Юра Милославский: Я не герой-любовник. Я плюшевый мишка

0 0

Один из самых известных промоутеров России рассказал IMAGE TV об увядающей молодежи, скучающих олигархах и о том, почему он никогда не напишет книгу.

 

Марина: Здравствуйте, у нас сегодня в гостях арт-директор, промоутер, создатель креативного агентства, папа - Юра Милославский.
Папа Гоши.


Юра Милославский: Здравствуйте.


М: Сколько Гоше лет?


Ю.М.: Гоше почти пять.


М: Папа взрослого Гоши.


Ю.М.: Хорошо, что объяснили, чей папа, а то подумают, что я всемирный отец.


М: Сложно тебя представить маленьким мальчиком. Сидишь тут великовозрастный, большой.


Ю.М.: Сказала она, посмотрев на мой живот.


М.: остался ли в тебе ребенок?


Ю.М.: Он живет, ему вольготно. Он себя отлично чувствует. Когда рядом начинает играть Гоша, он выскакивает наружу и начинает играть вместе с ним.
Все мужики - это выросшие дети, и я не исключение.


Оксана: Есть перспективы повзрослеть?


Ю.М.: У меня никаких.


М.: А в какой семье ты вырос?


Ю.М.: Я вырос в очень интеллигентной семье.


М.: Питерской?


Ю.М.: Мой папа композитор, работал в театре Комедии. Бабушка пела в Мариинском театре. Я учился в музыкальном училище имени Римского-Корсакого. Мама работала на Ленфильме и в общем потом она ушла, потому что надо было платить денег в госстрах, тем не мене она оставалась в этой художественной истории очень долго. И, в принципе, всё детство меня окружали люди, которых потом показывали по телевизору.

М.: Важно ли мнение родителей для тебя? То, что ты делаешь, их оценка?

Ю.М.: Папы не стало, когда мне было двенадцать, честно говоря, я его не очень помню. И последнее папино мнение, ну мама с папой развелись незадолго до моего рождения, но жил он в соседней комнате, поэтому его мнение я помню очень хорошо. Во-первых, он сказал, что какой же ребенок может быть музыкант, если он анти музыкален, сказал папа и на этом его участие в моей жизни закончилось. В принципе, после этого, а мне было тогда лет шесть, наверное, т.е. ещё в следующие шесть лет я его не видел нигде кроме как за стеной, поэтому тут, в общем всё понятно. Мама до сих пор не знает, чем толком я занимаюсь.

М.: Ну и, слава Богу!

Ю.М.: Ну как бы говорит, в этих клубах то ваших хоть поесть-то можно что-нибудь. В связи с тем, что в “Эстраде” есть кухня, я говорю “Да, мама, можно!”

О.: А каковы тогда твои личные жизненные университеты и были ли в твоей жизни авторитеты? Или может они есть и сейчас?

Ю.М.: Нет, ну они есть конечно, как у любого человека. Университетов у меня много было. Это естественно то место, где я получал образование именно помню музыкальное училище Римского-Корсакого,  в котором все мои надежды на вот эту вот тихую спокойную академическую вот эту историю, что я буду учиться музыке, потом играть в каком-нибудь оркестре все были разбиты напрочь, тем что в первый же день мне в туалете музыкального училища Римского-Корсокого предложили купить джинсы, кассету с записями группы “Металики”. Ну, там было много чего, т.е. половину нельзя сразу тут говорить на телевидении.

М.: Можно!

Ю.М.: Но не очень хотелось бы. В общем, всё началось там! Поэтому, честно говоря, вот такой вот был интересный момент, когда я пришел  в музыкальное училище, думая, что, в общем-то, выйду из него конченым ботаником, ну таким вот длинноволосым любителем Баха. Вот, Баха я меньше любить не стал, но и больше тоже, но и при этом вышел я из него, конечно, совершенно другим человеком. Вот, потом была служба в армии, что тоже не могло не сказать, потому что это было в волшебном нашем же городе,  сто метров от гостиницы “Ленинград”, находился оркестр военно-медицинской академии, вот, там мне удалось продать весь запас фуражек и шинелей, проходящим мимо иностранцем.

М.: Вот она жилка!


Ю.М.: После продажи какой-то важно шинели, я познакомился с товарищами, которые мне предложили, с иностранцами же, это были американцы, они сказали "Что ты здесь делаешь?" Ну вообще-то я в форме, ну вряд ли я тут занимаюсь изготовлением пирожных, как бы в этой форме. "Но армия закончится?", я говорю
Армия закончится!”  “Ну и приезжай учиться в Америку.”. Вот, таки я так и сделал. Поэтому это был ещё один университет.

