Архитекторы Дешинова и Гольденберг: Мы верим в моду на настоящие вещи

0 0

Елена Дешинова и Дмитрий Гольденберг – петербургские архитекторы, открывшие в 2007 году свое бюро. Они готовы отстаивать «правду материала» и уверены в том, что архитектору жизненно необходим этический кодекс.

Елена Дешинова и Дмитрий Гольденберг – талантливые петербургские архитекторы, открывшие в 2007 году свое собственное бюро. Круг их интересов очень широк. Помимо решения узкопрофессиональных задач, Елена и Дмитрий активно экспериментируют, создавая проекты на стыке разных видов искусств. Одним из результатов этих поисков стала оригинальная акция «День за днем», которую Дмитрий и Елена осуществили вместе с группой молодых архитекторов. Изначально они собирались провести перфоманс, посвященный организации пространства минимальными средствами. А в итоге сняли на эту тему короткометражный фильм "День за днем".

 Дмитрий и Елена  сформулировали основные принципы своей работы. Они готовы отстаивать «правду материала» и уверены в том, что архитектору жизненно необходим этический кодекс.

Сохранение исторических памятников в Петербурге - часто не реставрация, а имитация.

Дмитрий Гольденберг  То, что пытаются здесь, в Санкт-Петербурге, сохранять, если вообще пытаются – зачастую сохраняют не материал, не субстанцию памятника, а только некий внешний вид. Это абсолютно не подразумевает того, что здание нельзя трогать вообще. Его можно и перестроить, и надстроить … Из-за того, что это нельзя делать в Петербурге, возникают всякие вывернутые наизнанку действия.  Раз нельзя, но очень хочется, надо сделать вид, что этого нет. Если, допустим, надстраивается этаж, то он делается полностью стеклянным с такой мотивировкой, что если это стекло, то его не будет видно. А это потом торчит неким бельмом в городе. Есть несколько мест, где это можно увидеть.

И лучше бы сделали нормальный новый этаж, который бы прочитывался как новый этаж. Потому что эти скрытые за стеклом этажи – нас как бы нет.  Или наоборот – надстраивают этаж и декорируют его под какой-то стиль – под классицизм, как будто, так и было. Тут отношения к этому нет – нормального, человеческого.


Хороший ремонт вовсе не означает, что все старое надо взять и поменять на новое.

Д.Г.: Что касается квартир, то, что происходит каждый день на бытовом уровне, потому что ремонт - это такой народный спорт... Первое, что люди делают, когда они приобретают недвижимость в старом городе –  они все сносят: окна выламывают, выбрасывают двери, снимают все перегородки и выбрасывают, все потолки и делается все это таким ровным, бездушным и новым. И нам это очень не нравится.

 У нас есть возможность попробовать другой метод.  Метод сохранения старого материала, потому что мы считаем, что в нем вся ценность. Именно в старых окнах, дверях, в старой штукатурке и сосредоточена плоть города.  Можно начать со старой фурнитуры, которую можно снять и почистить и   она выглядит, как ювелирное изделие по сравнению со всем этим изобилием  дешевого пластика, который люди вставляют в свое жилье.

Эта атмосфера, которая получается при таком подходе, ее невозможно сравнить ни с каким дизайном. То есть, это можно было бы назвать «правдой материала». Потому что, старый материал должен обладать своей подлинной правдой, та, которая ему присуща, а новый материал – своей. Поэтому мы все то новое, что привносим в архитектуру, мы его не декорируем под старое.

Если новое - оно новое, если старое – оно старое.  И вот эта  «правда материала» - мне кажется это подходящее определение. Мы эту "правду материала" и пытаемся воплотить. Мы хотели бы, чтобы началась мода на настоящие вещи. Это было бы очень хорошо, потому что сейчас в городе – мода на имитацию некого петербургского стиля. Причем, кто определил, что это такое, непонятно. Никто не знает, как это сформулировать, но все чувствуют, что это должно выглядеть примерно так. И все заботятся только о том, чтобы это только выглядело примерно так, а из чего оно состоит – это никого не заботит.  Нужно, чтобы пошла мода на настоящие вещи.  И, возможно, мы надеемся, что это перерастет в изменение отношения к городу, к зданиям.
 

