Архитектурные ошибки Петербурга: интервью с профессором Иваном Ураловым

0 0

Говорим с Иваном Григорьевичем Ураловым, бывшим (с 1994 по 2004 гг.) главным художником города и заместителем председателя Комитета по градостроительству и архитектуре Администрации Санкт-Петербурга, ныне профессором СПбГУ, о градостроительстве и архитектуре Петербурга.

Благодарим пресс-службу Санкт-Петербургского международного культурного форума за помощь в организации интервью.

Корреспондент Piter TV Глеб Ключников: За последний год Петербург потряс ряд событий: трагичный снос СКК, возможные потери советского наследия в виде станции метро "Политехническая", ее вестибюля, возможный снос здания ВНИИБ. Стандартные градозащитные запросы: сбитые неправильные фасады, разрушенная лепнина на зданиях, которая всех удручает. Есть ли в городе здания, по вашему мнению, которые незаслуженно признаны общественностью с архитектурной и эстетической точек зрения, снос которых никак не повлиял на городской пейзаж от дореволюционных до самых современных?

Фото: Здание ВНИИБ

Иван Уралов: Вопрос очень радикально поставлен, я бы сказал, что город неизбежно состоит из достижений и ошибок, есть городской баланс, то есть когда превалируют достижения: различные градостроительные, архитектурные, ансамблевые, художественные и так далее. Когда гармонична среда в целом, то и ошибки из досадных со временем врастают в ткань города или их нужно исправить. Вот хорошим примером является, скажем, имперский Петербург 18-19 веков: город ансамблей, город умышленного градостроительства, весь построенный на определённых принципах, тем не менее знает не мало ошибок.

В частности, между двумя корпусами Адмиралтейства, между двумя павильонами, на рубеже веков в основном в начале ХХ в, была возведена такая встройка из нескольких зданий. В общем, грубая, тяжеловесная, топорная, она была очень плохо оценена своими современниками, народ возмущался, и справедливо. Но со временем она соподчинилась огромным ансамблям Сенатской площади, Адмиралтейства, Дворцовой площади с Зимним и далее Эрмитажем.

Прикрытая деревьями по фронту с годами, с десятилетиями, практически вросла в среду и не воспринимается столь трагично. Другой пример, институт прикладной химии ГИПХ на Петроградской стороне, вблизи и Петропавловской крепости, и ансамбля Стрелки выглядел безобразно всегда. Это была очевидная градостроительная и смысловая ошибка - построить такое производство в самом сердце Санкт-Петербурга. Попытки заменить ГИПХ на ту или иную форму застройки уже в наше время, сейчас, вплоть до постройки судебного квартала, успеха не имели. Возобладал здравый смысл, этот участок расчищен и там будет парк. Парк - это лучшее решение, которое только может быть. Вот пример, когда одна градостроительная ошибка прошлого вросла в ткань города, а другая была изъята из ткани города, и будет заменена на несомненно лучшее решение.

А вот к сегодняшним ошибкам можно отнести, в структуре исторического города, пренебрежение к основополагающим принципам: к масштабу, к ансамблевости застройки, к видам и перспективам, и к панорамам, скажем, к панораме Невы. Все мы знаем насколько испорчена панорама Невы, и боюсь безвозвратно, зданиями, которые называются "Монблан" и "Аврора" на Выборгской стороне; на Петроградской стороне так называемые "Серебряные зеркала" - безобразная, бесформенная куча стекла и бетона, которая выросла визуально за мечетью и за Петропавловской крепостью. Вот это самые крупные ошибки, т.е. пренебрежение масштабам города, возникает второй ряд застройки, который начинает высовываться из-за первого идеального ряда "небесной линии", такой кардиограммы города. Это ошибки если говорить о старом городе, в новом городе в основном беспардонность и безалаберность застройки.

По поводу старых центральных районов можно отметить, например, на Лиговском проспекте, на Московском проспекте очень любят создавать новые жилые комплексы, которые пытаются вписать в архитектурный ансамбли, сделать их а-ля дореволюционными?

