Художница Надя Опалинская о стрит-арте: "Всё, что умирает – было живым"

Художница Надя Опалинская о стрит-арте: "Всё, что умирает – было живым"

0 0

Piter.TV делится интересной беседой с еще одной запоминающейся героиней петербургского стрит-арта.

В коллекции уличных художников Петербурга, которую Piter.TV собирает больше года, появился новый ценный герой. Пожалуй, яркие и притягательные работы нашей новой собеседницы можно было бы вложить как марки в альбом и пересматривать, только эта художница предпочитает куда более масштабное творчество. Её многометровые яркие работы встречаются как на заброшенных домах, так и на огромных будках посреди живых спальных районов.

Piter.TV поговорил с художницей Надей Опалинской о поводе поблагодарить краску ЖКХ, превращении стрит-арта в благоустройство и разнице между стенами.

PTV: Какое место в вашей жизни занимает искусство и что привело вас к стрит-арту?

Впервые я попробовала рисовать баллоном как и все, в подростковом возрасте, но это была неправильная ужасная эмаль, которая люто текла. И я решила, что уличное искусство – это для сверхлюдей, и больше не пыталась. Я любила стрит-арт, ходила по адресам и всё фоткала, рассматривала вблизи и восхищалась, но не рисовала. Однажды уже будучи вполне взрослой я приехала в Пермь и познакомилась с Витей Фрукты. Он сказал мне что-то в духе: "Просто выходишь на улицу и рисуешь". Вернувшись в Питер с вправленным мозгом, я решила попробовать ещё раз. Узнала у единственного знакомого, что за баллоны нужны, где их купить и всю остальную матчасть. Купила первые банки и пошла пробовать на внутренней стороне брошенного строительного забора, где никто не увидит. С тех пор (всего четыре года на самом деле) я не останавливалась.

PTV: Стрит-арт – это…

Любое художественное высказывание на улице – это стрит-арт.

PTV: Высказывание на острую тему, попытка стать заметным или украшение города: для чего вы создаете стрит-арт?

Если выбирать из трех вариантов – то украшение города. Но если честно – это форма вымещения психической энергии. У всех есть такая потребность. Можно заниматься спортом, можно детей растить, можно строить бизнес – я вот рисую на стенах. Достаточно эгоистичный процесс (улыбается).

PTV: Вы одной из первых опробовали легальную стену для стрит-арта в "Квадрате" и разрисовали собаками выделенную кем-то стену в Девяткино. Поделитесь ощущениями: чувствуется ли разница в сравнении с незаконным рисованием "где захочется"? Остается ли прежней суть стрит-арта с легальными стенами?

Особой разницы между легальными и нелегальными стенами нет. Разве что не надо вставать в четыре утра, чтобы к моменту, когда все пойдут выгуливать собак, уже успеть сделать красивый кусок – чтобы жители не вызывали полицию. Я люблю рисовать легально, можно более расслабленно работать. У меня нет никаких установок о том, что стрит-арт это протест, а если тебе кто-то разрешил, то это не тру и ты уже предатель и не чтишь законы улиц. Ты либо рисуешь то, что хочешь, неважно каким методом ты получил стену и краску, либо ты выполняешь заказ и не подписываешь работу. Других разделений в моей голове нет.

PTV: В Петербурге могут легализовать стрит-арт, но перед размещением работы нужно будет договориться с властями. Что думаете об этом? Согласитесь ли рисовать что-то в рамках тематических и территориальных ограничений или выберете свободу и риск снова быть закрашенной?

Если эти рамки не абсурдны – не вижу проблемы. Если речь о том, чтобы чтить закон, не пропагандировать всё нелегальное – то нет проблем. Если задана тема, можно попробовать в неё аккуратно вписаться. Если я могу назвать результат своим творчеством – то всё в порядке. Если рамки узкие, например, рисуем портрет Маршала Жукова или Петербург в открыточном понимании – то это уже называется не легальный стрит-арт, а заказ. Социальная реклама. Это не стрит-арт. Это можно рисовать, но за определенный прайс и без авторской подписи.

