Андрей Заостровцев: В бензиновом кризисе виновато государство

0 0

Продолжат ли расти цены на бензин? Будем покупать по 30 рублей, уверен Андрей Заостровцев, научный сотрудник Центра исследований модернизации Европейского Университета. Почему в бензиновом кризисе виновато государство и что нас ждёт в ближайшие два месяца,

Продолжат ли расти цены на бензин? Будем покупать по 30 рублей, уверен Андрей Заостровцев, научный сотрудник Центра исследований модернизации Европейского Университета. Почему в бензиновом кризисе виновато государство и что нас ждёт в ближайшие два месяца, об этом в "Точке зрения" с Андреем Заостровцевым.


 

 Роман Романов: Андрей Павлович, дождемся мы бензина по 50 рублей?

 

Андрей Заостровцев: Этого никто не знает, но исключать нельзя. Я не думаю, что по 50, но по 30 – вполне. И очень скоро, по всей видимости, дождемся. Цена на нефть рванула вверх с этого года, соответственно, рванула и цена на бензин. На Западе с января по апрель выросла цена на бензин, нефтепродукты примерно на 30 процентов. Эта цена значительно выше, чем цена у нас на внутреннем рынке. Естественно, производители тоже пошли вслед за ценой. Этот вопрос можно урегулировать за счет свободного ценообразования. Когда цена у нас будет расти и балансировать спрос и предложение. Но сейчас предпочитают административные и полуадминистративные меры. В частности, практически введен запретительный тариф на экспорт бензина.

 

Р.Р.: Я правильно понимаю, что причина бензинового дефицита – это государственное регулирование, вмешательство государства?   

 

А.З.: Конечно, ведь неоднократно на поставщиков нефти нападала, если так можно выразиться, ФАС – Федеральная антимонопольная служба. В начале года Путин сказал, что повышения цен на бензин не будет, естественно, нефтяные компании придерживались этого распоряжения, но реальность: если государство устанавливает цену ниже равновесной – это дефицит. Все мы были при социализме, мы все это помним, мы все это проходили.

 

Р.Р.: То есть по большому счету нефтяные компании придерживают бензин и просто не выводят его на рынок?    

 

А.З.: Они просто стали меньше производить потому, что это не выгодно. Они будут переключаться на другие виды продукции, цены на которые не регулируются.

 

Р.Р.: То есть я правильно понимаю, что если государство продолжит, нас в скором времени ждут привычные кому-то талоны на бензин?

 

А.З.:  Это вполне реально. Я не знаю, будут ли это талоны или просто огромные очереди у бензоколонок. Дефицит тоже может распределяться в различных формах. Но, естественно, мимо дефицита нам не пройти. У нас есть пример под боком – Лукашенко. Там сейчас тоже такие же проблемы, но более остро стоят.  

 

Р.Р.: А что скорее произойдет? Пока я вижу только два варианта: или повышение цен до 50 рублей, или талоны на бензин. Что произойдет быстрее, как вы думаете? К чему придет государство?

 

А.З.: Я не знаю. Это сложный вопрос. Потому что, с одной стороны, выборы и хочется набрать очков. Когда цены на бензин прыгнут, это не будет популярно. Потому что сейчас большинство семей имеет автомобили, или так или иначе связаны с личными автомобилями, поэтому они посредственно страдают. А, с другой стороны, и дефицит будет вызывать недовольство. Поэтому правительство сейчас между двух огней. То ли не вмешиваться и отпустить цены, тогда дефицита не будет, но будет недовольство высокими ценами. А если продолжать вмешиваться, то мы придем к дефициту, и тоже люди будут недовольны. 

 

Р.Р.: А есть ли компромисс? Компромиссное решение между первым и вторым вариантом?

 

А.З.: Оно практически использовано на 100 процентов. Мы уже говорили о повышении экспортных пошлин на бензин до запретительного уровня. Сейчас экспортировать бензин с таким пошлинами невыгодно. Промежуточное решение практически исчерпано.

 

Р.Р.: А можно ли было до этого не доводить?

 

А.З.: Ну, как говорится: не лезь со своим регулированием туда, куда не надо. Вот и все.  

 

Р.Р.: А высокие цены нас бы ожидали все равно, потому что это мировые цены на нефть?

 

А.З.: Ну, естественно, мы же связаны, экономики связаны. Ясно, что если мы экспортируем нефть, отчасти нефтепродукты, то повышение цен на мировых рынках сказывается и на наших.

 

Р.Р.: Давайте дадим прогноз: как скоро мы придем или к тому, или к другому сценарию. Два, три месяца, полгода? Сколько?

 

А.З.: Вы знаете, по срокам здесь трудно сказать. Я не могу сказать, что 1 августа начнется вдруг острый дефицит бензина. Или, наоборот, 1 августа будет отпущены цены, снижены экспортные пошлины, и мы получим скачок цен. Я думаю, если вы будете спрашивать всех членов правительства Российской Федерации, и они вам будут совершенно искренне отвечать, то все равно они не ответят на этот вопрос, по всей видимости, они даже не знают сейчас, что они будут делать.

 

Р.Р.: Ну просто потому, что это с одной стороны рынок, а с другой стороны – ситуация, поведение нефтяников мы тоже не можем предсказать.

 

А.З.: Поведение нефтяников, оно предсказуемо в ответ на действия правительства. Если правительство будет и дальше зажимать цены, они просто будут сокращать нефтеперерабатывающее предприятия, будут сокращать производство бензина, переключаться на какие-то другие виды топлива, по которым цена не регулируется. Это очень просто. Или еще есть вариант - ухудшать качество. Но это тоже до какого-то предела. Когда цена регулируется, и производители или поставщик по каким-то политическим причинам не решается отказаться от поставок, то он ухудшает качество продукции. Классика – бензин ослиной мочой разбавлять.

 

Р.Р.: Понятно. Спасибо, Андрей Павлович.

 

А.З.: Не за что.

 

Теги: ,
Категории: ,

Обсуждение ( 0 )

Новые комментарии