Юрий Шестериков: Спрос на наркотики остается высоким

0 0

В 2010 году петербургские наркополицейские изъяли около 650 кг гашиша и 50 кг кокаина. Каковы антинаркотические итоги 2010 года? Наблюдается ли увеличение трафика? Правда ли, что мода на героин проходит? Сколько человек умирает каждый год от героиновой зависимости?

В 2010 году петербургские наркополицейские изъяли около 650 кг гашиша и 50 кг кокаина. Каковы антинаркотические итоги 2010 года? Наблюдается ли увеличение трафика? Правда ли, что мода на героин проходит? Сколько человек умирает каждый год от героиновой зависимости? Можно ли победить наркоманию исключительно репрессивными методами? Как находят и ликвидируют притоны? На эти и другие вопросы ответил Юрий Шестериков, начальник УФСКН России по Петербургу и Ленобласти.


 Роман Романов: Юрий Борисович, во-первых, я хочу вас поздравить, 11 марта вашей службе исполняется 8 лет, и вот сейчас вы подводите итоги 2010 года. Расскажите, каким для вас был 2010 год? Сколько вы изъяли? Больше или меньше стали везти в Петербург? И вообще, как дела обстоят? 

Юрий Шестериков: Спасибо за поздравления! Действительно прошлый год прошел в очень напряженной работе всех правоохранительных органов и не только управления наркоконтроля. Я хочу сказать, что в Петербурге в прошлом году было выявлено свыше 13 тысяч преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков. Имеется в виду Санкт-Петербург и Ленинградская область. Потому что все правоохранительные органы, которые противодействуют наркотикам, работают на территории этих двух субъектов. Я хочу сказать, что эти 13 тысяч для 6 миллионного образования, - где живет 6 миллионов человек, - это очень высокая цифра, свидетельствующая о высокой правоохранительной активности. Значительное количество наркотиков изъято в прошлом году из незаконного оборота. Свыше 1200 килограммов. Причем это только та часть наркотиков, которая проходит по официальной статистической отчетности по возбужденным уголовным делам. Но есть некоторые особенности учета преступлений. Часть наркотиков изымается уже в процессе работы по уголовным делам, не на момент возбуждения, а в ходе работы или на окончании уголовного дела. 

Р.Р.: То есть фактически даже еще больше, чем 1200? 

Ю.Ш.: Фактически изъято гораздо больше. Где-то около 1,5 тонн наркотиков. Это прежде всего иранский и афганский гашиш, кокаин, героин и наркотики амфетаминного ряда. Правоохранительные органы в нашем регионе добились в изъятии этих наркотиков значительных успехов, заметных на уровне Российской Федерации.   

Р.Р.: На одном из своих выступлений, недавно в Коми вы сказали, что синтетические наркотики становятся отдельной проблемой для Северо-Запада в целом. Триметилфентанил, дезоморфин, и вот оксибутират натрия, который в Петербурге «Буратино» называется в просторечие. Как здесь обстоят дела? Ведь много синтезируют, как я понимаю, в Петербурге, да?   

Ю.Ш.: Да, именно так. Для Петербурга все большую проблему представляет оксибутират натрия, в простонародье называемый «Буратино». Это такое вещество, которое усиливает действие наркотиков амфетаминного ряда. И мы относим эти наркотики к категории «клубных». Но не секрет, что «мода» на эти наркотики пришла к нам с Запада. Если внимательно посмотреть на то, что творится на танцполах, концертах электронной музыки, open-air, то можно увидеть лица, которые поражены применением амфетаминов. После того как таблеточка амфетамина прекращает свое действие на организм человека, у нас в Петербурге для усиления и пролонгирования действия этого наркотика применятся оксибутират натрия. И для нас это представляет определенную проблему, поскольку, к сожалению, молодежь не настораживает применение этих веществ. 

Р.Р.: Он же безопасным таким относительно считается. 

Ю.Ш.: Кажущаяся безопасность - она втягивает все большую часть молодежи в применение этого наркотика. У нас в управлении снят фильм, который называется «Оксибутират». Мы его демонстрировали в прошлом году на совете ректоров Санкт-Петербургских вузов, также в рамках различных мероприятий по профилактикие наркомании и наркозависимости. И я хочу сказать, что это очень опасный вид психотропного вещества, которое оказывает разрушающее воздействие на человека, особенно вкупе с амфетаминами. Поэтому не надо питать никаких иллюзий в отношении пути того человека, который будет применять такие наркотики. Рано или поздно он пропустит ту грань, которая заставляет любого трезвомыслящего человека остановиться и перейдет на такие наркотики, которые уже будут совершенно неизбежно и пагубно воздействовать на организм: наркотики-опиаты, героин или синтетический героин - триметилфентанил. 

Р.Р.: А правильно я понимаю, что героин это в большинстве случаев итог? То есть все равно, человек начинает с «легких» (наркотиков), но героин его там где-то в перспективе ждет. 

Ю.Ш.: Весьма велика вероятность. Я думаю, что если человек втягивается в этот процесс, чем больше он втягивается в процесс потребления любых наркотиков, тем больше вероятность что он закончит на героине. И, к сожалению, статистика такова, что около 10,5 тысяч человек в Петербурге состоят на учете у органов здравоохранения по поводу немедицинского употребления наркотиков. И 93% из этого количества - это люди, допускающие употребление наркотиков-опиатов. 

Р.Р.: Про притоны хочу отдельно спросить. Естественно, граждане жалуются на притоны. Много ли закрыли? И что такое притон, по вашему? 

