Денис Шубин: Штрафы для водителей в Москве и Петербурге нужно увеличивать!

0 0

Новые правила авторегистрации и новые штрафы - так начинается для автовладельцев весна 2011. Совет Федерации одобрил изменения к кодексу о правонарушениях - и теперь с 1 июня 2012 года штрафы для нарушителей ПДД в Москве и Санкт-Петербурге станут намного выше,

Новые правила авторегистрации и новые штрафы - так начинается для автовладельцев весна 2011. Совет Федерации одобрил изменения к кодексу о правонарушениях - и теперь с 1 июня 2012 года штрафы для нарушителей ПДД в Москве и Санкт-Петербурге станут намного выше, чем во всей остальной России. Насколько это справедливо? Изменит ли повышение штрафов поведение автомобилистов или только усилит коррупционную составляющую? Как закон "О полиции" повлияет на работу ГАИ? Настолько ли хороши новые правила авторегистрации, как нам пытаются представить? Рассказывает Денис Шубин, генеральный директор городского автоклуба А24 


 Роман Романов: Денис Борисович, сегодня Совет Федерации нас всех обрадовал - утвердил новые штрафы. Для Москвы и Санкт-Петербурга там предусмотрены отдельные цифры, которые в три-пять раз больше, чем для всей остальной России. По-вашему, это справедливо?

 
Денис Шубин: Я думаю, справедливо. Потому что есть две столицы и вся остальная Россия. И те проблемы, которые есть в наших городах, в частности, с которыми автомобилисты сталкиваются, в остальной России незаметны. Возьмем ту же парковку. Тот дефицит парковочных площадей, который (есть) в Петербурге и в Москве - несколько выше проблема. Он, конечно, оправдывает такую дифференцированную штрафную систему. Именно размер штрафа. С точки зрения наведения порядка, наверное, это должно быть эффективно.
 
Р.Р.: Такие штрафы чему-то помогут или просто размер взяток увеличится?
 
Д.Ш.: Я думаю, взятки не вырастут. Потому что у нас нарушение правил остановки и стоянки – это не специальное желание нарушить, а некуда ставить. Я - за такие штрафы. Но при условии, что будут хотя бы платные парковки. Я даже не говорю про бесплатные. Понятно, что их получить вряд ли реально. Но у автомобилиста должно быть место, чтобы этот автомобиль поставить. Либо тогда нужно сказать себе, что надо столицу перенести в Екатеринбург, Петербург сделать городом-музеем и вообще запретить автомобили. Я, конечно, утрирую, но если у нас будут действительно соблюдаться правила парковки, то мы получим очень большое перераспределение места размещения и скопления людей. Все бизнес-центры у нас должны будут уехать за кольцевую дорогу. Как и большинство предприятий из центра. Либо мы должны понять, что на работу в центр надо будет ездить только на общественном транспорте, в котором автомобилистов тоже не ждут, потому что он и так забит. И какие от этого будут последствия - поживем – увидим. Я прогнозирую, что такого взимания штрафов не будет, поскольку самые эффективные системы взимания штрафов - когда штраф оплачивается после фотофиксации по почте - у нас пока не особо работает. Вот если она будет, и жесткое взимания этих штрафов будет на должном уровне, тогда эти штрафы будут иметь какое-то действие для города.  
 
Р.Р.: А всех оштрафовать живые гаишники просто не смогут естественно.  
 
Д.Ш.: Я думаю, все смотрели французские и американские фильмы, и все понимают, как у нас поступают со счетами за парковку, положенными под дворник. Точнее, не у нас, а в Европе. Как у нас будут поступать, у меня никакого сомнения нет. Они будут просто выкидываться, никто на них внимания обращать не будет. А система судебных приставов у нас работает недостаточно эффективно, по крайней мере, с точки зрения западных стран. Нет четкого протоколирования и четкой оплаты.
 
Р.Р.: А вот хитрый ход, который все сейчас применяют: встал на «аварийку» и стою где хочу - он будет работать?   
 
Д.Ш.: На мой взгляд - это просто хамство. Это все равно, что выкинуть посередине Невского проспекта стакан из Макдональдса на проезжую часть или плюнуть себе на ботинки. Петербуржцы, я считаю, таких действий вообще не достойны. В Москве это сплошь и рядом.
 
Р.Р.: По-моему, сплошь и рядом у нас тоже так поступают.
 
Д.Ш.: К сожалению, да. Не все коренные петербуржцы. Есть еще кто-то приехавший.
 
Р.Р.: Знаете, буквально перед приездом к вам я на одном из форумов прочитал такое предложение, хорошо, что вы приезжих упомянули: «Нарушают одни приезжие. Те, кто не знает, как ездить в Петербурге и в Москве, и вот с них, пожалуйста, и берите. Берите с неместных номеров, а местные пусть платят по общероссийской таксе». Согласны?
 
