бутусова?"- задавались вопросом не только зрители, но и актеры

Чтобы ответить на этот вопрос, Театру имени Ленсовета было жизненно важно обнулиться, начать с чистого листа. Потребность в перезагрузке, как и юбилейный год, подталкивали руководство театра к масштабной премьере, которая помогла бы всему коллективу выйти из-под тени Бутусова. Или хотя бы сделать первый шаг в этом направлении.

И такая премьера случилась: 23-24 ноября режиссер Андрей Прикотенко представил в Театре им. Ленсовета новый спектакль под амбициозным названием "Русская матрица". 

Режиссер сам написал драматический текст, а постановочная группа проделала огромную подготовительную работу. Специально для спектакля был разработан единый визуальный ряд, придуманы авторские орнаменты. Отдельного упоминания заслуживает музыкальная составляющая - качественных арий и хоровых партий хватило бы на недурную рок-оперу… Вероятно, вся команда запоем читала блестящего филолога Владимира Проппа и штудировала ночами описания древних славянских обрядов.

"В работе над пространством "Русской матрицы" мы долго искали и дошли до образа абсолютной пустоты и чистоты", - сообщает художник Ольга Шаишмелашвили в толстой брошюре, посвященной спектаклю. Это логично. Ведь когда материала для осмысления слишком много, от букв начинает рябить в глазах, становится страшно заблудиться в лабиринте из ассоциаций, кодов и символов. 

Когда всерьез ставишь перед собой вопросы масштаба "откуда есть пошла земля русская?" и "что есть русский народ?", в какой-то момент захочется увидеть перед собой белый лист, обнулить все, как сделали в свое время первые авангардисты - большие умники и теоретики искусства.

Удивительным образом спектакль "Русская матрица" при всем богатстве и яркости своей фольклорной подкладки оставляет ощущение абсолютной пустоты. 

О чем был этот спектакль? Что происходило на сцене в течение трех часов? Как изменились герои? Ответить на эти вопросы можно только при условии крайней увлеченности темой. Любите фольклор? Знаете истоки волшебной сказки? Разбираетесь в славянской мифологии? Тогда вы сами выстроите сюжет в своей голове - и вам, может быть, будет интересно. Не любите, не знаете, не разбираетесь… Что ж, никакого действа вам не предложат. Наслаждайтесь тогда игрой актеров, слушайте музыку… Или вот возьмите брошюру, почитайте хоть, из чего состоит матрица народного сознания…

Кстати, брошюра вместо традиционной театральной программки - это знак. Знак того, что перед нами не совсем спектакль. Это перформанс, который сопровождает длинный и умный кураторский текст. Как и положено всем сверхсовременным видам искусства, здесь по стенам разлетятся видеопроекции, зрителей посадят на сцену, а актеры вместо сарафанов и косовороток оденутся в "моду от-кутюр". По узкой сцене-коридору действующие лица будут шагать и ездить, как по подиуму, а партер будет сидеть по бокам, как гости на модном показе. Эффектный перформанс с вкраплениями театральных приемов.

В главной роли, роли Ивана - 65-летний актер Сергей Мигицко. Да, это далеко не возраст для инициации, но важны ли сюжетные неувязки, когда у Мигицко "золотой запас личности", мощнейшая харизма, которая околдовывает зал? Так же гипнотически на аудиторию действуют и другие артисты - Александр Новиков (в роли Мужичка), Олег Андреев (в роли Богатыря), Максим Ханжов (в роли Змея). Прекрасны вокальные номера Светланы Письмиченко и Галины Журавлевой. Характерно, что на сцене ты видишь прежде всего замечательных актеров, а не их персонажей, которые остаются невыявленными. 

Существо спектакля составляют бесконечные диалоги, но эти "игры разума" ничем не заканчиваются и никуда не ведут. Иван не перемещается в пространстве, а находится даже не в символическом круге, а в буквальном, очень узком коридоре "проклятых вопросов". Кош говорит ему про смерть, Баба-яга про секс, Змей про власть… В конце своих мытарств Иван получает от Змея пиджак - символ приобщения к великому таинству (то ли охоты, то ли шаманизма, как следует из той же брошюры).

Иван в исполнении Сергея Мигицко похож скорее не на юного простака, а на Хитроумного Одиссея. Его мягкие интонации, какой-то всепонимающий и всепрощающий взгляд только способствуют этому впечатлению. Но загвоздка возникает в тексте: Иван не произносит ничего такого, что позволило бы хоть как-то заподозрить его в хитроумии. Мы не дождемся от него ни одной стоящей идеи, как обуздать монстра, не услышим ни одной запоминающейся остроты. А ведь если спектакль построен на диалогах, если сюжет на важен, а важны "смыслы", значит, текст должен быть убойным. Как тут не вспомнить пьесу Леонида Филатова "Про Федота-стрельца, удалого молодца" - текст, который разошелся на цитаты.

Большая поэма не может обойтись без иронии и юмора, чтобы сбить пафос. В "Русской матрице", безусловно, есть место шутке, как и есть место лирике. Но, по большому счету, ничего после спектакля нам про эту самую матрицу не ясно. Буквы плывут по стенам, не складываясь в слова.

Автор: Александра Бутенко

Фото: официальный сайт Театра имени Ленсовета


 

Оставить комментарий

Новости на эту тему