Денис Цуканов: Город не может одновременно развиваться во всех направлениях. Нужно выбрать!

0 0

К 2020 году в Петербурге не останется коммунальных квартир, очередей в детские сады и школы, в общественных местах запретят курение, а основной доход город будет получать от высокотехнологичных производств. А вот туризм локомотивом петербургской экономики

К 2020 году в Петербурге не останется коммунальных квартир, очередей в детские сады и школы, в общественных местах запретят курение, а основной доход город будет получать от высокотехнологичных производств. А вот туризм локомотивом петербургской экономики стать не сможет. Такое будущее описано в концепции развития Петербурга до 2020 года, разработанной в петербургском Комитете экономического развития, промышленнной политики и торговли. О том, как мы будем жить в ближайшие 10 лет и как город достигнет поставленных целей, рассказывает Денис Цуканов, начальник Управления стратегического анализа и мониторинга социально-экономических процессов КЭРППИТ Санкт-Петербурга.


 Роман Романов: Денис, скажите, пожалуйста, я честно признаюсь, читаю вашу концепцию, у меня здесь таблицы, графики, я честно скажу, я хочу жить в этом городе, но главное сомнение, которое у меня возникает - насколько реальны ваши прогнозы? Вы пытаетесь прогнозировать будущее на 9-10 лет, где гарантии, что это сбудется?  

 
Денис Цуканов: Из той методологии, которой придерживается и Министерство экономического развития. Мы совместно делаем этот прогноз с ведущими консалтинговыми компаниями. Что касается достоверности этого прогноза, то, безусловно, на 10 лет планирование – это среднесрочное планирование. Можно сделать довольно достоверный прогноз о тех показателях, которые мы ожидаем на конец 2020 года. Более того, все федеральные и региональные программы укладываются в те же сроки. Этот прогноз подкреплен живыми деньгами. Потому что это действующая программа, в нее заложено финансирование. Поэтому мы можем достоверно сказать о тех показателях, которых мы планируем достичь к 2020 году. 
 
Р.Р.: Денис, можете мне тезисно, по пунктам перечислить основные направления развития городской экономики и жизни, которые вы предполагаете в своей программе?
 
Д.Ц.: Следует сказать, что эта концепция в значительной мере стала предметом компромисса. Потому что мы выбрали для себя пять приоритетных целей. Если посмотреть прошлые документы, там было и по 30 и по 40 целей. Почему именно так произошло? Следует сказать, что тот кризис, который случился в 2008-2009 годах, он показал, что экономика города развивалась хорошими темпами в прошлые годы. Начиная с 2003 года, у нас бюджет вырос в 10 раз, достигнув отметки в 300 миллиардов рублей. На 55 процентов увеличился внутренний региональный продукт. В 3,5 раза - среднедушевые доходы. Настал момент, когда мы должны оглянуться назад и посмотреть: а за счет таких источников роста мы будем формировать доходную часть нашего бюджета и экономики города в следующие периоды? Потому что те ресурсы, которые были ранее источником роста нашей экономики, они, на наш взгляд, в значительной мере себя уже исчерпали. Это были дотации из Федерального бюджета. В город пришли крупнейшие налогоплательщики - «Газпром нефть» и так далее. Это, безусловно, положительно влияло на пополнение бюджета. Мы находились на растущем рынке.   
 
Р.Р.: Но город не зарабатывал?
 
Д.Ц.: Сложно назвать это «зарабатыванием денег». Это был растущий рынок. Общая макроэкономическая ситуация в стране была положительная. Сейчас у нас встала задача: определить те направления, которые позволили бы нам зарабатывать в дальнейшем и обеспечить уровень жизни населения не хуже, а даже лучше, чем сегодня. И на это, безусловно, потребуются средства. Поэтому мы хотели, первое -  сделать документ. Как я сказал, документ-компромисс. Мы не можем тратить на все направления средства и писать о больших победах, о больших достижениях к 2020 году во всем направлениях. Это первый тезис. Второй тезис – мы хотели бы сделать этот документ системным и довольно-таки коротким. Чтобы его можно было прочитать человеку… Поскольку мы хотели, чтобы в этот процесс были вовлечены широкие слои населений и бизнес, и общественность. Поэтому мы хотели бы сделать этот документ максимально понятным, коротким и, чтобы были понятные результаты в нем изложены. Поэтому такой формат концепции, может быть, необычный. 
 
Р.Р.: Вот он перед вами лежит. 
 
