Евгения Исаевна Фролова: история боевой девчонки

0
 
 

Завтра девятое мая, а это значит, что по улицам наших городов снова пройдет Бессмертный полк. Мы помним и знаем, что война не обошла стороной ни одну семью. У каждого, кто жил в те страшные годы, есть своя история, которую необходимо сохранить для будущих поколений.

Когда началась Великая Отечественная война, 12-летняя Женя Беневич закончила шестой класс. Тогда она, ее родители, да и все остальные думали, что советская армия разобьет врага одним ударом. Страха не было, но только по началу, пока еще первые бомбы не упали на земли Советского союза.

Мы не готовы были к войне абсолютно. Понятно стало потом, когда нас вывезли из Ленинграда 182 школу. В начале нас отправили под Старую Руссу, в село Молвотицы. Мы там две недели прожили, помогали по сельскому хозяйству. А потом вдруг нас собрали и велели ехать на станцию, так как немцы подходили к Старой Руссе. Никак не думали, что немцы будут так быстро продвигаться. Едем в автобусе, я смотрю в окно. Вижу, как идут по обочине наши красноармейцы усталые, запыленные, гимнастерки распахнуты. Я еще подумала, боже мой, неужели это наша армия. Начало войны. Нас привели на станцию Лычково, накормили. Мы вышли к вагону. В это время началась бомбежка.

Евгения Исаевна Фролова

Немецкий самолет заметила подруга Евгении Исаевны Аня Плевак. Она и сообщила, что из него сыпятся бомбы. Девочка погибла одна из первых. Тогда, в ЛычкОво умерло много ребят, особенно пострадали детсадовцы. В панике воспитательница уложила детей в капустные грядки. Немцы расстреляли всех до единого из пулемета.

Мы просто не успели испугаться. Страшно было, когда нас повезли на восток в другом вагоне. И вдруг бомбежка в Бологом. Когда объявили тревогу, загудели все паровозы. Тут мы стали испытывать страх впервые. Очень страшно было, когда приехал почерневший от горя наш директор. Приехал он со смятым списком. Там были перечислены все наши ребята. Мы должны были по приметам, причем всех кого подобрали убитых, по приметам, по частям тел опознать. Аню Плимак я опознала сразу. Когда я выпрыгнула из вагона, я вступила во что-то мягкое, это было Анино тело.

Евгения Исаевна Фролова

После бомбежки детей отвезли в детский дом. Там Евгения Исаевна прожила четыре месяца. После папина младшая сестра написала письмо директору и попросила отпустить Женю к себе, в город Молотов. Девочке пришлось добираться самой на эшелоне, в котором ехали раненные люди из блокады.

Тогда я поняла, что такое блокада. Там умирали на этих нарах чуть ли не каждый день. Я на нары не залезла. Я сидела возле печушки двое суток. Потом мы приехали в Молотов.

Евгения Исаевна Фролова

В начале сорок второго года в Молотов приехала мать Евгении Исаевны и забрала девочку на съемную квартиру. Однако вместе они были не долго. После Сталинградской битвы маму, как врача-психиатра, мобилизовали в армию и направили главврачом в лагерь для военнопленных. Тем временем Женя окончила 7 и 8 класс, получила паспорт и хотела попасть на фронт. Однако не получилось, военком не пустил.

Мне 16 лет исполнилось, я получила паспорт. Мы пошли с подружкой на фронт проситься, нас, конечно, не взяли. Потом мама моя решила, когда она поправилась, она написала рапорт о том, чтобы ее перевели в Ленинград. Из Молотова мы приехали в Москву. Мне пришлось по маминым делам. Лагеря военнопленных подчинялись НКВД. Я ходила по всем маминым делам. Когда я выросла, мне все вещи стали малы. Лагерные умельцы мне сшили гимнастерку, юбочку цвета хаки, шинельку и сапожки. Я такой маленький солдатик ходила по всем маминым делам. Наверное, я очень выглядела умилительно, мне все удавалось, мне все подписывали. Маму, в конце концов, перевели в Ленинград.

Евгения Исаевна Фролова

В это время Евгения Исаевна училась в десятом классе, однако из-за постоянных переездов выпускные экзамены сдавать не могла. Поэтому боевая девчонка решила пойти к директору школы с просьбой оставить ее на второй год. За прилежную ученицу заступились учителя. Благодаря им Евгения получила аттестат зрелости и смогла поступить в университет.

Я прочла объявление о том, что в университете факультет журналистики организуется. А у меня была справка. Я работала во время войны в многотиражке второй шахты. И была там такая девочка Катя, которая видела мою заинтересованность. И мы вместе что-то делали. Я даже что-то опубликовала. И у меня была справка о том, что я работала с такого-то по такое в газете. Тогда не было факультета, а при филологическим факультете было отделение журналистики. Я со справкой пошла, и меня приняли. 

Евгения Исаевна Фролова

В университете Евгения Исаевна познакомилась со своим будущим мужем, Вадимом Григорьевичем Фроловым. Он тогда вернулся с фронта и учился вместе с Женей Беневич в одной группе. Впервые молодые люди заговорили после экзамена по фольклору. Вадим утешал Евгению после полученной тройки.

Я была довольно амбициозная особа, воображала. Зачеты я сдала прилично, то я решила, что и экзамены. И вдруг я получаю тройку по языкознанию, а потом тройку по фольклору. Это меня окончательно доконало, я разревелась в три ручья. Думаю, чего я полезла, надо было другую специальность выбрать. Вел у нас фольклор профессор Пропп. Я, разозлившись и расплакавшись, я проппади он проппадом этот Пропп. И тут меня приобняла чья-то добрая рука, притягивает к себе и начинает утешать очень усмешливо. Чего ты ревешь? Да этот Пропп, зачем мне его фольклор проппади он проппадом. Это ты зря. Фольклор - очень интересная наука. А потом я смотрю, это Вадим был. Потом он ребятам рассказывал, как сдал экзамен. Я тогда не знала, что в ссылке арестовали Вадима, он сидел месяцев пять в тюрьме с уголовниками и оттуда он знал весь уголовный фольклор. Пропп был очень доволен и начал записывать.

Евгения Исаевна Фролова

Во время войны Вадим Григорьевич был на линии фронта. В одну из бомбежек его контузило: взрывной волной отбросило в воронку и засыпало землей. Жизнь своему командиру спасли 12 девушек. Они нашли его и раскопали. После этого случая Вадим Григорьевич долго не слышал и заикался, всю жизнь у него болела голова.

Ой, говорит, девочки, давайте его хоть похороним. Стали откапывать, а он живой. Увидели, что он рукой шевелит. Хотели отправить в медсамбат, он не захотел. Сказал, чтобы увели в землянку.

Евгения Исаевна Фролова

Для семьи Фроловых 9 мая – это особенный день, который они проводят на могиле у Вадима Григорьевича. В этом году ему бы исполнилось 100 лет. Евгении Исаевне сегодня 91 год, за ее плечами интересная творческая жизнь. В соавторстве со своим мужем она написала исторический роман "Вечная кара". В числе ее многочисленных публикаций очерки о пражской эмиграции, "ЛычкОво. Тысяча девятьсот сорок первый год". Рассказы Евгении Исаевны публиковали в Америке и Чехии. Часть ее работ вошли в сборник "Осмысление судьбы", изданный в 2011 году.

Видео: Piter.TV

Оставить комментарий

Новости на эту тему