Евгений Ройзман: Мир без наркотиков - не утопия

0 0

Евгений Ройзман, которого Кремль требует исключить из предвыборных списков "Правого дела", в свою очередь объявил о старте проекта "Мир без наркотиков". Это логичное продолжение ставшего знаменитым "Города без наркотиков" - одноименный фонд борется с незаконным оборотом наркотиков на Урале уже более 5 лет

 О ПРОЕКТЕ «МИР БЕЗ НАРКОТИКОВ»

 
Евгений Ройзман: Проект этот народный. С 2005 года я думал его начать. По сути, это алгоритм, который отработан Фондом «Город без наркотиков». Это попытка перенести этот алгоритм на всю страну. Мы понимаем, что делать, мы понимаем, что приносит результаты, мы видим позитивные сдвиги, позитивные результаты и пытаемся сделать это в масштабах страны. Сбор информации по стране нормально ни у кого не получается. Потому что люди не верят во всякие горячие линии, телефоны доверия, ну, не верят. А мы в свое время сделали пейджер, сообщающий адреса наркоторговцев - 002 абонент «Без наркотиков» - и у нас на пейджере порядка 70 тысяч сообщений. Причем, мы поняли, что 90% это абсолютно нормальные, вменяемые, дельные сообщения. И мы поняли, что люди в стране живут нормально, они будут сообщать, они готовы как-то бороться. Все и мы объявили телефон на всю страну  8-953–0000-953. У нас сидит четыре оператора-аналитика на этом телефоне. Мы собираем информацию о фактах торговли наркотиками, о фактах наркокоррупции, о наркопритонах со всей страны, обобщаем эту информацию, суммируем и начинаем работать с генеральной прокуратурой, с администрацией президента, со СМИ. Наша задача – заставить правоохранительные органы реагировать на сообщения граждан и, конечно же, помочь им. Потому что без общества никогда в жизни с проблемой не справиться. Я думаю, все получится!
 
ЛЮДИ НЕ ВЕРЯТ ГОСНАРКОКОНТРОЛЮ. ПОЧЕМУ ОНИ ПОВЕРЯТ ВАМ?
 
Е.Р.: Практика показывает, что нам верят. Нам сообщают. Представьте, у меня на почту идет 10-15 сообщений в день, и по каждому сообщению сразу же выезжают люди, ищут сотрудников милиции, наши оперативники работают и долбят эти притоны, наркоточки, аптеки, где торгуют кокаиносодержащим. Плюс сообщения на пейджер. Мы работаем каждый день. У нас оперативников уже порядка 30-ти человек. Все время еще добровольцы идут. Мы можем показать, как работать, научить, как работать. С момента начала работы Фонда, у нас больше 4 тысяч успешных операций против наркоторговцев. У нас сидят полицейские на уровне подполковников, полковников, кто как-то участвовал в наркоторговле. И у нас с 2002 года ни одной детской смерти в Екатеринбурге. Уже ради этого стоило начинать! Но у нас и в целом смертность постоянно падает. Мы понимаем, что делать надо!
 
А ПРАВДА ЛИ, ЧТО САМЫЕ КРУПНЫЕ НАРКОТОРГОВЦЫ ЭТО СОТРУДНИКИ ГОСНАРКОКОНТРОЛЯ?                    
 
Е.Р.: Я не думаю, что это так. Коррупция – это, конечно, очень большая составляющая незаконного оборота наркотиков, но самая большая проблема это не коррупция. Самая большая проблема – лень, неумение и нежелание работать. Потом, как правило, начальников правоохранительных органов есть только одна задача – их интересует мнение только вышестоящего начальства. Все! Мнение вышестоящего начальника и ничего более не интересует. Поэтому я здесь с Прохоровым согласен, что начальника местной милиции надо выбирать. Шериф должен отчитываться перед жителями, а не перед вышестоящим начальником. И практика показала – нам больше доверяют. Мы простые люди с улицы, мы взялись за это, у нас получается.    
 