Д.Ш.: Не соглашусь. Приезжих, особенно на легковых машинах, у нас из регионов практически нет. В основном, это все мы. Мы же за рулем. Я думаю, тут не стоит изобретать велосипед. Везде в мире парковка в городе - это большая доходная статья бюджета любого европейского города, как большого, так и малого. Как только появились те изменения в правилах, которые разрешают парковку на улицах, на улично-дорожной сети (у нас был правовой нонсенс, заключавшийся в том, что дорога общего пользования содержится на бюджетные деньги, и взимать дополнительную плату за использование этой дороги было невозможно), стало возможно организовывать платную парковку в центре города. То есть (ставить) паркоматы, как во всем мире. Я считаю, что как только будут установлены системы паркоматов, не на двух ногах, предлагающих за полцены подержать вам место, а жесткая система: вы платите автомату, кладете талончик под стекло, оплачиваете часы, если вы простояли, то платите штраф (в нашем случае, это, наверное, будет означать блокиратор на колеса или эвакуатор), вот тогда и бюджет получит нормальные деньги сразу, и эвакуаторы эти надоевшие будут использоваться только как мера против тех, кто не желает платить, и люди будут задумываться: а надо ли им платить 600 рублей за стоянку своего автомобиля под окном офиса в центре города? Может быть проще поехать на метро или поменять работу, или офис перенести в другое место? И так рыночно все это выстроится одно за другим. Обидно будет лишь то, что у нас будут, так сказать, деньги изыматься вперед организации парковок.
 
Р.Р.: Еще одно новшество нас ожидает. Это порядок регистрации автомобилей. Скажите, этот закон на самом деле настолько идеален, как пишут о нем? Действительно станет абсолютно всем легче жить? Или вы видите какие-то подводные камни там?
 
Д.Ш.: Должен сразу оговориться, что все это касается всей остальной страны, кроме Петербурга. Потому что у нас проблемы постановки и снятия автомобиля на учет не существует уже лет пять-шесть с точки зрения нервов автомобилистов и времени. У нас есть коммерческие МРЭО, и есть государственные МРЭО. Причем парадокс в том, что поскольку есть коммерческие, в обычных государственных тоже нет очереди. Всем известно: где очереди, там взятки, деньги. Вот в Москве это процветает в полный рост, в других городах – тоже. У нас это, повторюсь, решено уже пять-шесть лет назад, даже больше, наверное.
 
Р.Р.: То есть в Петербурге и так все хорошо и ничего не изменится?
 
Д.Ш.: С точки зрения удобства автомобилистов для петербуржцев ничего не поменялось. Мы этого просто не заметим.
 
Р.Р.: Но послушайте, Денис Борисович, вот буквально, опять же, перед приездом к вам, я проконсультировался, позвонил людям, которые имели опыт общения с коммерческим МРЭО и государственным МРЭО. Каждый из них, пытаясь поставить автомобиль на учет, шесть часов провел в своем МРЭО. Кто-то – в коммерческом, кто-то – в государственном. По-вашему, такая продолжительность услуги – это что? Качество?
 
Д.Ш.: Надо понимать, в чем отличие. Коммерческое МРЭО не является альтернативной структурой ГАИ. Разницы никакой нет. Хотите сидеть на деревянном стуле в коридоре в обычном МРЭО, бегать заполнять самому заявление – идите в государственное. Хотите пить кофе, сидеть на мягком кресле, а за вас все будут заполнять – идите в коммерческое. С точки зрения операции они все идентичные, то есть работают от одной базы. И если ожидание долгое, скорее всего, это висит система регистрации и висит она для всех МРЭО. И для коммерческих, и для государственных. Это как свет выключили во всем городе, так и здесь. Просто я говорю о том, что в Москве, чтобы поставить машину на учет, нужно либо самому провести два-три дня суммарно, либо найти некоего «бегунка-маклака», который будет бегать между вами и гаишником. Стоит это от 300-т до 500-т долларов и занимает неделю. Что называется – почувствуйте разницу! У нас вы честно приходите, платите две с половиной тысячи рублей в коммерческое МРЭО, либо ничего не платите в государственном, кроме пошлин установленных, и, не давая никому никаких взяток, спокойно получаете номера. В Москве ситуация диаметрально противоположная, как и во всей остальной стране.
 
Р.Р.: Вот такой еще момент, такой факт называют, когда пытаются критиковать этот закон об авторегистрации: не нужно теперь будет во время техосмотра смотреть номера двигателя, и кто-то говорит, что это увеличит количество автомобильных краж. Мне почему-то кажется, что это просто пустые страхи. Вы согласны? Или все-таки эти страхи имеют какое-то основание?
 
