Максим Богомолов: Табуреткой по голове бьют должников только недобросовестные коллекторы

0 0

Глава Роспотребнадзора Геннадий Онищенко распространил заявление, жестко критикующее работу коллекторских агентств в России. По мнению Онищенко, сборщики долгов часто действуют на не вполне законных основаниях и используют крайне сомнительные методы работы.

Глава Роспотребнадзора Геннадий Онищенко распространил заявление, жестко критикующее работу коллекторских агентств в России. По мнению Онищенко, сборщики долгов часто действуют на не вполне законных основаниях и используют крайне сомнительные методы работы. 

Коллекторское сообщество крайне обеспокоено подобными заявлениями Онищенко, а некоторые агентства даже подают на главного санитарного врача в суд. 

Как работают коллекторы? Какие методы они используют в общении с должниками? Как заставить человека платить? Сколько должников в Петербурге? Как горожане уклоняются от уплаты долгов? Какими законами регулируется коллекторская деятельность? нужно ли бояться коллекторов? Рассказывает Максим Богомолов, директор по развитию коллекторского агентства "Центр ЮСБ Северо-Запад".


Роман Романов: Максим, коллекторы стали объектом внимания человека, одно имя которого давно уже стало в Интернете шуткой. На вас обратил внимание Геннадий Онищенко – человек, запрещавший грузинские, молдавские вина, постоянно борющийся с разными инфекциями, вредными влияниями. И вот он обратил внимание на коллекторов. На сайте «Роспотребнадзора» появилось заявление, направленное против коллекторских агентств. Я позволю себе его процитировать, и дальше я хочу, чтобы вы его прокомментировали. Геннадий Онищенко хочет обратить внимание людей на два факта. «Роспотребнадзор» заявляет, что «в Российском законодательстве отсутствуют правовые основы регулирования такого вида самостоятельной предпринимательской деятельности, как “взыскание просроченной задолженности”, которая с легкой руки предприимчивых коммерсантов стала именоваться иностранным словом “коллекторская”». Также «Роспотребнадзор» обращает внимание на тот факт, что «привлечение кредитором сборщиков долгов любого рода, в том числе коллекторов, не имеющих статуса банка, не прекращает первоначальных правоотношений между банком и должником», конец цитаты. Вот теперь, Максим, правильно ли я понимаю, что Геннадий Онищенко хочет нам сказать две вещи: что деятельность коллекторов на территории России, во-первых, незаконна; а во-вторых, что даже если к вам пришли коллекторы, вы имеете полное право с ними не общаться, а требовать себе сотрудника банка, а перед коллекторами двери закрывать. Прав ли Онищенко? И правильно ли я его понял? Как думаете?
 
Максим Богомолов: Такого эффекта хочет добиться Онищенко, но, в целом, если прочитать это внимательно, то такого вывода сделать нельзя. Если так думать, то можно сказать, что и юридические услуги незаконны, ведь они тоже не урегулированы законодательством. В нашей стране очень много того, для чего нет регулирования в правовых основах. Но есть гражданское законодательство, которое говорит о том, что «есть свобода договора, делай что хочешь, главное, чтобы это приносило прибыль».
 
Р.Р.: А все-таки, Максим, уточните, есть ли законодательные нормы, которые регулировали бы непосредственно коллекторскую деятельность в России?
 
М.Б.: Нет такого закона, который ограничил бы и ставил рамки для выполнения этих действий. Да, такого закона сейчас нет.
 
Р.Р.: То есть вы хотите сказать, что уступка права требования по кредитному договору законна?
 
М.Б.: Да. Она прописана в гражданском законодательстве. И ограничений, на наш взгляд, здесь, в принципе, нет никаких. ЦБ РФ использует это в своей работе, и многие банки делают уступки. Мы считаем это абсолютно законным. Здесь можно только говорить об иной трактовке норм гражданского законодательства со стороны господина Онищенко.
 
