Военврач: 140 000 рублей за отсрочку от армии

0 0

Средняя цена "откоса" от армии по медицинским показаниям - 140 000 рублей - и существует множество способов изъять эти деньги упризывника. О том, как работает коррупционная система военкоматов, как медицинские комиссии делают признают годными к службе людей с серьезными заболеваниями - и как с этим бороться, рассказывает Сергей Стрильченко, председатель Первой городской независимой военно-врачебной комиссии

Роман Романов: Начался осенний призыв. Сегодня мы будем говорить о том, что творится в петербургских военкоматах, каковы шансы призывника столкнуться с объективным обследованием своего здоровья и что делать, если вы встречаетесь с беспределом медицинских комиссий в военкоматах – об этом мы говорим с Сергеем Дмитриевичем Стрильченко, председателем независимой военно-врачебной комиссии.

 
Сергей Дмитриевич, у вас в визитке написано «председатель независимой военно-врачебной комиссии» – что это такое и чем вы занимаетесь? Расскажите.
 
Сергей Стрильченко: Независимая военно-врачебная комиссия, в принципе, из названия понятно, что она независимая и проводит военно-врачебную экспертную работу. Основное направление – это призывники, те, которые не согласны с решением медицинской призывной комиссии в военкомате. По 754 постановлению правительства от 28 июня 2008 года, подписанному Путиным, они имеют право на проведение независимой экспертизы.
 
Они приходят к нам, мы их освидетельствуем и видим, что зачастую работники военкомата, а иногда и врачи намеренно идут на нарушение закона и, скажем так, подменяют документы, которые есть у призывника, подтверждающие его заболевание, то ли своим мнением, то ли командой сверху всех призывать. 
 
Роман Романов: А вы сами в военкомате работали когда-нибудь?
 
Сергей Стрильченко: Да, я проработал 16 лет в военкомате. 10 лет в областном военкомате заместителем председателя военно-врачебной комиссии и 6 лет в городском военкомате также на должности заместителя председателя военно-врачебной комиссии. Невролог по специальности. В 2009 году ушел, так сложились обстоятельства – не хотел мириться с тем беспределом, который начал происходить в военкомате с 2009 года и, как вижу, продолжается до сегодняшнего дня.
 
Роман Романов: Сергей Дмитриевич, когда призывник приходит на комиссию в военкомат каковы шансы, что его здоровье оценят объективно?
 
Сергей Стрильченко: Шансы трудно оценить в каком-то процентном соотношении. Как показывает практика, все зависит от того, в какой военкомат он придет. Если военком, как раньше назывался, а сейчас называется начальник отдела городского военкомата по такому-то району, нормальный здравомыслящий человек, то он никогда не будет давить на врачей и говорить: «Всех призывать! У нас план!». И если старший врач или врач, руководящий работой врачей, которые освидетельствуют призывников в военкомате тоже нормальный, здравомыслящий и не план и нажива у него на первом месте, а самое главное -  здоровье человека, чтобы не призвать больного в армию.
 
Хотя, как маленькая ремарка: в 2010 году военкомат города незаконно призвал в вооруженные силы 43 человека. Это незаконно. Больных, которых нельзя было призывать и их досрочно уволили. А за весенний призыв уже 22 человека досрочно уволенных из вооруженных сил с формулировкой «незаконный призыв». То есть общее заболевание, и они призваны незаконно.
 
Роман Романов: А как такое вообще может быть? Как это происходит? Расскажите.
 
Сергей Стрильченко: Безнаказанность порождает вседозволенность. У нас же как в стране: есть два критерия оценки личности или работы человека – это совесть и страх. Если у человека нет совести, то тогда страх - главный критерий, сдерживающий беззаконие. А если безнаказанность - из года в год, из призыва в призыв идут нарушения в военкомате - то, естественно, страха никакого нет. Человек считает, что «я наместник Бога на земле, я готов вершить судьбы человеческие» и начинает делать все, что захочет: не видят заболевания, отменяют диагнозы, что они не имеют право делать.   
 
