Пиковая дама: хоррор-версия от Театра имени Ленсовета

Пиковая дама: хоррор-версия от Театра имени Ленсовета

0 0

Рецензия на спектакль Евгении Сафоновой "Пиковая дама. Игра" в Театре имени Ленсовета.

В театре им. Ленсовета премьера – "Пиковая дама. Игра" по мотивам повести Пушкина. Спектакль поставила режиссер Евгения Сафонова, выпустившая здесь же в прошлом сезоне "Медею". 

Заявленный в программке жанр – сюрреалистический триллер – действительно выдержан от начала и до конца. На протяжении полутора часов зрители подвергаются массированному воздействию света, цвета и звука. Болезненная пластика актеров и горестные маски, застывшие на лицах главных героев – Германна (Григорий Чабан) и Лизаветы Ивановны (Лидия Шевченко), транслируют в зал ощущение непреходящего ужаса.

Натиск такой тревожной и раздражающей, как пожарная сигнализация, атмосферы выдерживают не все. Если вы ищете, на какой бы спектакль отправить свою гостящую тетушку из Тамбова, – это явно не тот случай.

Режиссер Евгения Сафонова, сохранив авторский текст, уничтожила налет уютной классики, который, к сожалению, покрывает в массовом сознании многие произведения XIX века. Бытовой психологический театр в неумелых руках только способствует этому впечатлению, как сахар, простите за сравнение, способствуют возникновению кариеса. Если человек со школы не открывал томик Пушкина, а потом пришел в театр на "лобовую инсценировку", высок риск, что для себя он не вынесет из постановки ничего, кроме какой-то старушечьей неактуальности и сонно-умилительной старины. В этом смысле добавить немного перца в спектакль – значит способствовать более глубокому пониманию классики. 

Кстати, роль той самой старушки – графини из "Пиковой дамы" – в спектакле театра им. Ленсовета фактически упразднена, сведена к функции (с присущей ему харизмой эту функцию выполняет актер Александр Новиков). Неясно, что именно доводит Германна и Лизавету Ивановну до исступления: реальная старуха, мистический "дух зла" или их собственное больное "я". Они с самого начала предстают глубоко травмированными людьми, которые не то что не скованы нормами позапрошлого века, а существуют как бы в другой плоскости. Как будто героев Пушкина рассматривает под лупой не художник-реалист, а ярый последователь Фрейда. Не зря спектакль назван "сюрреалистическим": здесь обнажена скрытая работа подсознания, все то, о чем мы только догадываемся, анализируя героев "Пиковой дамы", явлено в физической реальности. Переписка Германна и Лизаветы Ивановны, которая современному читателю повести может показаться по-детски наивной, в спектакле превращается в мрачную эротическую сцену (все-таки 18+). Комичные, по сути, придирки старой графини к Лизавете выглядят как злонамеренно сводящие с ума тычки. Германн (вообще-то военный инженер по тексту) на сцене абсолютный фрик, жалкий "подпольный человек" еще до всякой истории с графиней.

Парадокс в том, что такая интерпретация пушкинской повести может казаться бесконечно далекой от оригинала (например, из-за полного отсутствия иронии) и одновременно быть в чем-то созвучной ему. Так, безусловно удачно решена мизансцена с призраком: во-первых, это страшно, а во-вторых, мы не знаем, стало ли видение результатом больной фантазии Германна или он действительно стал жертвой некой дьявольской игры? Ровно та же двойственность присуща и тексту "Пиковой дамы".

Но вот узловые точки спектакля совсем не те, что в фабуле повести. Смерти графини и карточному проигрышу Германна уделено в постановке гораздо меньше внимания, чем любовной переписке и финальному объяснению Германна и Лизаветы Ивановны. Вообще именно она, бедная воспитанница старой графини, и есть главное действующее лицо спектакля. В отличие от других персонажей, она меняется, освобождается от страха и иллюзий, избавляется от автоматизма реакций, то есть подлинно очеловечивается. 

Что же - это вполне соответствует канонам триллера как жанра. Одинокая и прекрасная главная героиня, погруженная в кислотную смесь из мистики, ужасов, сексуального влечения и роковых событий, выживает и становится сильнее.  Мы могли видеть что-то такое в "Молчании ягнят", "Суспирии", "Психо", "Персональном покупателе" и даже "Ребенке Розмари". В "Пиковой даме" еще не видели: возможно, в этом и состоит новизна взгляда Евгении Сафоновой на классический текст.

Текст: Александра Бутенко

Фото: Театр имени Ленсовета

Теги:
Категории: ,

Обсуждение ( 0 )

Новые комментарии