Дмитрий Синочкин: Государство не будет давать жильё бесплатно

0 0

Что стоит за предложениями Смольного улучшить жилищные условия горожан, если те будут снимать квартиры очень дёшево, но откажутся от многолетних очередей на жильё? Очередь встанет навсегда, уверен Дмитрий Синочкин, шеф-редактор газеты "Недвижимость и строительство

Что стоит за предложениями Смольного улучшить жилищные условия горожан, если те будут снимать квартиры очень дёшево, но откажутся от многолетних очередей на жильё?  Очередь встанет навсегда, уверен Дмитрий Синочкин, шеф-редактор газеты "Недвижимость и строительство Петербурга". Каков он, черный рынок аренды, почему в России собственников жилья больше, чем в Штатах и можно ли на что-нибудь надеяться обитателям коммуналок в третьих и четвертых дворах-колодцах? Обстоятельный разговор о квартирном вопросе в "Точке зрения" с Дмитрием Синочкиным.


 

Роман Романов: Дмитрий Юрьевич, снова городская власть обещает улучшить для нас условия, предлагая в первом чтении законопроект, по которому петербуржцы смогут дешево снимать жилье, чуть ли не в четыре раза ниже рыночной цены, но те, кто согласится на эти условия, должны будут отказаться от места в очереди на квартиру. Объясните, чего хочет добиться власть этим законом, и какие последствия будут у этого закона?

 

Дмитрий Синочкин: Это если уж очень упрощенно. Суть самого законопроекта, если объяснение администрации превратить такое прямое высказывание на русском языке, то получается такая картинка. У граждан есть альтернатива: или бесплатное жилье в собственность неизвестно когда, или за деньги сегодня и город на этом еще немного заработает. Вот и все. Потому что у нас есть определенный объем бюджетного строительства и есть какая-то часть жилья внерыночного, которое находится в собственности города. И так, и так город обязан это жилье передавать бесплатно очередникам. Теперь этот же объем жилья будет передаваться в аренду желающим. Что будет с остальной очередью, можно не пояснять. Она просто замрет на месте навсегда.

 

Р.Р.: Всего 500 квартир пока в пилотном режиме выделяет город для этого проекта. 500, это, понятно, мало. Будет ли дальше эта услуга пользоваться спросом, и будет ли таких квартир больше? 

 

Д.С.: Это вопрос психологии. Понимаете? Потому что есть неявные моменты. Пока не очень понятно, будет ли индексироваться эта ставка, которая сегодня названа. Сегодня цифра названа весьма привлекательная. Действительно в четыре раза дешевле рынка. Во-вторых, наш человек – существо загадочное. Потому что в надежде на очередь живут даже те, у кого никаких шансов нет точно. Но, к сожалению, я рынком занимаюсь 15 лет, и у меня нет сегодня данных, как движется наша очередь. Есть примерно, сколько бюджет ввел, а вот насколько продвинулась очередь? А если из нее выделить отдельно прокурорских, судейских, милиционеров, военных и супер-льготников? 

 

Р.Р.: А это закрытые данные?

 

Д.С.: Их просто нет в открытом доступе. Вот я поеду в Жилищный комитет на следующей неделе, постараюсь эти цифры каким-то образом добыть. Но с цифрами же происходят совершенно загадочные вещи. Вы посмотрите историю. В 2007 году у нас было около 240 тысяч коммунальных квартир, а сейчас их 105. Что, за четыре года расселили 150 тысяч коммуналок? В жизни не поверю! Проведена инвентаризация каким-то специальным образом, какие-то квартиры перестали считаться коммунальными, что-то еще произошло. И здесь надо говорить не о бюджетной программе, сколько о приоритетах власти. У нас была программа расселения коммуналок на 2010 год. Принималась она до кризиса и там была совершенно замечательная цифра – 10 миллиардов рублей по части расселения коммуналок. Потом кризис, в итоге урезали на 9,5 миллиардов, осталось 500 миллионов. 500 миллионов хватит на 500 квартир. Притом, что у нас коммуналок в городе 105 тысяч официально. В это же самое время, в конце 2010 года принимается поправки в бюджет и проект стадиона на Крестовском удорожается на те самые 9,5 миллиардов рублей. Из того же самого бюджета. Вот и вся арифметика – это приоритеты власти. Стадион на Крестовском в 20 раз важнее, чем программа «Расселения коммуналок». Я не знаю, если бы спросили горожан, что они по этому поводу думают. 