Скорее до- и послевоенными, так называем "сталинский ампир"

Что-то и есть от сталинского ампира, согласен, тем не менее вот этот новострой в Центральных районах. Можно ли его считать ошибкой или это все-таки действительно хорошее разнообразие окружающей городской среды?

Наверное, есть и то, и другое. Видите, так как я имею честь принадлежать к Всемирному клубу петербуржцев, который возглавляет Михаил Борисович Пиотровский, я член правления и руковожу экспертным советом круглого стола по эстетике городской среды. Мы издаем альманах "Белая, Красная, Черная книги", регулярно его обновляем. В этой книге содержатся и достоинства всевозможные, и тревоги – это красная книга, и, к сожалению, существуют безвозвратные потери - это черная книга.

Я скажу, что и в той, и в другой, и в третье достаточно много современных построек. Есть очень хорошие, современные, тактичные постройки, которые вросли в историческую ткань не потому, что они мимикрировались и подделались, а потому, что архитекторы отнеслись с уважением к историческому городу, создавая современную архитектуру. А бывает так, что и архитектура апеллирует явно к прошлому, к дореволюционному или, может быть, послевоенному, к неоклассицизму. Может быть, в этом не было бы ничего плохо, если бы не были нарушены такие важные обстоятельства и принципы, как масштаб.

Район Московского проспекта, те районы, к сожалению, с масштабом нового строительства очень плохо дело обстоит - здания новые стараются перекричать то, что было создано до них. Совершенно понятно, что инвесторы торгуют видами, да так же, как и в центре города.

"Вам откроется вид на перспективы Московского проспекта или на Неву, на Петроградскую сторону, и вы со своего верхнего этажа в пентахусе увидите разворачивающийся перед вами город…", и никто не говорит: "А вас-то увидят из города. Ведь вас тоже увидят". И вы будете выглядеть безобразно. Вот это серьезный вопрос.

Во время постройки Петербурга было такое золотое правило, что проспект должен быть настолько широким, что тень от зданий не достигала другой стороны проспекта. А сейчас это правило нарушается и особенно в районах Мурино или Кудрово, в районах с многоэтажками. Там действительно создается впечатление такого давящего пространства.  Допускаете ли вы, что в центральных районах города, самых богатых и защищаемых районах, когда-нибудь настанет момент, что Петербург, в его низком стиле, исчезнет, и начнут появляться высокие здания?

Понимаете, я не допускаю, я могу много чего не допускать, но приходит новое поколение, и город создают люди.

Мы не можем спрогнозировать, что произойдет с городом, если только он не будет абсолютно защищен законодательно; если только он не будет внесен целиком в список всемирного наследия ЮНЕСКО. Нам нужно чтобы соблюдалось наше отечественное законодательство. Оно должно быть непреложным, как профессор Преображенский в "Собачьем Сердце" говорил: "Дайте мне такую справку, чтобы она была справка справок, чтобы никто никогда не мог попуститься на собственность и работу".

А я говорю о Петербурге и его основополагающих принципах.

Все-таки Петербург один из немногих городов в России, который продолжает, несмотря на все утраты, на все потери, нанесенные войнами и блокадой, все равно сохраняет высочайшую степень гармонии. Легенда о европейской архитектуре, легенда о Европе вне Европы. Когда приезжают сюда европейцы, они понимают, что город вроде бы европейский, но простор российский. У них таких городов нет, с такими пространствами и ансамблями, которые располагаются как раз по сторонам этих пространств будь то реки или проспекты. Как вы верно заметили, и, конечно, соотношение ширины к высоте и в свое время сближавшийся принцип - не строить выше уровня отметки Зимнего дворца.