Д.Ц.: Да. Там всего лишь 20 страниц. И мы считаем, что ту цель, которую мы хотели достичь, чтобы сделать его понятным, - она достигнута. Что касается тех целей, которые мы выбирали как приоритеты. Безусловно, при выборе основного источника, «драйвера», который станет ростом экономики ближайших 10 лет, мы опирались как на саму структуру экономики, которая сложилась в прошлый период, так и на опыт наших ближайших соседей: Европы и других регионов Российской Федерации. И мы посмотрели, какой ресурс может стать источником роста экономики ближайших десятилетий. Это видно по косвенным признакам. Если посмотреть концепции других регионов, которые выходили в последнее время, то значительная часть написана о человеческом капитале, что «мы будем вести борьбу за привлечение сюда ресурсов». Если взять такие концепции Лондона, Нью-Йорка, Парижа, то все они тоже говорят об одном и том же - о привлечении в город дополнительного населения. Лондон заявляет: «Привлечь 1,5 миллиона населения за 15 лет, и создать дополнительно 700 тысяч рабочих мест». Нью-Йорк - порядка миллиона человек. То же говорят и наши регионы. В принципе, все включаются в некую гонку за вот этим ресурсом под названием «человеческий капитал». 
 
Р.Р.: Денис, я смотрю на ваши показатели: с одной стороны, здесь есть график, который показывает, что продолжительность жизни горожан снижается, с другой стороны – средний возраст петербуржца у вас в 2020 году меньше, чем сейчас. 41 год, будет 39. Стоит ли делать вывод, что вы надеетесь на мигрантов, что мигранты приедут, они будут моложе и восполнят этот пробел? 
 
Д.Ц.: Да, безусловно. Это одна из иллюзий, когда мы концепцию эту обсуждали в довольно-таки разных аудиториях и получали соответствующие комментарии и замечания. Часть из них, надо сказать, были справедливыми, часть, мы считаем, не до конца были обоснованы и требуют дополнительной какой-то аргументации. В частности такие аргументы как «мы сможем справиться и без привлечения сюда дополнительной рабочей силы». Но если мы посмотрим прогноз «Петростата», который опубликован на официальном сайте, уровень демографической нагрузки увеличится на 30 процентов. На 1000 работающих будет приходиться 700 с лишним иждивенцев – дети и люди уже нетрудоспособного возраста. У нас в принципе отрицательные темпы естественного прироста. Прирост обеспечивается только за счет мигрантов. Происходит убыль населения. У нас все-таки смертность превышает рождаемость. В связи с этим, тезис о том, что мы сможем справиться своими силами в городе Санкт-Петербурге, - он требует дополнительной аргументации, как минимум. Потому что город Санкт-Петербург всегда рос за счет миграции.
 
Р.Р.: Такой аргументации нет, как я понимаю. 
 
Д.Ц.: Есть факты, которые говорят о том, что если мы так же будем развиваться без привлечения квалифицированной рабочей силы, то те показатели «Петростата», - они реализуются. Тогда это дополнительная нагрузка на бюджет. Это дополнительные социальные выплаты: пенсии, пособия. Работающих у нас будет все меньше и меньше.
 
Р.Р.: Денис, вы выставляете в качестве приоритета развитие высокотехнологичных производств и в то же время говорите: «Нам нужны мигранты». Вы считаете, что люди, которые будут работать в этом секторе к нам поедут? Мы сейчас, например, говорим с учеными, которые когда-то уехали из России, они говорят, что никогда сюда не вернутся. Что их привлечет?  
 
Д.Ц.: Да, действительно, когда вы говорили о пяти наших приоритетах - информационные технологии, фармацевтические кластеры, машиностроение, радиология, судостроение -  это, так скажем, те сложившиеся уже отрасли промышленности или отрасли экономики, в которых мы уже имеет некий задел. Что касается того, кто будет приезжать – в первую очередь, мы рассчитываем на привлечение высококвалифицированных специалистов из регионов. Это в первую очередь! У нас есть прямой образец для того, как надо выстраивать политику по привлечению рабочей силы - это довольно-таки успешный проект «Сколково». Только «Сколково» говорит еще о том, что они будут еще привлекать из-за рубежа персонал и соберут там лучшие умы. А мы пока поставили перед собой задачу: аккумулировать у себя в городе квалифицированный персонал, который разбросан по всей Российской Федерации. У нас есть ряд конкурентных преимуществ, которые нам позволят, на наш взгляд, это выполнить. Почему именно квалифицированная рабочая сила? Почему это является источником роста нашей экономики? Если вы посмотрите на структуру ВВП, то он сформирован на 80 процентов за счет расходов домохозяйств. Поэтому, увеличивая среднюю заработную плату, высококвалифицированные специалисты из этих отраслей (они по определению получают заработную плату выше), если они приезжают сюда, они начинают тратить, и деньги в экономике остаются. Мы считаем, что это будет один из возможных и основных источников роста в ближайшие 10 лет.
 