Ездил в Америку буквально в самое такое советское время, как раз в девяносто первом году, я как раз уехал в Америку, и мне всё это было как, как командировка на Марс такая. При чём, половина командированных обратно не вернулось.  Я вернулся, о чём, в принципе долго жалел. Ну, потому что потом был девяносто второй, девяносто третий год, т.е. потом было всё хуже и хуже.

О.: Т.е прямо в совок такой из Америки вернулся.

М.Ю.: Да, вот возвращение в совок, поэтому у меня нет никакой ностальгии по советскому союзу, потому что, честно говоря, он мне ничего хорошего не принес, потому что папу в своё время сделали жестко не выездным и не приняли в союз композиторов за одну простую вещь. В ресторане гостиницы "Европейская" он сказал "Счастливого пути, товарищи евреи!" людям, которые уезжали в Израиль, его же друг комитетчик на него стукнул, после чего папу не выпускали никуда.

М.: «Шалом, православные»

Ю.М.: После того, как я выехал заграницу, мой отъезд совпал с разрушением Советского Союза, я понял, что мне вот он честно говоря, я не жалею, но было оно и было в конце концов в общем-то. И вернувшись из Америки, понял, что надо что-то делать отличное от того, что здесь происходит. Ну университетов было очень много дальше.

М.: Какие-то вот первые серьёзные суммы денег, как ты заработал?

Ю.М.: до сих пор жду!

О.: В одном интервью ты сказал, что очень много разъезжаешь со своим сыном. И очень интересно, не мешает ли ребенок в поездках, если взять ту же Ибицу, то понятно, что жизнь там имеет определенный ритм, днём там все отдыхают, ночью там идет самая активная бурная деятельность. А где в это время твой сын?

Ю.М.: Ибица, в принципе обычный курорт, в котором север острова занят обычными отелями, там очень много на самом деле семейных отелей. Мы проводили время либо на пляже, либо у бассейна, вечером передавали ребенка либо нянечке, либо, что делали интереснее, укладывали всех детей и уезжали. Мы брали там на три семьи одну няню, а до этого, когда он был совсем маленький, брали на ресепшене «няня», няня звали Хорхе

М.: Усатый нянь!

Ю.М.: Хорхе за пятьдесят евро замечательно укладывал Гошу так, как вообще, при чем, что Гоша был маленький совсем, ему было пол года, и мы его так не могли уложить, он просто засыпал вообще, отрубался и мы быстренько шли в клуб.

О.: А как в плане почитать книжку на ночь?

Ю.М.: Ну а как, беру книжку и читаю.

М.: А какие у тебя любимые книжки, какие у него?

Ю.М.: Тут на самом деле у нас разночтение. Бабушки требуют в ультимативной форме, чтобы я читал сказки Пушкина, сказки Пушкина они конечно хороши, но довольно кровожадные. Мне то их читали, я нормально, когда я читаю, думаю “Господи!”

М.: А братья Гримм?

Ю.М.: Не, братья Гримм, это ещё страшновато конечно.

М.: Это вообще волосы дыбом.

Ю.М.: Я вот пугался в детстве.

М.: А у Гоши есть какая-нибудь Арина Родионовна? Или вот папа, бабушки?

Ю.М.: Да есть, конечно.

М.: Есть нянечка.

Ю.М.: У тебя не было желания написать свою книгу с названием коммерческим "Взлёты и падения Юры Милославского" , ну что-нибудь такое?

Ю.М.: "Падение и падение вниз"

М.: "Из глубины поднявшись"

Ю.М.: "Жизнь в дыре", короче я понял. "Жизнь в дыре от Милославского", "Советы утопающим". На самом деле я не думаю, что так сильно не может повести этому миру, чтобы я написал эту книгу, потому что это конечно чтиво будет то ещё.

Когда-то давно у меня была идея написать книгу, описать там несколько историй, которые я знаю, я думаю, что это было бы довольно интересно. Но я погнал ее прочь, когда вышла книга Минаева. Погнал ее ещё больше прочь, когда увидел во что превращается Минаев. И когда я встретился и услышал его лично, я понял, что это вообще до свидания, т.е. если я когда-нибудь превращусь в такое, то убейте меня сразу, поэтому честно говоря, это большое пафосное чмо, прошу прощения.

О.: Чего нам не хватает?

М.: Чего нам не хватает в нашем городе?