Петербург всегда таким образом был гармоничным городом, ведь если мы пройдемся по его улицам, то увидим, что очень много рядовых зданий, никаких, простенькие фасады, немного лепнины, иногда, она даже раздражает неидеальным вкусом и так далее. И казалось бы, можно это убрать. Нельзя. Нельзя, потому что рядовая застройка является серьезным связующим звеном ансамблей, которые расположены диффузно по всему городу.

Город весь состоит из ансамблей и соединяющей его рядовой застройки, скромной. Но в этом есть красота, она не отвлекает глаз от созерцания ансамблей и при этом всегда соподчинена основным градостроительным принципам, в частности ансамблевым. В этом достоинство нашего города, он очень умеренный, очень умышленный, очень разумный и в нем соединена роскошь имперская и скромность. Та пошлость, в которой мы живём, когда даже своими названиями громадных бессмысленных, с точки зрения вкуса архитектуры, масштаба, комплексов называем как-нибудь "Князь Голицын" или "Князь Александр Невский" и "Суворов" и еще… Все пытаемся показать свою собственную причастность к великим именам, а великие имена зачастую таким образом оскорбляем.

Прикоснуться к имперскому наследию это тема интересная, но к нам относится опосредованно. Мы сейчас говорили о дореволюционной архитектуре, о дореволюционном городе, потому что центральные районы во многом возведены именно до 1917 года, а после в архитектуре произошел сильный передел. Это авангард, это советский модернизм, который уже после пошел, и вот сейчас, наверное, 31 января, когда упал СКК, как будто бы ознаменовал, что в городе грядут большие архитектурные перемены. И за этим последовали события, которые так или иначе этот архитектурный советский модерн хотели уничтожить с карты города. Как вы считаете насколько важно сохранять советское архитектурное наследие? Тот же ДК Невский, который стоит на Неве заброшенный никому ненужный, и в марте или апреле этого года поднимался вопрос о его возрождении, и люди во многом были готовы возродить ДК, не снести как что-то ненужное, а именно возродить, оставить это здание. На сколько важно сохранять это наследие?

Фото: ДК Невский

Для начала нужно с уважением относиться не только к своим пращурам, прадедам, но и к родителям. Если мы с уважением относимся к далекому прошлому, но не ценим, не уважаем своих родителей - мы плохие дети и в общем-то плохие внуки.

Советская архитектурная школа обладает несомненными достоинствами: ее создавали и формировали в 30-е, 40-е, 50-е и 80-е годы в многом архитекторы, которые застали ту давнюю русскую или раннюю советскую школу архитектуры. Связь там была с большим профессиональным умением изображать, рисовать не под линейку и не с помощью гаджета, а рукой. В связи с этим, эти люди прекрасно знали мировое наследие и прекрасно знали петербургское наследие. Многие здания, которые создавались и в эпоху конструктивизма, и в эпосу неоклассицизма, который мы называем сталинский ампир, и в последующие эпохи 70-е, 60-е годов, я не говорю о массовой застройки 5-ти и 9-ти этажными домами, я говор. о тех своеобразных, оригинальных зданиях, которые мы знаем и которые всегда составляли не то чтобы славу, но они всегда были признаны. И современниками и, между прочим, очень многие здания получали в своем время государственные премии, были отмечены на профессиональных конкурсах.

И вдруг пришло новое время, которое сказало: "Нет, это все ничего не значит, мы не будем поддерживать конструктивные основы СКК, мы построим новое здание". Я уверен, что СКК, здание которое признано в мире, это один из лучших примеров, в мире признан, не у нас, конструктивного решения большого, спортивного, большепролетного сооружения. Уже это заставляло бы его сберечь, а уже если и не сберечь, то про крайней мере построить точную (копию) по этой схеме, воссоздать.