Роман Романов: Хорошо. Расскажите, как вообще работает вся эта система? Военком вызывает главного врача, вызывает медкомиссию и говорит: «Ребята, нам спустили такой план, поэтому задача всех брать» - это вот так происходит или как? 
 
Сергей Стрильченко: Происходит примерно так. Но, чтобы дословно говорить, что это происходит именно таким образом, надо, наверное, показать скрытой камерой, что происходит. Но, примерно зная обстановку изнутри, все-таки проработал там, план сверху спускает Генеральный штаб - какое количество призывников округ должен призвать, округ военкомату. Грубо говоря, военкомат Санкт-Петербурга должен в осенний призыв призвать 2 тысячи граждан. Вызывается на призывные комиссии около 30 тысяч, каждый призыв. Из них надо призвать 2 тысячи. В это количество попадают те, кто категорически не хочет служить, хочет откупиться и откупается.  
 
Роман Романов: Чаще всего призывники предлагают деньги или врачи заставляют, вымогают взятки?
 
Сергей Стрильченко: Чаще бывает, что налажена система. Никто никого не склоняет, это по обоюдному согласию.
 
Роман Романов: Подводя итог под вашими словами, что я понял: если врач медкомиссии не хочет по каким-то причинам считать вас негодным, может любые документы, с которыми вы пришли исправить, выкинуть из дела, не принять, отдать вам. Все это происходит и не понести за это никакого наказания? Правильно?
 
Сергей Стрильченко: Сплошь и рядом.
 
Роман Романов: Сколько в год у вас обращений примерно?
 
Сергей Стрильченко: Ну, допустим, только по направлению судов, потому что не только гражданин к нам может обратиться, но и суд своим определением направляет к нам на экспертизу. По итогам весеннего призыва мы уже провели 20 экспертиз  по направлению суда, и в 20 случаях наше мнение, что врачи, осуществлявшие медицинское освидетельство, грубо нарушали действующее законодательство. Заведомые диагнозы они почему-то не захотели видеть и почему-то написали «годен». А мы в 20 случаях по решению суда провели экспертизу и написали, что граждане не годны к службе, то есть имеют категорию «ограниченно годен» и призыву не подлежат. Но, опять же, судья принимает решение – отменить решение военкомата, а в военкомате продолжают то же самое.
 
Гражданин опять в суд подает, почему ему опять пишут, что он годен? Судья уже обязывает военкомат: «примите решение, что он не годен, не надо издеваться над ним», а военкомату наплевать на решение суда. Что такое решение суда? Военком Невского района в частности. Человек пришел, решение суда на руках: обязать призывную комиссию принять решение по негодности.   
 
Роман Романов: А диагноз какой?
 
Сергей Стрильченко: Неврологический диагноз. Он не годен. Военком говорит: «Я не буду», выбрасывает и все.
 
Роман Романов: Сейчас в процессе или вся эта история закончилась?
 
Сергей Стрильченко: Нет, она не закончилась. Молодой человек опять подал в суд, потому что ему написали «годен». Военком категорически отказывает выполнять решение суда.
 
Роман Романов: Военком, у которого на участке происходит все вот это, такой военком может работать? Может, его стоит уволить?
 
Сергей Стрильченко: Я считаю, что нет, но командование считает, что да. Потому что весной была аттестация и, оказывается, он соответствует занимаемой должности и вполне справляется с ней. Хотя на сегодняшний день, по моей информации, около 50-ти дел рассматривается в суде Невского района, обжалуются решения призывной комиссии за весенний призыв. А по городу это несколько сотен человек - те, кто набрался смелости, нашел деньги на адвоката, потому что сам он в суде ничего не докажет, и дела рассматриваются в суде по незаконному призыву.       
 