Ю.М.: Может быть мало мужчин, скажем так, их сейчас стало больше, но тем ни менее, таких, которые когда-то определяли в своё время ночную и клубную жизнь в Москве, не олигархи, про них я не говорю, ущербные люди и т.д. Это очень такой вопрос,  больше к психиатрам наверно, чем даже к психологам, потому что это люди с действительно, очень испорченной кармой, и всё с психикой вообще беда полная. Мы говорим сейчас о тех людях, которые зарабатывают сейчас достаточно приличные деньги, могут себе позволить одеться, куда-нибудь ездить, хорошие квартиры, но не хватают звёзд с неба в плане зарабатывавания каких-то супер денег. Я имею ввиду таких людей, на которых всегда держалась ресторанная и клубная жизнь Москвы, которые могли потратить, так сказать, какие-то деньги, люди, которые могли создать какую-то атмосферу. У нас всегда был дефицит этих людей.

Нет проблемы с девушками. Красивыми, не очень, совсем не красивыми, те, которые хотят быть красивыми или кажутся красивыми, с этим проблем нет. У нас в принципе город известен своей женской половиной  здесь всё хорошо, но проблема в том, что с этой женской половиной приходит то, что мы не можем не то что в клуб пустить, честно говоря,  я не понимаю, как они к воротам ресторанов, как они из дома то выходят, чего уж там. Я считаю, что, на самом деле, я не говорю, что все должны шикарно выглядеть, Выглядеть человек может по разному, думать, я не знаю, вы наверное видели, то количество гопников , которое есть в нашем городе, мне кажется любой Воронеж наверное позавидовал бы.

О.: А как же культурная столица?

Ю.М.: В этом то и проблема, что культурная столица, а большинство людей выглядит, как будто из Купчино. У нас Купчино не такого размера, чтобы вместить всех тех, которые живут.

М.: Из Колпино, я бы добавила.

Ю.М.: В основном это представители к сожалению мужского пола. И тут конечно видна провинциальность Питера очень сильно. Мне действительно жалко.

О.: Так как тогда работать в таком сегменте?

Ю.М.: Непонятно абсолютно. И главное, что у некоторых людей деньги есть, но…

М.: Но он гопник!

Ю.М.: Ну не знаю, даже не гопник, а некое отсутствие понятия вообще какого-то праздника, я не говорю только про ночную жизнь, но про какой-то выход. Почему, если человек идёт в ресторан он не может нормально…. Дело не в одежде, дело в настроении, т.е. если у него есть настроение некоего праздника вокруг, вокруг будет действительно хорошо, весело, он сидит, шутит. Но сидеть с мрачным лицом в растянутом свитере в ресторане, в “Мансарде”, где там нормальный счет, не маленький, вот тебе и субботний вечер.

О.: У тебя есть такая отрада, как твой сын Гоша. Скажи, пожалуйста, ты рисуешь какую-то перспективу себе? Может быть, ты уже видишь его? Ты же должен как-то его направлять, или ты ничего не должен, ты дашь ему свободный зеленый свет?

Ю.М.: Я вообще такой очень демократичный папа. Но, тем не менее, я думаю, что мы посмотрим в течение этого года, какая будет перспектива.

О.: Ты относишься к определенному социальному слою Санкт-Петербурга?

Ю.М.: Какому? Блеск и нищета куртизанок?

О.: Мы как раз уже немножечко затронули тем. Какие-то знаковые вещи они прочитываются. Как ты относишься к такому выражению, что дизайнеры детских коллекций дают родителям возможность создать из их детей  уменьшенные копии самих себя?

Ю.М.: Ой, я к этому замечательно отношусь, потому что летом мы просто были, как из одного яйца. У нас были замечательные рубашки поло разных цветов, такие же кеды у него есть, только ни такие синенькие, джинсики и такие две кенгурушки, и мы как вышли, ну прям реально вот, один в один, ну это конечно так было смешно. Гошка бегал и говорил "У тебя папа лошадка и у меня лошадка!"

М.: ты в роли ди-джея сам не хотел бы попробоваться?

Ю.М.: Мне это интересно, но не на столько чтобы быть ди-джеем, ну в диджейском понимании этого слова, т.е. я честно говоря, не представляю себя ездящим по городам, с этой диджейской сумкой и т.д.

О.: Ну вот есть всевозможные имиджи. Имидж героя, имидж героя-любовника, имидж денди, романтика, вот каким-то определением можно определить твой имидж?

Ю.М.: Плюшевый мишка.

М.: Какая прелесть!!

Ю.М.: С героем-любовником там всё ясно всё понятно. Всё прочее, значит, отметается, соответственно, что остается.

М.: Можешь рассказать какие-нибудь мифы и легенды, которые  ты когда-нибудь о себе слышал.