Фото: Разрушенный СКК

Бывает, что некоторые здания исторически не доживают свой век, но этого не свершилось и не свершиться. Снесли великолепное здание: очень скромное, минималистически решенное, очень элегантное и очень точное по масштабу - здание речного вокзала на проспекте Обуховской обороны. Между прочим, ее автор изумительный архитектор и академик, многие-многие годы руководивший союзом архитекторов Санкт-Петербурга, Владимир Васильевич Попов, только что ушедший из жизни, буквально два дня, как мы с ним попрощались, а это здание снесено. Готовится покушение на аэропорт изумительного архитектора Александра Жука. Что это такое? Это наши учителя, родители, это поколение блестящих мастеров. Мы не помним родства и говорим: "Нет, надо убрать". А для чего? А для того чтобы на месте речного вокзала построить грандиозный, немасштабный и удивительно некрасивый архитектурно сундук.

Блестящее рисование эпохи сталинского ампира дает нам прямые отссылы к классицизму. Это всегда масштабно, это всегда очень по-петербуржски, очень красивые здания. Так, нет, на Лесном проспекте уничтожается один комплекс, сейчас готовится к уничтожению на Втором Муринском подобный, очень серьёзный комплекс.

Несомненно, нам нужен новый закон. Закон Петербурга о сохранении таких уникальных зданий, по крайней мере уникальных зданий советской архитектурой школы годы с 40-х или 30-х по 80-х годов.

Всемирный клуб петербуржцев собирается в ближайшее время с помощью Михаила Борисовича Пиотровского, почётного гражданина Санкт-Петербурга, выйти с законодательной инициативой в заксобрании. Мы ее подготовим, и я надеюсь, что может быть возобладает здравый смысл, нельзя так разрушать все. Вы знаете, один из главных архитекторов города, я застал их несколько на посту главного художника, один из них говорил следующее, это мой товарищ, но я с ним категорически не согласен: "Знаешь, мы живем по принципу лягушачий лапки: ток подвели – дернулась, ток не подвели, лапка не дернулась". И вот здесь мне кажется, что градостроительство в Петербурге не может существовать по такому принципу, этот город должен иметь особый принцип застройки, особый принцип отношения к судьбе.

Не только путём выделения свободной лакуны, предоставление места для инвестора, который обладает деньгами и заявил об этом или даже поучаствовал в конкурсе, а может лучше некоторые места отложить на будущее, чтобы мы все не изуродовали, не все перепахали сегодня. Оставили хоть часть для здравого смысла, и я надеюсь на будущие поколения. Этим хорошим примеров является Петроградской сторона, на Крестовском острове, даже на Каменном острове, чего только не понастроили. Одно здание с грифонами по углам, с таким пафосным названием "Венеция". В таком здании стыдно жить должно быть! Такое здание стыдно строить в Петербурге, но, нет, оно стоит так же, как "Regent Hall" на Владимирской площади. Чудовище! Одно из самых плохих зданий, а может быть, самое плохое здание, которое я знаю за последние десятилетие.

"Серебряные зеркала", "Монблан", "Венеция", а "Банк Санкт-Петербург" на правом берегу Невы, который прозвали "электрочайником" и "сапогом", такой черный. Самое смешное, что это здание возможно в новом районе где-нибудь недалеко от башни Газпрома, "Лахта центра", может быть, она и смотрелась как современное здание хорошо, но в ряду застройки иной оно выглядит таким чудовищным господином, который с двумя охранниками вторгается в застройку города и смотрим прямо на лавру.

Иван Григорьевич, оступились от темы советского наследия, тем не менее возвращаемся к советскому наследию и законопроекту о защите этих зданий. Какие критерии, как оценивать уникальность советского здания? Историей? Каким-то уникальным архитектурным решением, местоположением? Какую-то конкретику можете внести?

Я думаю, что можно было бы создать специальный метод, его разработать. Во-первых, соответствие или несоответствие с гармонией или дисгармонией среды, в которое оно вписано; его признание в прошлом, в любом виде, официальное государственное признание, т.е награждение теми или иными премиями или выигранными конкурсами; имя архитектора, которое, как правило, известный и является входящим в список золотых имен своего времени. Мы же можем фактически вычеркнуть из истории нашего города, из истории России целый пласт имен и целую школу архитектурную. Безумие, казалось бы! Далее функциональное приспособление: новая функция здания, если старая функция уже ушла из него или, может быть, даже вводить это здание в виде такого обременения сервитут для застройщика с обязательностью, целеполаганием сохранения основных пространственных конструктивных черт этого здания и его фасада.

