В Петербурге обсудили историческую проблему "Человека после катастрофы"

В Петербурге обсудили историческую проблему "Человека после катастрофы"

0 0

Международный кинофестиваль "Послание к человеку" проходил в Петербурге с 3 по 8 ноября.

На пятый день фестиваля "Послание к человеку" в киноцентре "Ленфильм" представили специальную программу "Человек после катастрофы. Рефлексия реальности в российском и немецком кино". После сдвоенного показа российского и немецкого фильмов состоялся публичный диалог на данную тему.

Картина "Состояние и территория" режиссера Уте Адамчевски получила Гран-при на фестивале в Лейпциге. Автор исследует самое начало национал-социализма — 1933 год, запечатленный в области Саксония, а также начало внедрения концепции "превентивного заключения" в концентрационные лагеря. Лента созвучна монументальному шедевру немецкого классика Томаса Хайзе "Родина — это место во времени".

В паре с фильмом Адамчевски была показана работа Елизаветы Свиловой "Освенцим". Елизавета Свилова — режиссер монтажа, супруга и муза Дзиги Вертова. Ее фильм-освобождение советскими войсками "лагеря смерти" стал одним из главных обвинительных документов на Нюрнбергском процессе.

Адамчевски работает с памятью о жертвах немецких концлагерей, показывая место, но намеренно убирая любые действия за кадр, давая прозвучать документам в несинхронном порядке, чтобы спрессовать историю последних семидесяти лет в одновременность, увидеть в настоящем прошлое и будущее. А фильм Свиловой уникальная хроника освобождения советскими войсками Освенцима дает возможность увидеть настоящее и будущее в прошлом.

Паблик-ток с участием режиссера Уте Адамчевски, редактора журнала "Revolver", режиссера Саскии Валькер и киноведа Александра Пронина прошел в формате zoom-конференции. Вот что киновед и главный редактор журнала "Кинема" Александр Пронин рассказал о фильме "Освенцим" Елизаветы Свиловой.

Мы, конечно же, знаем ее традиционно как жену Дзиги Вертова, но кроме этого, она была его настоящим соавтором. Монтаж фильма в том виде, в каком он осуществлен, это их совместные действия, творческий тандем. Не просто технический набор приемов и действий, а мысль, великолепное знание материала, интуиция. Всем этим в огромной степени обладала Елизавета Свилова.

Это человек, который владел своей творческой профессией на уровне высокого искусства, просто великолепно. И в фильме ее рука чувствуется. Эта работа связана с чужим материалом, хроника, которую она организовала и привела в вид цельного фильма с очень четким пропагандистским посылом, с определенной позицией.

Они с Вертовым провели всю войну в эвакуации - не видели той войны своими глазами, как и многие, но они видели ее в тех кадрах, которые поступали к ним в обработку по созданию выпусков. Дистанция между тем, что видели непосредственные участники, операторы, и тем, что видели монтажеры есть. Впоследствии многие из монтажеров говорили, что для них тоже был огромный шок, то, что они увидели, с чем работали. Это также чувствуется в этой картине

– отметил Пронин.

Режиссер фильма "Состояние и территория" рассказала о своей работе.

Я начала работу над фильмом в 2011 году. Изначально у меня не было кинематографического интереса, я просто хотела преследовать тему политики воспоминаний, потому что память о времени национал-социализма, то, как мы помним об этих событиях, совершено изменилась за последние годы. Меня интересовало, как именно работает механизм воспоминаний, механизм памяти на основе мемориалов и мест.

Я не была уверена существуют ли эти места, существуют ли такие мемориалы. Я очень удивилась - в тех местах, где раньше были концентрационные лагеря, ожидаешь увидеть бараки, стоящие в поле, а оказалось, что эти лагеря находились прямо посреди городов! Я совершенно не поверила в это - люди не могли не знать про существование таких лагерей.

Это мой первый полнометражный фильм. Изначально мне хотелось поразмышлять над судьбой места или здания. Я случайно оказалась в небольшом архиве, нашла там целую стопку документов, которая описывала жизнь лагеря. Затем связалась с другими архивами и после какого-то количества архивов, я решила сделать этот фильм

– отметила Уте Адамчевски.

На вопрос о выборе материалов для фильма Адамчевски ответила следующее.

Когда прочла документы, я поняла, что можно проследить, как именно развивалась, зарождалась склонность к насилию, и как это потом превратилось в машину насилия. Мне хотелось выявить закономерности или механизмы, которые проявлялись в материалах, что-то в конечном счете более-менее универсальное.

Саксония (восточная часть Германии, место действия фильма) была взята для примера. Дело в том, что в Саксонии антифашистские знаки и символы значительно заметнее. На западе очень мало таких мемориалов или их вообще нет.

В фильме видно, что мемориалы, которые раньше были посвящены памяти жертв фашизма, были во многих случаях с 90-х годов "перепосвящены" жертвам насилия и войны. В результате становится совершенно непонятно, т.е. получается антифашисткие мемориалы можно трактоваться как дань памяти солдатам немецкой армии, которые тоже погибли в войну. Восприятие этих мемориалов после "переприсвоенние", "перепосвящение" становится совершено иным. И это очень критично с немецкой стороны

– добавила режиссер.

Из зала поступил вопрос: "Почему в фильме не использовали фото- и видеоматериалы из архивов?". На это Адамчевски поведала, что не существует видео- и киноматериала из того времени, есть несколько фотографий, а она потратила очень много времени, чтобы найти хотя бы одну из них.

Я хотела сделать фильм о современности, а не исторический. Мне хотелось показалось повседневные и обыденные модели поведения, заострить внимание на том, как это происходит быстро и привычно для всех

– сообщила она.

Саския Валькер, сокуратор проекта, режиссер, редактор журнала "Revolver", отметила, что в выбранном Адамчевски методе есть выигрышный прием, потому что зритель концентрируется только на информации, которую он слышит.

В этом есть чистая вещественность, она дает совершенно другую эмоцию. Когда мы видим воссоздание или повторную инсценировку, это все-таки совершенно другое, а здесь - сухой холодный документ, по которому мы чувствуем жизнь, настоящую реальность.

Мне кажется ровно поэтому сравнение с фильмов "Освенцим" так интересен, потому что фильм Свиловой работал с реальными местами, трупами, которые там еще лежали. Для Свиловой это были реальные детали, а ты берешь, вроде бы, ту же самую реальность, те же события, но 75 лет спустя и смотришь со стороны, при этом значительно меньше инсценируя

– добавила Валькер.

Фото, текст: Дарья Ромасюк / Piter.tv 

Теги: , , ,
Категории: , , , , , , ,

Обсуждение ( 1 ) Посмотреть все

Новые комментарии