Роман Романов: Сергей Дмитриевич, назовите, пожалуйста, наиболее тяжелые районы в Петербурге, где все плохо с призывом и с медкомиссиями? И наоборот,  какие-то, где полегче обстоят дела?
 
Сергей Стрильченко: О хорошем. Начнем о хорошем. Я считаю, что контингент или коллектив врачей, которые стараются правильно принимать решения и не принимают ту или другую сторону, а действуют близко к законодательству – это Петроградский район.   
И доктор там опытная, давно работает. Московский район старается близко к действующему законодательству работать. А самые грубые нарушения, просто беспредельное положение – Приморский район, Выборгский, Калининский, Фрунзенский, Красногвардейский, Красносельский.    
 
Роман Романов: Сейчас новый губернатор Полтавченко пересматривает ситуацию дел в системе здравоохранения в городе. Что вы ждете от нового губернатора? Что в системе существующих военкоматов, в системе призыва нужно было бы поменять?
 
Сергей Стрильченко: Я конкретно обращаюсь к губернатору: обратите внимание на вопросы обследования призывников Санкт-Петербурга. В каком плане? По закону гражданина с подозрением на заболевание или требующего обследования направляют в стационар. Он отлежал в стационаре, получает диагноз, приходит в военкомат, а врач говорит: «А я не верю. На тебе направление в другой стационар», приходит из другого – все нормально. Заключение пришло в городской военкомат на утверждение, там сидит доктор, особенно невролог или терапевт этим любит заниматься: «А я не верю. На тебе направление в третье учреждение». И в трех учреждениях за период одного призыва стационарно обследуется призывник. Это деньги - государственный фонд, ОМС, он не резиновый. Это койка. Это серьезные обследования.  
 
Роман Романов: Какова тенденция, исходя из опыта, из года в год лучше или хуже становится?
 
Сергей Стрильченко: К сожалению, хуже. Даже главный военный прокурор Фридинскийсказал, что: «За последний год в шесть раз выросла коррупция в военкоматах». Значит, вот эта масса желающих, - она растет, а масса реально больных, которые в итоге получают заслуженное освобождение, уменьшается.   
 
Роман Романов: Последний вопрос. Что делать призывнику, который столкнулся с такого рода беспределом?
 
Сергей Стрильченко: Во-первых, надо научиться отстаивать свои права. Не бояться обращаться к нам в независимую экспертизу. Не бояться обращаться в суд, на что он имеет право по Федеральному закону «О воинской обязанности и военной службе». И отстаивать свои интересы. Потому что у некоторых людей отложилось в голове, что самый короткий и правильный путь – это найти деньги и уговорить доктора. Это неправильно! Потому что, в конце концов, порядок будет наведен, и те граждане, которые дают взятку, будут сидеть. И те, кто берет взятку, будут сидеть.    
 
Роман Романов: Спасибо, Сергей Дмитриевич! Я надеюсь, что меньше поводов для разговоров у нас с вами будет. Всего доброго! 
Теги:
Категории: ,

Оставить комментарий

  • Аноним
    20.11.2011 13:53

    В его "независимой комиссии" тоже от ста тысяч просят))) и любой диагноз сказали найдут... Твари...

  • max_85
    17.11.2011 18:12

    Все правильно сказал, только про себя забыл добавить. В 2008 году в моем райвоенкомате меня дважды признавали негодным, потом дело посылали "на утверждение" в гор.военкомат. А городской невролог Стрельченко говорил, что не видит ****** меня заболевания и отменял решение. Только когда мои родители нашли выход на него ********** ли ему 120 т.р. он "увидел" реально бывшее ****** меня заболевание. Видимо делится не хотел, вот и выгнали его из военкомата. А теперь честным прикидывается, опять ищет способ с больных деньги содрать. мерзкий тип

  • Korrida
    12.11.2011 22:59

    Предлагаю ПитерТВ собрать "болевые" фамилии врачей, которые чаще всего нарушают права призывников

  • Аноним
    11.11.2011 23:15

    правильно сказал, но мало!