К примеру, здание на Московском проспекте, в его печальной стадии исторического проспекта, на углу Обводного канала, Фрунзенский универмаг. Великолепное здание, но оно имеет иную функцию, никто его не сносил, просто изменили функцию, очевидно изменили внутреннее содержание, кроме основных композиционных решений. Живет себе это здание прекрасно, вот ранее сталинское здание, а на берегу ином вырос квартал, где была историческая застройка, молокозавод был, по-моему, там возникла гигантская, ужасная абсолютно застройка. Нужно за всем следить в каждом случае индивидуально, но не принимать решение, пока не будет проведена экспертиза, согласно разработанным методам, чтобы это было, во-первых, обсуждено общественностью, обсуждено профессиональной общественностью, и после этого город бы принял решение. Потому что город зачастую принимает решение, исходя из сиюминутная выгоды. Е

сть инвесторы, есть участок, есть здание, перешедшее в частные руки, кстати, вот это тоже очень важный вопрос, насчет формы собственности. Если здание находится в частных руках, по закону, мы не может ничего предпринять. Этот метод нехороший, потому что этими разговорами относительно того, что здание в собственности, того, что до градостроительного совета дошло, все нормативные документы оно получило, все разрешения получило. "Что вы, ребята, хотите? Все документы в порядке, юридически мы чисты". Должен быть какой-то последний рубеж, который непреодолим.

То есть общественность и история должны быть противовесом бюрократии, юридической стороны вопроса?

Общественность должна быть и может быть противовесом, но с одни условием, она не должна выступать как некая общественность, градозащитник, которые будут противопоставлять себя, даже иногда архитекторам. Нам нужна общественная платформа. Несколько лет назад я был участником конференции: некоторое количество людей объединились, чтобы создать общественную платформу согласия, и профессионалов, и горожан, и градозашитников, и администрация города в дни проведения серьёзных слушаний, обсуждений, полемики, а не стояния у здания с транспарантами. Необходимо место, площадка и закон, которой без прохождения фильтра не позволял бы так запросто что-то делать в Петербурге, мне кажется, это очень важно.

Я вызвался с одним предложением: создать такую площадку и создать музей истории архитектуры строительства Петербурга, Ленинграда, Петрограда вкупе. В здании, которое удалось отстоять - в здании Конюшенного ведомства, которое передали в музей истории города. Мне кажется, что музей истории города мог бы получить подходящий филиал, где не только была бы выставка, а чтобы там находилась площадка для дискуссий, площадка для выставок и демонстраций, и защит студенческих дипломных работ ведущих вузов Петербурга, будь то Академия художеств, ГАСУ или университет. Мне кажется, нам не хватает объединительной площадки, где строиться уважительное отношение к городу и горожанам.

Да, не хватает адекватных инструментов взращивания культуры градозащтной... Весь Кировский район или район послевоенный, улица Ольги Бергольц или у станции метро Волковская, там очень много зданий, построенных пленными немцами после войны, двухэтажных. Эти районы можно считать причастными к советскому наследию или это штучные здания, постройки?

Мне кажется, послевоенная малоэтажная застройка сегодня воспринимается удивительно трогательно, удивительно красиво, масштабно, это такие микрорайоны, есть в районе Приморского проспекта и на Энгельса, разных местах города. Не могу сказать, что горожанами это очень ценится, они стремительно выкупают эти квартиры и даже пытаются… я знаю человека, который выкупил себе весь домик, сделал себе особняк фактически, такие маленькие квартиры, но он выкупил четыре и у него получился свой дом, окруженный зеленью. И это фантастическое качество. Конечно, это нужно ценить, нужно ввести в перечень наследия советского периода, советской архитектурной школы, несомненно. Малое не хуже, чем большое.