ВЫ СКАЗАЛИ: «НИКАКОЙ НАРКОМАФИИ НЕ СУЩЕСТВУЕТ». ЧТО ВЫ ИМЕЛИ В ВИДУ?
 
Е.Р.: Знаете, есть такие журналистские байки, что «всесильная наркомафия, с длинными руками». У них рук хватает только за голову себя взять, когда доходит дела. Понимаете? Нет центрального управления наркоторговли. Такого быть не может! Они все конкуренты между собой. Они везут в поездах, в самолетах, в собственных задницах, в бабах своих, в ишаках, им нет разницы, в чем и как везти. Кто во что горазд. Да, есть проблема с Таджикистаном. Действительно, многие эксперты считают, что торговля наркотиками - это основа таджикистанской экономики и политики. Этому море подтверждений. То, что ближайшее окружение Рахмонова втянуто в наркоторговлю, это медицинский факт, который не оспорить. Это действительно огромная проблема. Ну и большая часть героина заходит к нам именно с территории Таджикистана и завозится гражданами Таджикистана. То, что я сейчас говорю, это не просто мой опыт, это еще и официальный ответ на депутатский запрос. Я здесь специально сказал, что когда кто-то сюда везет, торгует здесь и убивает наших детей – это оккупант. С него спрос, как с оккупанта. Но когда местные начинают торговать наркотиками – это предатели. С них должен быть спрос, как на войне с предателей - в 10 раз строже. Наркоторговец, кто бы он ни был по национальности - цыган, таджик - разницы нет. Но все людоеды!
 
ПЕТЕРБУРГ – НАРКОТИЧЕСКАЯ СТОЛИЦА РОССИИ?
 
Е.Р.: Все, что касается синтетики – это факт. Появилось такое проведение уикенда, когда с Сибири, с Урала берут рюкзак, собирают деньги у своих сокурсников, едут в Питер, никого не зная, покупают экстази, амфетамин, и везут в свои города. Это такое проведение уикендов. И эту линию траспортники долбят, долбят и долбят. Действительно, Питер в этом плане очень коррумпированный и очень тяжелый город. И уже достаточно фактов было, когда и сотрудники милиции, сотрудники Госнаркоконтроля были втянуты в эти схемы. Это очень тревожный момент. Порт, границы – все тут.
 
Роман Романов: Перевалочный пункт.   
 
Е.Р.: Ну, да. Потому что вся синтетика, как правило, идет с Запада. И кокаин идет через порты, и синтетики с Запада. Героин – это немножко другая история.  
 
ПОЧЕМУ «ПРАВОЕ ДЕЛО»?
 
Е.Р.: Предложения были отовсюду. Представляешь, я разговариваю с Прохоровым, и мне понятно все, что он говорит. Мне понятно, что он говорит. Совершенно внятный мужик. Видно, что личная мощность присутствует. А потом, совершенно ясна его картина, что у него происходит. Он говорит: «Я вижу, что происходит в стране, и мне это не нравится. Я знаю, чем это закончится». И у меня, говорит, два пути – или выводить активы и жить в свое удовольствие за границей, или попытаться исправить что-то в своей стране. И я попытаюсь что-то исправить в своей стране. Для этого надо заходить в политику». Я понимаю, потому что я думаю точно так же. Мне есть, чем заняться в жизни, я историк, исследователь, у меня куча серьезных проектов, но я не побегу из своей страны. Чтобы дальше жить как-то, надо из своей страны бежать, получается. Собирать своих малолетних детей, пожилых родителей в охапку и бежать. Я не побегу. Это моя страна, я здесь родился и вырос. Но чтобы здесь жить, я должен что-то изменить. Вот и все. И у него та же самая позиция. И мне понятно все, что он говорит. Еще один очень важный момент для меня – эта партия, которая не будет торговать мандатами, потому что Прохоров может себе это позволить. Эта партия, которая не будет пользоваться деньгами алкогольных и табачных производителей. И потом, эта партия, которая ничем себя не запятнала, начинает с чистого листа. И хотя бы по этому уже.
 