Р.Р.: Есть еще одна вещь, которой на сайте «Роспотребнадзора» посвящена целая страница, даже несколько страниц – это методы работы коллекторов. Я снова процитирую документ, «Роспотребнадзор» пишет: «Небесспорны как сами объемы долгов с сомнительными штрафами, так и методы деятельности коллекторских организаций, которые зачастую сводятся к выбиванию долга разными способами, в том числе под страхом уголовного преследования, угрозами описи имущества, ночным звонкам родственникам с обещанием небезоблачного будущего, и т. п., и даже лишения материнства». Максим, я хочу спросить: коллекторы действительно все это делают? Вы действительно так жестко давите на людей? Потому что на днях я зашел в Интернет и увидел там репортаж о коллекторском агентстве, по крайней мере, выдавали этих людей за коллекторов, которые буквально били табуреткой должника, выбивая из него долг, называли себя коллекторами. Какими методами вы работаете? Как заставить человека платить? - потому что пальчиком погрозить ему наверняка не достаточно.  
 
М.Б.: Здесь достаточно большой вопрос. Его нужно рассматривать с двух сторон. 
С одной стороны - то, что сказано в этом заявлении… Скорее, если это под другим углом подать - информирования должника о том, что может быть возбуждено исполнительное производство, может быть опись имущества, может быть арест имущества, изъятие – это все законные методы, прописанные в нашем законе об исполнительном производстве. То есть коллекторы, в какой-то степени, являясь представителями, просто информируют должников о последствиях. Вопрос о том, как это воспринимать? Можно воспринимать как угрозу, как угрозу личной безопасности и так далее: «Вот на мое имущество собираются наложить арест». Но если ты взял в долг, если ты взял деньги и их не возвращаешь, значит, ты должен продать какое-то имущество и вернуть долг. Правильно? Это же законно. Это с одной стороны. Здесь есть вопрос о ряде полномочий, которыми обладает сам банк. То есть, давая кредит, он имеет право работать с должником, он имеет право отправлять ему письма, отправлять смс, объяснять какие последствия влекут те или иные действия, его нежелание вести переговорный процесс. И коллекторы в данном случае, на наш взгляд, должны (это их как раз обязанность), вести работу, вести переговорный процесс. Некоторые организации, некоторые коллекторы, да, модно себя сейчас так называть, просто используют это название для совершения своих каких-то задач. Где-то перегибы они осуществляют. Но мне кажется, надо смотреть каждый случай с точки зрения уголовного законодательства. Если там произошло преступление, как вы рассказали о том, что есть случаи ударов табуреткой, то это явное преступление. Соответственно, нужно писать заявление в милицию и возбудить уголовное дело по этому факту. Наш же центр использует только то, что прописано в договоре с банком, только то, что у нас предусмотрено нашим гражданским законодательством. Для нас нет смысла «кошмарить» должника, нет смысла его загонять в угол, проще с ним договориться, проще ему помочь вернуть долг тогда, когда идет цивилизованный переговорный процесс. Когда ты его загоняешь в угол, чаще всего он начинает прятаться, начинает обещать то, чего не может выполнить, лишь бы мы от него отстали, и уходит. А потом его нужно будет искать. 
 
Р.Р.: А вот у вас на сайте я нашел такие термины: «hard» и «soft collection». Объясните, что они обозначают? То есть «hard collection» - это когда уже паяльная лампа включается, да?
 
М.Б.: Нет, здесь «hard» и «soft» - несколько неправильное трактование английских терминов. Оно пришло от американцев. Здесь имеются в виду не способы воздействия, а экономическая составляющая. «Soft» - это то, что можно сделать, не выходя из офиса, вся дистанционная работа, на которую не нужны большие финансовые затраты. А «hard» - это то, что уже экономически тяжело: выехать к должнику, вести переговоры на его территории, то есть нужна машина, нужен работник, нужно согласовать время, нужно найти. Эта работа, грубо говоря, «на выезде». Здесь речи не идет о применении паяльника.
 
Р.Р.: Речь, скорее, идет о стоимости услуг?
 