 

Р.Р.: Много голосов, наверное, фанаты принесут на выборах.

 

Д.С.: Не думаю. Я не думаю, что эти цифры выгодно сопоставлять даже перед выборами. На самом деле стратегия администрации очень последовательна и понятна. У нас происходит четкая коммерциализация очередей. Вот тебе доплата, выходи из очереди. Доплата сейчас составляет в среднем 128 тысяч рублей, этого не хватит даже на первый взнос. Но те, кто отчаялся, они на это идут. Рассрочка для бюджетников – отлично  – выгодные условия, все хорошо, но ты привязан к бюджетной сфере, и шаг в сторону ты не сделаешь никогда.

 

Р.Р.: А какие зарплаты в бюджетной сфере, мы все знаем.

 

Д.С.: Понятно. Люди на это идут, потому что те, кто понимают ситуацию, они видят, что рассчитывать на получение бесплатного жилья не приходится. Между тем, норма закона о том, что государство обязано предоставить жилье бесплатно тому, кто в нем нуждается, кто признан тем же государством нуждающимся, тем более малоимущим, эту норму никто не отменял. По факту она не работает и не выполняется. В законе не сказано, что должны предоставить в десятилетний срок хотя бы. Или в пятилетний. Вот этого нет, и закон не работает. Обязаны – да, но когда?

 

Р.Р.: Когда угодно.

 

Д.С.: Когда угодно. Логично брать хотя бы срок человеческой жизни, это было бы хоть как-то корректно. Но у нас не указано и это. Я не думаю, что эта форма привлечет многих и тем более как-то повлияет на рынок. Рынок аренды у нас - тоже величина неизвестная. Есть данные, что у нас в свободном предложении где-то 15-15,5 тысяч квартир регулярно крутится. А сколько сдано квартир на год на три года – это неизвестно.    

 

Р.Р.: А есть еще черный рынок

 

Д.С.: А он весь черный. У нас легального рынка - доля процента. Потому что в налоговую подает данные незначительная часть. Пока за это всерьез не взялись, никто особо не рыпается. На этот рынок 500 квартир никакого влияния не окажут. Шаги администрации довольно последовательны, призваны показать, что в этом направлении что-то важное делается. Вот коммунальщикам дали право выкупать в рассрочку – хорошо. Вот акция - многодетным семьям дали право получать квартиру без очереди по отношению ко всем другим очередникам. Понятно. Каждый месяц идет какое-то заметное телодвижение, какой-то законодательный акт, шумное выступление, и это будет продолжаться до выборов.

 

Р.Р.: Дмитрий Юрьевич, создается впечатление из ваших слов, что вся эта инициатива с дешевым съемным жильем и этот закон, который принимается в первом чтении – это в большей степени PR-акция городской администрации, которая делается не для того, чтобы улучшить нашу жизнь, а просто для отчетности, для набора предвыборной популярности.

 

Д.С.: В основном - PR-акция. В ней есть полезное зерно, но честнее и правильнее было бы сказать, что не будет больше бесплатной приватизации и очереди. Забудьте про нее! Вот давайте, кто может вместе с государством в каких-то соотношениях что-то с этим делать. Ну, это очень невыгодный с точки зрения публичного политика шаг. 

 

Р.Р.: Вообще стояние в очереди ради получения квартиры сейчас в Петербурге становится бесполезным делом?