PTV: Не боитесь ли вы работать неанонимно? Почему предпочли не придумывать себе ник и не скрывать истинное лицо?

Я не рисую на памятниках архитектуры, на гранитных набережных и не занимаюсь вандализмом. Я не считаю, что делаю что-то общественно опасное или вредное, хоть и нарушаю закон.

PTV: Ваши яркие и реалистичные работы надолго запоминаются и сразу узнаются. Как вы можете описать свой стиль и как к нему пришли?

Мой стиль это реализм с элементами абстракции. На самом деле это не абстракция, я называю это "антиформа" – всякий дым, сухие листья и прочие реальные предметы с неочевидным силуэтом. Периодически я рисую элементы восточной или античной или шумерской культуры – древнего искусства до глобализации. В основе моих работ всегда человек, который вступает во взаимоотношения с дополнительными элементами. Я обременена классическим художественным образованием, и оно неискоренимо. Также большую роль в моих работах играет цвет.

PTV: Чем и кем вдохновляетесь, работая с уличными стенами?

Меня очень подхлестывает осознание, что огромное количество художников рисует лучше меня. Что надо делать качественнее, рисовать больше, расставлять приоритеты, не топтаться на месте, грамотно двигаться. Не закисать. Умнеть. Анализировать. Становиться интереснее как личность – это очень видно по работам. Постоянно спрашивать себя – не фигню ли я делаю.

PTV: С какими петербургскими художниками хотели бы создать коллаборацию?

Недосягаемых петербургских художников не осталось – я уже порисовала со всеми, с кем можно только мечтать. Но вообще я не люблю коллаборации. Речь скорее о совместных граффити-джемах.

Если выбирать из России – я бы хотела коллаб с Павлом Rtue. Хоть и не считаю, что дотягиваю до его уровня.

PTV: Со сколькими работами вам пришлось распрощаться, что чувствуете, когда их замазывают? Есть ли работы, которые особенно жаль?

Закрашено больше, чем живо. Но мне не жаль. Кому жалко работы, те не рисуют на улице, иначе это мазохизм.

Тут есть несколько утешительных установок. Во-первых, всё, что умирает – было живым. Стрит-арт действительно вызывает большой резонанс первые пару недель жизни, потом он перестает "работать" – все привыкают. Во-вторых, очень многие работы меня уже не устраивают по качеству, так что я даже благодарна ЖКХ, что их больше нет. Если тебя устраивают твои старые работы, это тревожный звоночек.

Наверное, мне жаль маску лисы на Коменде. На самом деле не жаль, но это самая известная моя работа.

PTV: Бывали моменты, когда становилось обидно за потраченное на рисование время и появлялось желание оставить стрит-арт? Если да, то как вы боролись с этим?

Нет, все мои работы успевали хоть сколько-нибудь пожить, я ни разу не была в полиции, не было такого, что мне не давали закончить. У меня ни разу не было желания бросить стрит-арт. Я не думаю, что можно бросить любимое дело из-за обиды. Можно найти более интересное любимое дело, которое вытеснит текущее. Например, когда-то я занималась фотографией, но бросила её ради рисования.

PTV: Каким вы видите петербургский (или российский) стрит-арт спустя пару лет?

Хотелось бы, чтобы город понял, что стрит-арт – это благоустройство, и разработал для этого нормы.

Схема проста: художник предоставляет эскиз и жители района голосуют в локальной группе, хотят ли они такую роспись. Район предоставляет бюджет на краску и какой-то гонорар, и художник рисует легально то, что хочет. Роспись будки стоит так же, как поставить скамейку или клумбу с бархатцами, при этом гораздо эффективнее благоустраивает район. Если бы это произошло, гораздо больше художников занялись бы уличным искусством. Повысилась бы конкуренция, а значит – и качество. Одни плюсы!

Тем временем, на "Ленфильме" представили новое оформление пространства Kino Corner. Посмотрите, как это выглядит.

Фото: nadya__o / Instagram

Теги: ,
Категории: , , ,

Обсуждение ( 0 ) Посмотреть все

Новые комментарии