М.Б.: Да, о стоимости самого мероприятия.
 
Р.Р.: Хорошо. Опишите мне, пожалуйста, типаж среднестатистического петербургского должника. Кто должен? Что это за люди? Кто они такие? Расскажите!
 
М.Б.: Можно сказать, что, в среднем, это мужчина лет 30-35, имеющий среднее или среднее специальное образование и небольшой доход, в силу каких-то ситуаций попавший в финансовые трудности. 
 
Р.Р.: А есть ли какие-то данные по объемам задолженностей в Санкт-Петербурге? Сколько люди должны?  
 
М.Б.: По некоторым данным, более 150 миллиардовдолга.
 
Р.Р.: По России?
 
М.Б.: Нет, по Петербургу. По России еще больше.
 
Р.Р.: Рублей?
 
М.Б.: Рублей.
 
Р.Р.: Еще раз перечислите мне тезисно методы, которые вы применяете в работе с должниками.
 
М.Б.: В основном, это дистанционная работа. Телефонные переговоры, личные переговоры, смс-информирование, почтовые отправления. Плюс мы представляем также интересы кредиторов в суде и на исполнительном производстве. То есть коллекторы – это юристы, специализирующиеся на узком сегменте долговых обязательств. По идее мы представляем интересы на всех стадиях взыскания.  
 
Р.Р.: А чего коллектор никогда не сделает? В каком случае человек уже должен точно понимать, что можно спокойно идти в милицию, и коллектор превышает свои полномочия?
 
М.Б.: Нельзя угрожать, нельзя применять силу. Нельзя угрожать тем, что будет причинен вред здоровью, имуществу – все это уголовно наказуемые деяния. То есть на наш взгляд, в работе коллектора должно отсутствовать какое-либо преступное намерение или преступные действия.
 
Р.Р.: А можете рассказать, какие действия чаще всего применяют должники, чтобы уклониться от уплаты долга? Все же думают, что они самые умные и придумали что-то такое, чего не придумал никто до них. А вы-то это наверняка уже знаете. Не хочу никого учить, как уклоняться от уплаты долгов, но просто какие-то типовые способы расскажите!
                                                                                                                                                           
М.Б.: Одно из таких распространенных мнений должника, что если он сменил телефон и место жительства, то все - мы его найти не сможем. У нас общество становится все более информационным. Основная наша задача и основное наше преимущество в том, что мы можем найти быстрее, чем банк. И должник, так или иначе, будет найден, начнется разговор. Вот основной способ. Они обещают и начинают скрываться. Но здесь скрываться нет смысла. Есть смысл пойти на переговоры, потому что мы, по большому счету, им не враги. Мы - посредник. Потому что часто банк или кредитная организация менее гибкие. Мы иногда показываем возможности более гибкого решения вопроса.
 
Р.Р.: И последний вопрос, Максим. Нас будут смотреть, скорее всего, должники. Скажите для наших зрителей, нужно ли бояться коллекторов?
 
М.Б.: Я считаю, что не надо их бояться, стоит вступать с ними в конструктивный диалог. Как с законными представителями банков, если у них оформлены соответствующие полномочия.
 
Р.Р.: И решить вопросы с коллекторами можно? Общий язык с ними найти можно?
 
М.Б.: Ну, по крайней мере, с теми цивилизованными коллекторскими компаниями, которые входят в нашу ассоциацию, я думаю, да. Я думаю, они заинтересованы в конструктивном разговоре.
 
Р.Р.: Спасибо, Максим!
 

  

Теги: ,
Категории: ,

Обсуждение ( 2 )

onlyway
25.04.2011 23:03

ONLYWAY Legal Service - осуществляет защиту от неправомерных действий третьих лиц в том числе от коллекторских агентств, служб безопасности банка и других организаций практикующих внесудебный возврат долгов.

onlyway
25.04.2011 23:00

Онищенко не указ мы та знаем, что мы в законе ну или будем в законе, если не закроют всех за вымогательство.

Новые комментарии