 

Д.С.: Я не знаю. Почему бесполезным? Я вот в очереди должен по идее находиться, если не ошибаюсь, с 75 года. У меня сначала была коммунальная квартира, а теперь у меня квартира в которой официально нет ванной. Ну, в общем, я должен быть на очереди. Для меня это чистой воды эксперимент. Мне просто интересно, что у нас с этим дальше происходит. Вот тут Валентина Ивановна в очередной раз сказала, теперь у нас будет новая «игрушка» в центральных районах: будем заботиться о тех, у кого нет удобств. У меня - как раз, по документам. Интересно, что дальше будет. Или еще одна инициатива, о которой недавно говорил вице-губернатор Сергеев: «Мы будем готовить, и передавать инвесторам целые кварталы в историческом центре». Ну, ничего себе, думаю, это надо менять федеральное законодательство об охране памятников для начала. Вот представьте себе, что такое расселить хоть один квартал в центре? Это залезть в третьи, четвертые дворы, договориться со всеми обителями тамошних коммуналок с видом на помойку, и расселить их в те квартиры, которые они хотят. Или включить механизм принудительного выселения, что более вероятно. 

 

Р.Р.: Потому что всех кого могли из центра уже давно расселили.

 

Д.С.: Те, которые коммерчески были выгодны, уже, конечно, расселили. Остались те, которые невыгодны. И люди с часто неадекватными ожиданиями. Это нередкий случай.   

А, кроме того, есть люди, которые уехали и не дают о себе знать, есть люди, пропавшие без вести, за которыми квартира числится. Любой риелтор расскажет вам десятки таких историй. Но, тем не менее, заявлено, что будем кварталами отдавать. Да мы с хрущевками еще не разобрались, как мы их передавать? Как будут договариваться с бабушкой в хрущевке, которая по своему искаженному менталитету просто не хочет никуда уезжать? Что, воду отключат? Газ отключить? Электричество отрубить? Она сидит, пока сама не захочет. Ничего с ней не сделать.

 

Р.Р.: А есть ли какая-то гарантия, не знаю, что-нибудь дает нам основание думать, что эти низкие цены, в четыре раза ниже рыночных, не вырастут потом?

 

Д.С.: Представления не имею. У нас было заявлено, что тарифы не вырастут сильно. 

 

Р.Р.: Понятно.

 

Д.С.: С тем же успехом. У нас нет четкого понимания, что такое сфера жилья. Это рынок или область социальных обязательств государства. Как только государство начинает вести себя как бизнесмен, тут примерно понятно чего оно хочет и правила игры. Только не надо при этом кричать про социальную ответственность. У нас получается ерунда. Получается двойная роль, как в театре меняется. Вот город продает землю, выставляет на торги, активно рекламирует, собирает кучу претендентов, продает по максимальной цене. 700 долларов за метр будущего жилья уже сидят. Уже за землю заплачено, бюджет. Город доволен, хорошо продал. Потом приходит к бизнесмену, который строит на этой земле и говорит: «Что ж, ты, гад, строишь так дорого? Где твоя социальная ответственность бизнеса? Почему у тебя жилье стоит 50 тысяч за метр квадратный, а не 30?»

 

Р.Р.: Те же самые люди, которые продали землю?

 

Д.С.: Абсолютно те же самые. Они приходят, и начинают говорить о социальной ответственности бизнеса, что жилье необоснованно дорогое и так далее. А на следующей неделе они снова продают землю и снова с тем же успехом.


Р.Р.: На доходные дома можно надеяться? В том числе и на частные?

 

Д.С.: Ровно на том же. Это социальная политика или что? Понимаете, у нас есть такая беда: любая льгота, любая социальная программа немедленно становится предметом перепродажи. Ну, как с ветеранскими участками, да? Ветеран имеет право на бесплатную землю, ну и за каждым ветераном по два инвестора с бритыми затылками. Социальные доходные дома – это там где дешевая аренда или это типа того, что сделали финны на севере, где однокомнатная квартира 28 тысяч. Мы какую аренду имеем в виду? Если городу нужны приезжие работники, которых можно селить по шесть человек в комнату, коечки ставить плотно – это понятно, это такая программа. Это общежитие, должна быть фиксированная оплата, они вступают в конкуренцию с темным рынком, совершенно диким, абсолютно оправданная вещь, только надо потоки посчитать. Это не имеет отношения к горожанам. 

 

Р.Р.: Частные доходные дома могут появиться?

