26 октября, 14:24
0
923

Аркадий Соснов: "для книги ни странички, газета все взяла"

0
 
 

«Журналистика – это литература на бегу», – сказал когда-то английский поэт и критик Мэтью Арнольд. Можно предположить, что когда журналист устает бежать, он либо оставляет периодику, либо становится писателем. Мимо литературной деятельности в свое время не прошел и главный редактор альманаха «Русский меценат» Аркадий Соснов. На встрече с участниками журналистского клуба «Невский, 70. Старые и новые СМИ Петербурга» он рассказал о своей первой книге, а также высказался о творчестве коллег.

Соснов: Поскольку я писал, наверное, одним из первых в нашей ленинградской журналистике об экологии, то я... подобралась серия очерков на эти темы. И я подготовил рукопись под названием "Обреченная природа" и пришел к Леониду Николаевичу. Ее поставили в план. Там была и Курская коса, и Вепсский лес, и наши ленинградские заказники. Но была интересная история, связанная с этой книжкой. Она вышла небольшим форматом, с фотографиями, в том числе нашего коллеги Игоря Сидорова, который возглавлял долгое время Союз журналистов, но я его как-то увлек как фотографа. Мы приезжаем в Петрозаводск, журналистская поездка была, выполнили, отработали программу, и я говорю: "Игорь, давай съездим на заповедник Кивач". Время уже после обеда. Мы поехали, приезжаем, уже темно. Все закрыто, к водопаду нам не подойти. Какой-то мужичок говорит: "А вы постучите в окошко, там живет вроде как заместитель директора". Мы стучимся, говорим: "Мы журналисты, пустите нас, покажите нам". Слышим... ну, буквально брань: "Уходите отсюда, дайте отдохнуть, какие вы журналисты? Настоящие журналисты вот такие книжки пишут". И в окошко показывает эту маленькую книжечку – "Обреченная природа".

(Иванова смеется и аплодирует, аплодисменты в зале)

Соснов: Нас впустили в итоге.

Иванова: Аркадий, сколько книг всего выпустили?

Соснов: Вообще книгами считается, как говорят, то, что, если поставишь, держится и не падает. Если по этому принципу, то одну. Это книжка с Алферовым – "Калитка имени Алферова". А всего три.

Иванова: А вот такой у меня есть вопрос. Вот постоянно работаем мы в Доме журналиста. И дня не проходит, чтобы не позвонил какой-нибудь журналист и не сказал: "Пожалуйста, организуйте мне презентацию моей книги". Такое ощущение, что все журналисты решили стать писателями. Или это просто тренд такой, что все издают свои статьи в виде книг... Как вы относитесь к такому переформатированию творчества? Нужно ли журналисту книжки писать, или он все-таки должен оставаться верен своей профессии? И что это за мода такая в наше современное время? Что бы вы сказали?

Соснов: Ирина, несколько лет назад я стишок написал на эту тему.

Иванова: Ой, пожалуйста, наконец-то.

Соснов: Ну, я кусочек попробую.

Иванова: Да.

Соснов:

Коллеги пишут книги,

Я радуюсь, как псих:

Газетные вериги

Отныне не для них.

Сомнения отринув,

Вступаю в "Буквоед" –

На полках и витринах

Чего здесь только нет.

Стоит рядами Травин,

Тома как "Капитал".

Он мне когда-то править

Свой первый опус дал.

Здесь сам Золотоносов,

Хороший слог ценя,

Без спросу и вопросов

Цитирует меня.

Товарищ мой Циликин

Простой закон просек:

Чтоб сходу стать великим,

Он накропал про секс.

Издавши книгу эту,

Он тему не забыл,

На вредину-газету

Изящно болт забил.

Я к славе не приучен:

В том не моя вина,

А просто в прозе лучше

Татьяна Москвина.

Вернусь в свою газетку,

Не тратя лишних слов,

И напишу заметку

Проворней всех Лурьёв.

Ее забудут завтра:

Газета новых ждет,

Прожорливей кадавра

Она заметки жрет.

Вот так, душа Тряпичкин,

Такие, брат, дела:

Для книги ни странички,

Газета все взяла.

Иванова: Спасибо.

(аплодисменты в зале)

Иванова: Вы знаете, это не просто ответ на вопрос. Это заявление серьезной позиции. Спасибо.

Соснов: Критической позиции.

Видео: Piter.tv

Оставить комментарий

Новости на эту тему