Не нужно только большое сохранять.

Эти районы удивительно ценны - они придают особое разнообразие городу, потому что если взять весь Кировский район, он тоже разнообразен. Там есть, например, Комсомольская площадь - блестящее градостроительное решение или проспект Стачек там тоже каменки. Нет, вправо, влево от этих мест бывают очень неинтересные, рядовые постройки. Время их придет, это время массовой застройки блочного или кирпичного строительства, чаще пятиэтажного, они могу когда-то реконструироваться, я думаю, даже не стоит на их месте выращивать многоэтажные здания, нужно просто ставить на ремонт, улучшать фасады, может, будет меньше квартир, можно их обеднить.

У нас принято считать сейчас историческим архитектурным центром города центральные районы и острова. Можно ли сейчас сказать, что историческими районами города уже считаются, и Кировские район, и кусок Невского района, и Московский район, в том числе Фрунзенский, то есть центр города все-таки со временем расширяется?

Думаю, что необходимо так считать. В некоторых странах, например, в Италии, все, что построено на сегодняшний момент, завершено строительство, считается ценным, это история, это часть истории. Есть очень интересные постройки в районе Кондратьевского проспекта, целые комплексы 30-х годов, которые можно было бы приспособить, не сносить, а приспособить под молодежное жилье, под коммуны молодёжные. Вообще, нам не хватает временного, сдаваемого в наем жилья, необязательно в собственность, чтобы человек мог переезжать из одного места в другое, приобретая какой-то статус. Мне кажется, это очень важно, государство и администрация Петербурга неизбежно должны прийти к мысли, что снова необходимо целое направление государственного жилья в найм, как раньше это было. Все хотим иметь всё в собственности. Почему? Это не всегда удобно.

Я так понимаю, что довольно распространённая европейская практика: сдача государственного жилья в найм, и, честно, где-то в строительных кругах слышал о подобных идеях, инициативах, которые сейчас хотят, пытаются реализовать. Другой вопрос, что это все больше касается новостроек, а не старых зданий.

Старые здания тоже можно, вот уходят некоторые здания, которые, скажем, не выгодны для инвестора, их даже иногда не берут, потому здание старое, а его нужно сохранять. Такого рода здание можно оставлять в казне города, приводить в порядок, сдавать в найм в историческом городе, прекрасно. Молодежь бы жила, ездила бы вместо общежитий, получала бы возможность создавать в семьи, ездить в свои вузы из центра города, а не из Петергофа в Петергоф.

Не для никого не секрет, что сдаваемое жилье у нас делается "в черную", не контролируется государством, и тем не менее многие люди снимают жилье в центре города, я видел, прекрасный вариант в Толстовском доме на Рубинштейна, прекрасные квартиры для студентов за небольшие деньги. Молодые тянутся к центру, к Кировскому району. Петербург в этом плане похож на уникальное архитектурное чудо нашей страны.

ТАКЖЕ ПО ТЕМЕ: В ноябре специальный дискуссионный проект Санкт-Петербургского международного культурного форума Открытый лекторий "Культура 2.0" провел онлайн-дискуссию "Дизайн-код и визуальная целостность города", видеозапись которой можно посмотреть на сайте culturalforum.ru и в группе Форума во ВКонтакте. А 26 ноября в 18:00 состоится следующая онлайн-дискуссия Открытого лектория - "Блокчейн в искусстве: вдохновение технологиями". Смотрите на сайте Форума и в соцсетях. 

Видео, фото: Piter.TV

Теги: , , , ,
Категории: , , ,

Обсуждение ( 1 ) Посмотреть все

Аноним
18 ноября 11:18

Большое спасибо. Часто складывается впечатление, что современные градостроители ненавидят наш город.

Новые комментарии