Р.Р.: Детские сады и школы. Вот я опять читаю у вас в программе, что не будет очередей в детские сады и школы. Как собираетесь решить эту проблему, которая очень остро стоит для Петербурга? 
 
Д.Ц.: Подведение итогов социально–экономического развития районов показало следующую особенность: в некоторых районах обеспеченность школами высокая, но наполненность их низкая. И, наоборот, в тех районах, в которых не хватает школ, туда многие обращаются и большие очереди существуют. Это говорит о том, что просто качество преподавания у нас разное и работа преподавательского состава слишком разнится. Поэтому здесь необходима системная работа, как администрации районов, так, в принципе, эта задача решается и строительством новых объектов.  
       
Р.Р.: То есть вы хотите сказать, что все дело не в неравномерном распределении жителей по районам, а в качестве преподавания? 
 
Д.Ц.: В хорошую школу большая проблема отдать ребенка. Поэтому, в первую очередь, в лоб такая задача, как строительство новых школ. Но итоги социально–экономического развития показывают, что у нас есть резерв по улучшению качества преподавания в тех школах, которые недоукомплектованные сейчас. 
 
Р.Р.: Довольно радикальное изменение городской среды предполагает ваша программа. Подробнее могли бы рассказать, как вы собираетесь менять городскую среду и жизнь в Санкт-Петербурге? 
 
Д.Ц.: По качеству городской среды тоже можно многое обсуждать, но, поскольку у нас довольно-таки короткий промежуток времени, – 10 лет – то мы должны взять показатели понятные населению, которые будут достижимы. Потому что один из принципов, который мы закладывали в концепцию – это достижимость показателей и реалистичность. 
Поэтому, в первую очередь, мы говорили о расселении коммунальных квартир. У нас есть действующая программа расселения коммунальных квартир, которая предлагает и механизмы выкупа этих квартир, и предоставление альтернативных каких-то помещений для проживания. В случае необходимости по этой программе будет предоставлено дополнительное финансирование. Мы считаем, что эту задачу нужно закрыть до 2020 года. Что касается транспортной доступности, то, безусловно, строительством ни один город Европы эту задачу не решал. Кажется, что решение прямое: значит, надо больше дорог строить, если транспортная доступность низкая. На самом деле это не совсем так. Многие европейские города (примером тому Париж) решают эту проблему перемещением места проживания к месту работы и наоборот. Это идея не новая. Бизнес-сообщества часто предлагают создание таких агломераций, неких кластеров в плане районов проживания. То есть районы должны превратиться в кластеры, где есть работа, жилье и вся необходимая инфраструктура. 
 
Р.Р.: Ваш шеф, Евгений Елин, председатель комитета, как-то сказал, что в городе существует иллюзия относительно развития экономики. И он сказал, например, что все считают, что туризм, на который много надежд возлагают, не вывезет городскую экономику. Еще он приводил примеры. Могли бы вы мне перечислить основные иллюзии относительно развития экономики города, кроме туризма. И почему туризм нас не спасет?
 
Д.Ц.: Концепция - такой системный документ, который как раз показывает, что не все мы одинаково понимаем экономику Санкт-Петербурга и питаем некоторые иллюзии относительно ее. Первая иллюзия – это то, что мы сможем развиваться без привлечения рабочей силы извне. Данные «Петростата», статистики и естественной убыли населения говорят обратное. Что касается туризма – это одна из красивых таких задач. Красивая с точки зрения, что это направление очень развито в Европейских городах, по тем  концепциям, что мы читали. Но никто не дочитывал эту концепцию до конца - что это одно из направлений, которое не является основным. Почему не является основным? Если мы посмотрим структуру экономики Лондона, сколько там занимает туризм, то это порядка 5-6 процентов, все остальное - это финансовые услуги. Если возьмем Нью-Йорк – 8 процентов. А сколько в Петербурге? А у нас тоже немного, в пределах 8 процентов. Поэтому говорить о том, что нам надо взять основные средства бюджета и начать инвестировать 10 лет в развитие туристической инфраструктуры, это также требует дополнительной аргументации, поскольку в структуре экономике занимает довольно невысокую долю. А сколько у нас по России занимает туризм в структуре экономики? – порядка одного процента. То есть весь «сыр-бор» ради одного процента ВРП! Поэтому говорить о том, что у нас к 2020 году будет туристический центр, наверное, это несколько преждевременно.    
Теги: , , , ,
Категории: ,

Оставить комментарий