Ю.Ш.: Я хочу сказать, что наркопритоны и их содержание - это беспокоящее всех явление. Зло, с которым мы призваны активно бороться. В прошлом году правоохранительными органами, прежде всего нами и Главным управлением внутренних дел, было ликвидировано 50 притонов. 41 из этих притонов был ликвидирован наркоконтролем, 9 -Управлением внутренних дел. Само содержание этого понятия «Наркопритон» охватывается диспозицией санкции статьи 32 Уголовного кодекса Российской Федерации. И нужно понимать, что не каждый подъезд и не каждый адрес, где валяется шприц, является наркопритоном. 

Р.Р.: А есть ли какие-то районы Петербурга, которые особо богаты наркопритонами? Или это как-то равномерно по территории города распределяется?   

Ю.Ш.: Если говорить о географии наркопритонов, мы пока не можем сказать, что весь город. Мы равномерно проводим работу по выявлению и борьбе с наркопритонами. Нет! Равномерности здесь нет. Потому что сам размах этого явления шире, чем то, что мы выявляем. Но могу сказать по тем притонам, что мы выявили и раскрыли, по технологии, так сказать, их образования. Все-таки большее количество притонов наблюдается в спальных районах Санкт-Петербурга. Потому что в центральных районах, где много коммуналок, у людей, допускающих немедицинское употребление наркотиков, есть определенные проблемы с соседями, они не дадут возможности в коммунальной квартире устроить притон. Конечно, прежде всего, (поднимут) панику, шум, предпримут меры... Поэтому в основном (не всегда, но в основном) притоны делаются в спальных районах в частных индивидуальных квартирах. И в этом плане наибольшее количество притонов нами выявляется и раскрывается в Приморском районе Санкт-Петербурга. Есть информация о Невском районе Санкт-Петербурга. Такие районы, где есть жилые массивы с большим количеством населения.   

Р.Р.: А что считается официально притоном? Потому что мы-то называем притоном практически любое место, где как мы подозреваем, употребляют. 

Ю.Ш.: Это помещения, которые используются содержателем наркопритона для приготовления наркотиков и потребления этих приготовленных наркотиков группами лиц, которые этот наркопритон посещают. Поэтому есть определенные нюансы документирования этого преступления. Мы, как наркоконтроль, призваны бороться, прежде всего, с групповыми формами преступлений и правонарушений. Поэтому нас нацеливают на противодействие (преступления), квалифицированные по частям 232 статьи, то есть совершение этого преступления в составе группы лиц или организованной преступной группы. На сегодняшний день Федеральной службой подготовлено предложение о введении альтернативной формы рассмотрения итогового уголовного дела - когда люди, которые допускают личное потребление наркотиков и хранят эти наркотики, они выбирают либо наказание в виде лишения свободы, либо добровольное направление на лечение. Если мы не предпримем мер, чтобы этих людей вылечить и таким образом снять вот эту социальную напряженность, то мы не сможем бороться с теми признаками потребления наркотиков, которые мы наблюдаем в нашем городе. 

Р.Р.: Послушайте, но вы же сами говорите, что вылечить героинового наркомана невозможно! 

Ю.Ш.: Вылечить совсем – невозможно! Но снять ломку и создать условия для того, чтобы эти люди не втягивались в незаконный оборот, можно. И мировая практика идет. Здесь я не буду говорить о способах, как это делается, это должны делать профессионалы, специалисты именно в реабилитации социальной и медицинской наркозависимых. Но предпринимать усилия можно и нужно! Для того, чтобы снять эту напряженность, для того, чтобы сделать подходы к этим людям цивилизованными, чтобы мы все-таки навели, создали более благоприятную атмосферу для других граждан. Понимаете, это вот для нас с вами эти люди наркоманы, они колятся, где-то видим какие-то следы, но ведь у них есть братья, сестры, родители, родственники, которые живут с этими людьми, с этим нужно считаться и искать пути - каким образом снимать социальную напряженность. А социальная напряженность существует, с ней нельзя справиться только способами правоохранительными. 

Р.Р.: Юрий Борисович, последний вопрос задам вам об Интернете и новых технологиях, мы же Интернет-телевидение. Вот читаю ваш пресс-релиз и вижу, что задержанная вами группа занималась расчетами при помощи электронных платежей, электронные деньги, различные электронные системы оплаты. Насколько активно Интернет входит в вашу жизнь? Вы его мониторите? Используют ли его наркодилеры в своей «работе»?     

Ю.Ш.: Конечно используют. Почему применяются наркодельцами Интернет-ресурсы для расчетов? Потому что эти расчеты производятся в безналичном виде, без присутствия и формальной передачи денег. То есть лица между собой незнакомы, они могут даже не встречаться. Человек платит по Интернет-ресурсам: web-money, yandex-деньги, qiwi-деньги или любой другой системе, потом ему передается «закладка», где заложены наркотики, он идет на это место и тоже без контакта с кем-то изымает из тайника этот наркотик. Стремление себя обезопасить за счет обезличенных таких контактов – да, действительно они этого добиваются. Но сами по себе платежи фиксируются, в Интернете все регистрируется. Поэтому на самом деле эта система позволяет нам выявлять. Хотя применяются очень серьезные меры ухищрения по поводу сокрытия таких контактов, используется ряд промежуточных телефонов, которые уводят нас очень далеко от Петербурга, в другие регионы нашей страны через систему переадресации. Но все равно это все можно отследить. И это будет делаться! Поэтому не существует безопасных методов торговли наркотиками, я прошу это граждан, которые стоят на этом пути, учесть. И как веревочке не виться, рано или поздно Наркоконтроль придет к тем лицам, которые распространяют наркотики! 

Р.Р.: Будем надеяться, что так это и произойдет. 

Ю.Ш.: Да! 

Теги: , , ,
Категории: ,

Обсуждение ( 0 )

Новые комментарии