 

Д.С.: Их и так полно. Частных доходных домов достаточно много. Мини-отели легальные, полулегальные, полностью нелегальные – это и есть доходные дома. Половина расселенных домов заселяются тихим образом. С ведома, конечно, жилуправления, с ведома участкового милиционера и часто муниципальных властей, приносят доход, только непонятно кому. Это тоже доходные дома. Наш слабенький надзор хорош тем, что рынок урегулирует немедленно возникающий спрос. Если есть нужда в таких помещениях по такой цене, будут такие помещения, можно не сомневаться.

 

У нас собственников больше чем в Европе и больше чем в Штатах. Притом, что они собственность получили в ходе приватизации бесплатно. Притом, что государство на тот момент кроме жилья и ваучера дать им вообще нечего было. А класс собственников создавать как-то надо было. У нас же есть замечательное американское изречение абсолютно правильное, Уильям Левитт, создатель Левиттаунов говорил, что «если дать человеку дом и садик, то он никогда не станет коммунистом, у него просто не будет на это времени». И вот этот класс собственников должен был возникать, и начал он возникать как раз с права собственности на жилье. Через совершенно уродскую конструкцию, когда человек владеет квартирой в доме, который принадлежит государству или кому-то еще. Нигде в мире такого нет. Это чушь, немедленно порождающая хаос в управлении. И во-вторых, у нас человек с доходом ниже среднего владеет очень приличной недвижимостью из которой не умеет или не может извлекать доход. И оплачивать тоже становится трудно. А у нас еще налог рыночный возникнет с 13-го года, и пойдет большое перераспределение. Это была временная мера, и понятно, почему она возникла в головах. Но наш рынок нельзя сравнивать напрямую с европейским, американским или британским – другие закономерности. Сегодня мы разговаривали с американскими риелторами, был такой пресс-завтрак, они говорят, что у человека, который снимает квартиру, есть семь тысяч долларов в банке и 120 тысяч – у собственника. Вот разница! А у нас – строго наоборот. Собственник может получать любой доход, может быть, и вообще никакого. А вот наниматель, у него кроме среднего дохода по городу есть еще 15 тысяч рублей на аренду.

 

Р.Р.: Сколько человек арендуют квартиры в Петербурге?

 

Д.С.: Есть прикидочные данные. Там от 40 до 100 тысяч квартир крутятся на рынке аренды. Точных данных нет, надо проводить глубокое выборочное исследование. Пока этим никто не занимался.

 

Р.Р.: Потому рынок черный.

 

Д.С.: Серый. Там мало криминала, но много уклонений от регистрации и уплаты налогов. И это тоже понятно.

 

Р.Р.: Завершая наш разговор, хочу спросить: правильно ли я понимаю, что если мы хотим улучшить свои жилищные условия, купить квартиру, получить квартиру, вообще жилье собственное приобрести, то на государство надеяться бессмысленно?

 

Д.С.: На государство надеяться не бессмысленно. Там картина получается такая: например, у нас, по прогнозу весьма уважаемой компании Делойт, 375 тысяч миллионеров (домохозяйств-миллионеров), через десять лет их будет миллион двести. Количество миллионеров утроится. И даже если верить обещаниям премьер-министра, экономика за это время удвоится. Это означает, что разрыв растет. Есть верхняя часть, которая улучшает и без того неплохие условия, и есть основная нижняя часть, которая может рассчитывать на государство в том или ином варианте. Или на работодателя.

 

Р.Р.: Но вы только что сказали, что очередь – это бессмысленное занятие?

 

Д.С.: Очередь – да. Государство не будет давать жилье бесплатно. Государство будет давать жилье за участие гражданина в этой программе и все время тщательно регулировать размер того, сколько можно с гражданина денег взять, чтобы он из очереди вышел, наконец. На какую сумму он подпишется. Это будет такая нормальная торговля. Каждый раз.

 

Р.Р.: Коммерциализация идет.

 

Д.С.: Да.

 

Теги: , , ,
Категории: ,

Обсуждение ( 0 )

Новые комментарии