Этический кодекс архитектора

Д.Г.: В современной России, если кто-то начнет говорить об этике, о морали, то в основном у людей будет реакция - ироническая. Потому что,  ну как в наше-то время говорить о морали, когда надо зарабатывать деньги.  А имея мораль, это невозможно. Поэтому тут выбор даже не стоит.  И мы сначала как-то интуитивно пришли к тому, чтобы  мы должны  иметь такой этический кодекс, а постепенно появились разные мысли, которые могут дать этому кодексу экономическое подтверждение.  
И первая мысль, связанная с творчеством, она такова, что, если у архитектора нет профессиональной этики, то творчество невозможно в принципе. Я в этом смысле не хочу морализировать, потому что те, которые решили зарабатывать деньги и вписались ради этого в соответствующую структуру, то ради бога. Но если они вписались, то я не хочу от них слышать рассуждения об искусстве.


В данный момент – брать взятки стало так нормально, что заказчики некоторые, даже зная, что его архитектор крадет у него деньги, смотрит на это … Как это делается, не знаю ,в курсе вы или нет, но архитектор делает,  предположим, интерьер. И основной его заработок – это не те деньги, которые заказчик ему платит за интерьер, а деньги, которые он получает с материалов. Предположим, он кладет паркет – заказчик оплачивает этот паркет, а в цене этого паркета находится 10 или 15 или сколько-то процентов, которые идут потом архитектору из магазина. А возможно,  там вообще не нужно было класть паркет.

Е.Д.: Нам очень сложно добиться доверия у заказчика, потому что все уже настолько не доверяют друг другу, что это удлиняет время работы и усложняет коммуникацию, и вообще процесс усложняет. 

Д.Г.:А это переход ко второму аспекту – к экономическому.  Если между архитектором и заказчиком есть доверие, то заработать можно на самом деле гораздо больше,  чем, если вы пытаетесь у заказчика деньги украсть. Потому что, если он вам доверяет, вы все сделаете в 5 раз быстрее. Трудно себе представить, какая это благодать для всех – для нас и для заказчика, если можно работать, доверяя друг другу. Потому что все расслабляются, все спокойные.  Нет постоянной потребности в доказательствах – а вот что ты там сделал!

Е.Д.: И самое главное, что мы очень много времени экономим, для работы! Идеальное состояние – это, когда ты выбираешь себе один проект и контакт с заказчиком есть, и ты понимаешь, что это будет очень качественный продукт  с  профессиональной точки зрения и заниматься им одно удовольствие.

Энтузиазм единомышленников способен воплощать идеи в жизнь даже без участия спонсоров.

Е.Д.: Возможно делать довольно крупные проекты, если есть единомышленники – люди интересующиеся. У кого-то есть идея, проект, но он понимает, что он финансово не сможет его воплотить, и он может привлечь знакомых людей, кому интересно участвовать в этом проекте даже не с точки зрения автора, а с точки зрения соучастника и помогающего.  

Д.Г.: Мне было очень интересно доказать, что можно без ничего, за очень короткий срок, за не очень большие деньги – сделать что-то, что будет иметь ценность. Из воздуха, из ничего и, что ненужно для этого никаких спонсоров.

Теги: , ,
Категории: ,

Оставить комментарий

  • Pirates
    09.10.2011 18:32

    дерево против пластика - пока побеждает пластик

  • Stranger
    08.10.2011 12:23

    как бы действительно хотелось, чтобы возникла мода на настоящие вещи - это был бы знак, что наконец-то начался процесс выздоровления общества