НАРКОЛОГИ СТАВЯТ ПОД СОМНЕНИЕ ВАШИ МЕТОДЫ РЕАБИЛИТАЦИИ НАРКОЗАВИСИМЫХ. КАК ВЫ ЭТО ПРОКОММЕНТИРУЕТЕ?
 
Е.Р.: Главное, что они слезли. А теперь послушай: самое главное – наркологи. Это их профессия, они этим зарабатывают на жизнь. Я же вваливаю свои деньги. А теперь, смотри, вот мы с тобой сейчас разговариваем, и я могу показать тебе в этот момент 270 человек, которые находятся на реабилитации и не колются. 270 человек, которые в данный момент не колются! И могу показать еще человек 30 сразу же, которые на оперативной работе, старшие кто-то, водители, в Фонде работают, я могу показать 30 человек, многие из которых не колются уже 10 лет и больше. Это я могу показать. Взять и вот сейчас показать. Пусть кто-нибудь покажет больше.
 
Р.Р.: То есть наркоман может стать нормальным эффективным членом общества? 
 
Е.Р.: Конечно! Мы это и доказываем каждый день. Я говорю тебе, более четырех тысяч успешных операций против наркоторговцев руками бывших наркоманов, нормально это? Понятно, что в голове ни у кого не укладывается. Но это факт. Ну, о методике. Самая сильная методика – методика Макаренко. Никто ничего еще сильнее в природе не придумал по реабилитации наркозависимых. И, в общем, этим путем и идем.
 
ЛЕЧЕБНО-ТРУДОВЫЕ ПРОФИЛАКТОРИИ СПОСОБНЫ ПЕРЕВОСПИТАТЬ АЛКОГОЛИКА ИЛИ НАРКОМАНА, ЕСЛИ ОН САМ НЕ ХОЧЕТ?
 
Е.Р.: Они способны удержать и дать паузу. Для любого наркомана, для любого алкоголика самое главное - дать паузу. Во время этой паузы могут подключаться психологи, психиатры. Главное - дать паузу. У него самого в жизни этой паузы не получится. Все это марафон, который приведет к гибели. Самая большая задача – это пауза. Понятно, что пауза любыми способами достигается. Кого-то родители в багажнике привезли, кого-то на веревке приволокли, главное – пауза. У организма столько защитных сил, что в какой-то момент включается защитная сила организма, и человек способен хотя бы просто подумать. Вот это задача номер один. Дальше, пусть включается и работает.
 
ВЕРИТЕ, ЧТО У ВАС ПОЛУЧИТЬСЯ?   
 
Е.Р.: Пока все получается. Пока все делаешь по-честному, добрые люди помогают, все получается. Конечно, пугает объем работы. Но сейчас повезло, я благодарен «Правому делу», что такая аудитория, я хотя бы всем сказал телефон 8-953–0000-953. Если люди будут сообщать адреса торговцев наркотиков, о фактах сообщать, о наркокоррупции, мы отработаем и здесь. Мы сумеем.
 
Р.Р.: Звонок бесплатный, естественно?
 
Е.Р.: Нет, звонок платный. Это обычный сотовый телефон. Это наш сотовый телефон. Можно SMS-ки если что. Я сам на контакт выйду, выслушаю.
 
Р.Р.: Понятно. Спасибо, Евгений.
 
Е.Р.: Вам спасибо! Удачи! 
Теги: ,
Категории: ,

Обсуждение ( 1 )

Top2
13.09.2011 19:13

Очень мне нравится то, что делает Ройзман. Вопрос только, сможет ли он с Правым делом сделать Мир без наркотиков

Новые комментарии