Режиссер Ирина Евтеева представила фильм "Арвентур" в Петербурге

Режиссер Ирина Евтеева представила фильм "Арвентур" в Петербурге

0 0

Показ состоялся в рамках "Ленфильм-клуба". Туда прибыл и наш корреспондент.

В Петербурге в рамках Международного дня анимации прошла творческая встреча с режиссером Ириной Евтеевой. Завоевавший "Серебряного Георгия" на Московском Международном кинофестивале анимационно-игровой фильм "Арвентур" показали жителям Северной столицы в рамках "Ленфильм-клуба" 28 октября.

Представленная картина сочетает в себе два абсолютно разных произведения, но связанных между собой одним сказочным миром – страной Арвентур.

"Фанданго" (так называется первая часть фильма) погружает зрителей в авторское прочтение мира Александра Грина. В ней рассказывается о силе воображения, существующего в каждом из нас. Вторая часть под названием "Тайна морского пейзажа" переносит в древний Китай, во дворец императора, ищущего идеал в лишенном совершенства мире. Главные роли в фильме сыграли Владимир Кошевой, Леонид Мозговой, Юлия Маврина, Владимир Аджамов, Мария Левай, Нателла Аджамова (Фанданго). А во второй части Сергей Дрейден, Валентин Цзин, Ян Нам и другие.

На творческой встрече корреспондент Piter.tv пообщался с создательницей "Арвентура".

Анимационная часть фильма создавалась на основе реальных героев или это все-таки вымысел?

В принципе, свое кино я делаю из двух составляющих. Первая – съемки с актерами, их мы называем заготовками, то есть мы снимаем игровые сцены, детали и пейзажи, которые потом понадобятся для анимационной обработки изображения. То есть у меня все анимация, все игровое кино. Здесь нет такого, что как в фильме "Кто подставил кролика Роджера?": вот здесь актер живой, а вот этот нарисованный. Они, в принципе, все обработанные при помощи моих рук, стекла, цветного света и т.д. Поэтому, когда изображение строится, здесь еще не бывает такого, что я сначала подумала про актеров, потом подумала про что-то другое. Как художники рисуют, так и рисуется все кино. Как витражи или еще что-то.

То есть вы в своих работах не используете никаких технических средств для рисования?

Я работаю уже 30 лет без всяких компьютеров. Принцип в чем заключается: когда на чистое стекло проецируешь изображение – оно прозрачное, там ничего нет. Если ты помажешь красочкой, то там, где помажешь на стекле изображение получается, которое потом можно трансформировать, то есть делать фактуру от фотографического изображения к живописному.

Использую оптические средства. Оптические – это объектив, как вы понимаете, разные среды стеклянные. Но сейчас я, конечно, собираю изображение уже не на пленку в киноаппарате, а на цифру. Цифровое изображение передается в компьютер, где и собираются нарисованные фазы в движение. Изменился процесс фиксации. А ручная работа сохранилась.

С чем связано деление фильма на две части?

Со временем, когда его можно сделать! Потому что как вы понимаете, если ты рисуешь весь фильм, то каждая часть где-то полтора года делается. Я должна в день нарисовать приблизительно 15 секунд действия, если я очень быстро работаю. В принципе, так как деньги дают в Минкульте, то они очень небольшие, и мы должны отчитываться через полтора года. Поэтому, и получается 39 минут, которые можно нарисовать за это время. За них отчитываешься, и дальше ждешь следующего утверждения фильма, который может составить дилогию. 39 минут – это неформат. Для короткометражки слишком длинно, а для полного метра коротко. Поэтому пришло решение объединить две части. Так вышел метраж "Арвентура". Собрав главные призы 37-ого Московского фестиваля, в том числе приз "Netpack", (а это считается главным призом и продвижением фильма на Востоке), мы показали фильм на многих других фестивалях: Индия, Китай и в наших восточных регионах. Поэтому, это с одной стороны, вынужденная мера, когда нужно две части соединять, а, с другой стороны, это определенное решение для продвижения фильма к зрителю.

Доверяете ли вы создание картин своей команде или привыкли полностью все делать самостоятельно и все контролировать?

Первая часть у нас с актерами – это нормальный съемочный процесс, где есть художники-постановщики, костюмеры, реквизиторы, есть гримеры, операторская команда. И мы все там работаем, но это нужно делать очень быстро, потому что это самый дорогостоящий процесс – съемка игровых заготовок. В этой картине у нас было так: три дня у нас снималась китайская история и пять дней мы снимали "Фанданго". Но для того, чтобы их быстро снять, надо, конечно, это подготовить. Я делаю очень подробные раскадровки, мы со всеми постановщиками их обсуждаем (оператор В.Мюльгаут, художник-постановщик Н.Кочергина, художник по костюмам Л.Крюкова, художник гример Е.Васильева, хореограф В.Аджамов), и дальше подбираем то, что нужно для съемки этих заготовок: детали там какие-то, еще что-то, интерьер выстраиваем. Ну а дальше я просто прорисовываю все одна. Помощник у меня в данной картине была Хана Кудряшова. Она была оператором этого процесса, то есть нажимала кнопку, собирала это изображение, и дальше мы придумывали шаг – с каким будет мультипликация делаться. В принципе, мы вдвоем проработали всю картину в анимационном периоде. Далее идет более приятный процесс, который называется озвучание. Здесь моими соавторами выступали звукорежиссер Владимир Персов, мастер перезаписи Сергей Дементьев и композитор Андрей Сигле.

В вашей режиссерской копилке 15 фильмов и между их выходом перерывы в 3-4, а то и в 5 лет. Это связано с их трудоемкостью или же поиском вдохновения на новые идеи?

Конечно же с трудоемкостью. У меня нет пауз. Мне для того, чтобы работать, надо работать! Поэтому, когда я заканчиваю картину, я придумываю следующий сценарий, чтобы с ним запуститься. Где-то разница от процесса завершения полгода, которые я пропускаю, ничего не делая. Но, на самом деле, делаешь, потому что надо пополнять видеотеку. Поэтому, когда я закончила "Арвентур" и ездила по всему миру на фестивали, то в голове уже были съемки следующей картины, и мне нужны были баобабы, моря, океаны – я заранее снимала на свою камеру. Потом туда по этим фонам внедрялись мизансцены актеров. У меня были подобраны какие-то пейзажи, такие-то детали, которые потом можно было уже объединить. Раньше это было сложнее, потому что камеры не было такой подвижной, естественно, у меня камера помещается в косметичку. Так что нормально!

По образованию вы киновед, но на деле режиссер. Что повлияло на режиссерский выбор, да еще в анимационном стиле?

Я его не выбирала, так получилось! Потом я не совсем анимационный режиссер. Я покадрово делаю картины, делаю то изображение, которое мне интересно, как я его вижу фактуру, как оно становится живописным. Потом здесь есть такой момент – авторского слоя, то есть вы передвигаете живописный мазок в движении, и он дает определенное значение, той картинки, которую делаете или не делаете, в зависимости от того, что хочется. В последней картине "Мелодия струнного дерева" мне было очень важно подчеркнуть в первой части миниатюру с персидской живописью. Там строился кадр так, что было много вкраплений, золотых кусочков – (это обычно фантики от конфет). В принципе, ты можешь офактурить уже снятое изображение и сделать его более внятным для того замысла, который придумаешь.

Фото, текст: Елена Помогайбина / Piter.tv

Теги: , , , ,
Категории: , , , , , ,

Обсуждение ( 0 ) Посмотреть все

Новые комментарии