Ю.М.: Я помню, когда клуб "Арена" открылся, миф был такой, что олигархи собираются в ложах, а Юра Милославский ходит к ним, достаёт указку лазерную, лазерной указкой выбирает девушку на танцполе олигархам понравившеюся и типа ее ведут туда на ложу. Вот интересный миф.

М.: Это правда?

Ю.М.: Нет, просто была вечеринка, в которой мы раздали всем лазерные указки, это было типа часть шоу, вот. Ну, вот так вот переродилось.

М.: А ещё что-нибудь?

Ю.М.: Ну, кстати, не знаю таких мифов.

О.: Т.е. то, что всё говорят, то все, правда.

О.: Есть такая категория, ну например, даже девушек, которые говорят "куда деваться увядающей молодежи"?

Ю.М.: Которая из-под пластического хирурга вышла, а до кладбища не дошла?

М.: От семидесяти до смерти, вот эта категория!

Ю.М.: На самом деле, мне уже семьдесят.

М.: Пенсионеры!

О.: Спасибо, Марина!
Ю.М.: Марина жжет, что, в общем-то, так сказать, согласно возрасту всё, в общем-то, тут… поговорим с тобой, Мариночка, лет через двадцать пять.

О.: Пластика пластикой, а душа молодая, что делать?

Ю.М.: На самом деле, что касается молодости души. Не вижу проблем ходить в те места, в которые ходить хочется. Я, наоборот, в этом вижу больше проблемы, когда люди отказывают себе в этом. Мест полно, хочешь, иди, хочешь не иди. Не вижу проблем себя как-то ограничивать. Т.е. я считаю, что люди…. Т.е. ещё  раз говорю, что у меня очень много друзей моего возраста, которые не считаю, что куда-то там пойти это как-то зазорно. В первую очередь, не надо стареть где-то в душе и ставить на себе какой-то атомный крест, о том, что "ну всё!", типа мне исполнилось тридцать пять, жизнь закончилась, увядание началось, ползу медленно на кладбище.

М.: Хорошо, Юр, а на ближайшие выходные у тебя какие планы? Работать? Ии куда-нибудь пойдешь отдыхать?

Ю.М.: Как я могу отдыхать, у меня клуб! Клуб нельзя бросить, это практически как ребенка оставить! Он вроде как без меня не может, а со мной он совершенно по-другому смотрится.

М.: Ну что ж, Юра, остается тебе пожелать много идей, много проектов, драйва, и чтобы у тебя никогда идеи не заканчивались. И чтобы ты радовал город новыми проектами, там, где было бы весело всем абсолютно.

Ю.М.: Спасибо!

М.: Разным категориям.

О.: А я бы хотела передать привет твоему сыну Гоше, чтобы у него всё было хорошо.

Ю.М.: Обязательно, сейчас как раз поеду!

М.: Чтобы он стал доктором! Спасибо, Юр.

О.: Спасибо.

Ю.М.: Спасибо!

 

Теги: , ,
Категории: ,

Обсуждение ( 17 )

Ivank
16.11.2011 0:34

Жуткие барышни! С таким говорком... неужели в нашей культурной столице не нашлось кого-то без провинциальных повизгиваний и этого чудовищного гыканья...

Аноним
10.11.2011 22:29

http://vkontakte.ru/albums251388 ведущчая

Meshka
03.11.2011 22:32

Решили выделиться за счёт красной помады и ведения интервью из постели, что ж, очень креативно. Нынче PR какой-то однобокий.. Лучше Тинькова послушаю. А Марине и таким же её сосёстрам (говорящее слово:)) по интеллекту всяко интереснее заглядывать в рот папе Юре, горя желанием получить iPad. :))) Гори, деточка, гори! Что же я творю! 15-ый комментарий - это уже популярность! Ха-ха! :))

saddia
03.11.2011 10:39

Справедливости ради надо отметить, что блондинка - еще более-менее, а вот темненькая...! С таким жутким говАром рассуждать о петербургском стиль...

Аноним
02.11.2011 17:13

ДА сколько можно спрашивать у Юрия про...про...про...?есть и обратная сторона его личности

Аноним
02.11.2011 15:13

Жестко тёлы сами над собой прикололись ))))))))))

Аноним
02.11.2011 10:41

вот и пущай щи варят, а то все кура с гречей!

Demon
02.11.2011 10:23

ну, в целом неплохо, Юра был на высоте. Правда обстановка не очень =)))

Аноним
02.11.2011 10:02

preria, а вы видимо образец стиля и пример для подражания? *иронично задрав бровь*

Аноним
02.11.2011 10:00

Ведущим нужно научится соответствовать ситуации и будет лучше ;)

Новые комментарии