Д.Ш.: Надо понимать, что все запчасти автомобиля, особенно на дорогостоящие иномарки, - они номерные. Поэтому определить: угнанная машина или нет, битая или не битая, вы можете, скажем, взяв номер ремня безопасности, ввести его в базу производителя через дилера и увидеть на какой конкретный автомобиль ставился этот ремень безопасности. Ремень безопасности – это такая деталь, которую вряд ли будут менять. Даже в ДТП они редко страдают. Поэтому, если у вас номер ремня безопасности от одного автомобиля, а с конвейера с таким номером сошел другой, то, скорее всего, у вас она угнанная. Что касается изменений, что не надо номер двигателя сверять, то можно допустить, что какая-то криминальность там увеличится. Но времена, когда переставляли моторы, - они уже ушли. Основной криминал – это все-таки кузова. Основу автомобиля составляет кузов. А то, что будет легче – несомненно! Потому что ряд автомобилей, даже тот же всем известный VolkswagenGolfIII, и еще у многих моделей такая болезнь есть, когда честно покупаете автомобиль в салоне, три года вы на техосмотр не заезжаете, потому что это не нужно (новый техталон выдается на три года), а когда вы через три года решаете машину продать, то узнаете, что у вас номер двигателя исчез. Коррозировал. Потому что мы понимаем, какой там «коктейль Лужкова» выливается каждую зиму на наши дороги, и где все это оседает. Съедается все! Мы платим за это из своих карманов, это тема отдельная, но номер двигателя страдает точно так же. В этом плане стало проще, потому что честный человек, эксплуатировавший три года машину и не подозревающий, что такое может быть, оказывается перед тем, что теперь ему, чтобы снять с учета, необходимо делать целую экспертизу, запись на которую – за месяц.
 
Р.Р.: И доказывать, что он не верблюд.  
 
Д.Ш.: И доказывать, что он не верблюд. То есть, это облегчение. И для петербуржцев тоже. 
 
Р.Р.: Закон «О полиции», Денис Борисович. Хочу спросить: как он сейчас работает на дороге на практике? У меня есть свежая жалоба, буквально вчера мне жаловался человек, что его остановили на дороге без объяснения причин для проверки документов, сославшись при этом на закон «О полиции». Справедливо ли с ним поступили? И вообще, в практическом смысле, отношение инспекторов к водителям на дороге изменились? Что члены клуба говорят?
 
Д.Ш.: На сегодняшний день я не имею никакой информации от членов клуба, что что-то поменялось, и есть какие-то другие претензии, которых не было до первого марта. Насколько я знаю, сейчас проходит процесс аттестации милиции в полицию, и весь личный состав занят этим. Тот случай, о котором вы рассказали, смахивает, скорее, на обычную, мягко говоря, «шутку» тех, кто, допустим, не прошел аттестацию. 
 
Р.Р.: Тогда такой вопрос: а можно ли, меняя закон, изменить отношения водителя и инспектора? Потому что такое чувство, что нам нужно где-то набрать (закон-то мы поменяем) ангелов с крыльями, которые теперь будут работать в этой новой полиции. Где их взять? Или придется менять людей?
 
Д.Ш.: Людей изменить нельзя. Можно просто подобрать людей по определенным качествам и определенным условиям. В моем понимании, без нормального увеличения зарплаты и повышения статуса полицейского ничего не поменяется. Мой взгляд - требовать что-то от человека, стоящего десять часов на улице в любое время года и при любых погодных условиях, меньше чем за 30-40 тысяч рублей (в наших сегодняшних реалиях) не представляется возможным. То есть нужна нормальная система мотивации. Помимо текущих доходов еще должны быть какие-то социальные пакеты. Или дальнейшие гарантии. Чтобы человек за это место держался и дорожил им. Второе, с чем я согласен, это то, что без смены названия вряд ли можно изменить суть. Милиционер сегодня - милиционер завтра будет явно хуже, чем милиционер сегодня – полицейский завтра.
 
Р.Р.: То есть вы считаете, что если поменять название, то отношение тоже изменится?
 
Д.Ш.: Ну, по крайней мере, у человека это на ментальном уровне заложено. Просто изменив название, ничего не получится. Но, меняя суть, название тоже надо менять.
 
Р.Р.: А слово «полиция» вам нравится?     
 
Д.Ш.: Оно общепринятое в мире. Почему нет? Другое дело, что у нас, наверное, поколения два сменится, пока перестанут называть полицейского милиционером, и исчезнет слово «товарищ».
 
Р.Р.: Понятно.
Теги: ,
Категории: ,

Обсуждение ( 0 )

Новые комментарии